14 Июня 2013

Жизнь за стеклом

О первом туре Мемориала Таля рассказывает международный мастер Владимир Барский

Основная, классическая часть турнира стартовала, и гроссмейстеры переехали за стекло: они играют теперь в изолированной от публики небольшой комнате, где кроме них находятся только судьи и видеооператоры. Фотографы получают доступ на 10 минут в начале тура, а простые зрители могут наблюдать за игроками с дальней дистанции, из коридора. Основным местом действия стал большой конференц-зал, в котором проходил накануне блиц-турнир. Теперь здесь расставлены стулья для зрителей, а на сцене сидят комментаторы, готовые в любой момент ответить на самый каверзный вопрос.

В первый день для публики работали гроссмейстеры Петр Свидлер и Александр Грищук вместе с главным редактором «64» Марком Глуховским, а самый каверзный вопрос задал в конце вечера любитель шахмат из воронежской области: «Я приехал на турнир за 700 километров, как мне сфотографироваться с Крамником?» Увы, в этот момент позиция экс-чемпиона была уже совсем безрадостной, и Марк посоветовал любителю прийти на «Красный Октябрь» еще раз, поскольку после партии Крамник вряд ли придет в зрительный зал. Как в воду глядел!

Жизнь за стеклом

Чемпион на фоне чемпиона

Стена кирпичная, часы голландские...

Магнус Карлсен, как обычно, пришел на игру с пакетиком

Владимир Крамник уже ждал его на рабочем месте

Первое российское дерби: Дмитрий Андрейкин против Александра Морозевича

В зрительном зале народу было поменьше, чем на блице, но всё равно изрядно. А в выходные наверняка еще подтянутся...

Петр Свидлер, Александр Грищук и Марк Глуховский

Детский уголок

Александра Костенюк на сей раз в роли зрителя

По условиям контракта, все участники (кроме проигравших) обязаны после игры приходить к публике. Первыми выпало выступать чемпиону мира-2013 по рапиду и победителю блицтурнира жеребьевки. Партия получилась короткой и яркой, можно сказать – в стиле Таля (хотя «в стиле Алехина» тоже бы подошло, а вспомни мы Михал Иваныча Чигорина, и он бы вряд ли обиделся).

Вспоминается детский стишок: "Я Сережкины отметки узнаю без дневника..."


Х. Накамура – Ш. Мамедьяров

Защита Рагозина

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nf3 d5 4.Nc3 Bb4 5.Qa4+ Nc6 6.e3 0-0 7.Bd2 dxc4 8.Bxc4 a6 9.0-0 Bd6 10.Rad1 e5 11.dxe5

В подобных позициях этот размен бывает удачным лишь в том случае, если белым после этого удается в обозримом будущем разменять несколько легких фигур (чтобы не попасть под атаку) и надвинуть пешки «е» и «f». Но здесь не та ситуация. Предпочтительнее поэтому 11.d5, например: 11…Ne7 12.e4 h6 13.Be2 Ng6 14.Ne1 Nf4 15.Bxf4 exf4 16.Nd3 Nd7 17.Nb1 Re8 с обоюдными шансами, Gagunashvili – Serper, Las Vegas 2007.

После хода в партии позиция остается объективно примерно равной, однако играть ее черными легче.

11...Nxe5 12.Be2 Qe7 13.Ng5 Bf5 14.e4 Bd7 15.Qc2 h6 16.Nf3 Rfe8 17.Rfe1 Rad8 18.g3?!

Серьезная неточность, провоцирующая черных начать атаку с жертвами. Шахрияр от подобных предложений обычно не отказывается!

Следовало взять под контроль поле g4 – 18.h3. Далее возможно 18…Nxf3+ 19.Bxf3 b6, подготавливая перевод белопольного слона на большую диагональ. Легкая инициатива на стороне черных, но не более того.

18...Neg4 19.h3?

Видимо, решающая ошибка. По мнению «Гудини», белые обязаны были сыграть здесь 19.Nh4, хотя после 19…Bc5 20.Bxg4 Nxg4 21.Re2 Bc6 у Накамуры была бы крайне неприятная позиция.

19...Nxf2!

Мамедьяров пожертвовал коня без особых колебаний. Свое решение он объяснил на пресс-конференции очень просто: мол, черные получат за коня минимум три пешки, а положение белого короля при всех фигурах на доске становится очень опасным.

20.Kxf2 Bxh3 21.Kg1?

Складывается впечатление, что Накамура потерял интерес к этой партии и далее идет по линии наименьшего сопротивления. Впрочем, удовлетворительной защиты уже не видно. Так, на 21.Nd4 последовало бы 21…Bc5 22.Be3 Qe5 23.Rh1 Ng4+ 24.Bxg4 Bxg4, и белым приходится, как минимум, отдавать еще и качество.

21...Bxg3 22.Bf1 Bxe1 23.Rxe1 Bg4 24.Bg2 Bxf3 25.Bxf3 Qd6!

«Зигзаг удачи»: нападая на слона d2, черные выигрывают темп для переброски ферзя на g3.

26.Re2 Qg3+ 27.Bg2 Ng4 28.Nd1 Re6 29.Ne3 Rc6 30.Qb1 Qh2+ 31.Kf1 Qf4+

Белые сдались. Но надо отдать должное Накамуре: он единственный из проигравших пришел на пресс-конференцию, рассказал о партии, ответил на вопросы.

Хикару был не очень доволен своей игрой в этой партии...

Комментаторы на время превратились в слушателей

Внимательный зритель в первом ряду - гроссмейстер Макс Длуги, принимавший активное участие в обсуждении партий

Перед болельщиками выступают Борис Гельфанд и Сергей Карякин

Борис Гельфанд и Сергей Карякин вели теоретическую дискуссию в одном из актуальных разветвлений Каталонского начала. По словам Бориса, борьба здесь обычно развивается по одному из двух сценариев: либо белые добиваются серьезного перевеса, либо черные полностью уравнивают шансы. Карякин защищался очень аккуратно и точно: своевременно провел освобождающий подрыв е6-е5, а затем нашел тонкий маневр Be5-g7, препятствующий переводу неприятельского коня через е3 на d5 (на 29.Ne3 последовало бы 29…Bh6 с разменом легких фигур). Вскоре белым все-таки пришлось согласиться на этот размен, поскольку другого активного плана у них не было, и в ладейном окончании партия закончилась вничью повторением ходов.

Ставангер брал, Киев брал...

Гельфанда заинтересовали позиции в оставшихся партиях

На удивление пассивно, можно даже сказать – робко играл белыми чемпион мира Виши Ананд против Фабиано Каруаны. В испанской партии черные пожертвовали пешку, получив взамен преимущество двух слонов и давление на пешку d3.

Марк Глуховский настраивает компьютер для Фабиано Каруаны


В. Ананд – Ф. Каруана

20...g5!

Важный ход, благодаря которому черные создают угрозу прямой атаки на королевском фланге. Допускать g5-g4 Ананд не хочет (хотя «Гудини», конечно, ничего не боится и предлагает 21.d4!? g4 22.hxg4 Qxg4 23.Qd3), но теперь инициатива полностью переходит на сторону черных.

21.Nh2 Rd8 22.d4 exd4 23.cxd4 Bb4 24.Re2

Свидлер и Грищук считали здесь сильнейшим 24.Ng4!? и изучали различные увлекательные варианты после 24…Qxd4 25.Qxc7. По словам Каруаны, эти осложнения его не привлекали, и он собирался сыграть просто 24...Nd5, стабилизируя позицию. У черных здесь была бы достаточная компенсация за пешку.

24...Qxd4 25.Ndf1?!

Еще один удивительно робкий ход. Необходимо было забрать пешку – 25.Qxc7, и после 25…Qd5 26.Nhf3 Na8!? 27.Qc2 ничего решающего за черных не видно. Каруана собирался поддерживать напряжение ходом 25...Ba8!?, но тогда можно пойти хотя бы 26.Ndf1, после чего борьба только начинается.

25...Qc5

Практичное решение – черные почти вынуждают соперника менять ферзей, после чего у них будет явный перевес в окончании. «Гудини» ратует за 25...Qd5, но после 26.Ne3 Qd6 27.Nhf1 начинается совсем уж нечеловеческая игра: 27…Ba6!? 28.Nf5 Qd7 29.Bxg5 Nd5!? и т.д.

26.Qxc5 Bxc5 27.Rc2

Не меняло оценку 27.Be3 Bd6. Черные спокойно усиливают позицию, игра тут идет на два результата.

27...Bd6 28.Ng4 Kg7 29.Bd2 Kg6 30.Nge3 f5 31.Nc4 Nxc4 32.Rxc4 Ra8 33.Rc1 f4 34.Bc3 h5 35.Nd2 Bd5 36.f3 Bc5+ 37.Kf1

Каруана назвал этот ход ошибкой и предложил взамен 37.Kh1, так как после 37...g4 38.hxg4 hxg4 39.fxg4 у черных нет шаха с h8. Хотя даже здесь после, например, 39…с6!? белым не позавидуешь, ведь любой шах по линии «h» станет последним. Но еще сильнее, судя по всему, 37…Re8!?, подготавливая вторжение по линии «е»: трудно поверить, что белые с отрезанным королем сумеют тут устоять. Складывается впечатление, что позиция белых уже незащитима, решающую ошибку они допустили на 25-м ходу.

37...Be3 38.Ke2 Bc4+ 39.Ke1

На 39.Kd1 Каруана намечал 39...Bf1!, начиная уничтожение белых пешек королевского фланга (не проходит 40.Nxf1 ввиду 40…Bxc1 41.Kxc1 Ra1+). Очень сильно и 39…Bd3! 40.Ke1 Ra2 41.Rd1 Bc2 42.Rc1 Ba4 – белые тут практически запатованы.

39...Re8


40.Kd1

По словам итальянского гроссмейстера, он не видел выигрыша после 40.Be5!? Bb5 41.Bxc7, например: 41…Bb6+ 42.Ne4 Rc8 43.Nd6 (еще лучше 43.Bxf4!). Но после прохождения контроля он наверняка нашел бы путь к победе: 41...Re7!, и если 42.Bd6, то 42…Bxd2+ 43.Kxd2 Rd7.

40...Bxd2!

Теперь всё кончено. Брать слоном нельзя из-за шаха с b3, а при продолжении в партии белые остаются без королевского фланга.

41.Kxd2 Re2+ 42.Kd1 Rxg2 43.Bd4 Be2+ 44.Ke1 Bxf3 45.Rxc7 Re2+ 46.Kf1 Rh2 47.Rg7+ Kf5 Белые сдались.

Александр Морозевич удивил Дмитрия Андрейкина вариантом дракона, который ранее применял, кажется, только в блицпартиях. Действующий чемпион России избрал в ответ солидное продолжение, которое позволило ему добиться небольшого «плюса» (хотя Морозевич считал, что позиция объективно равна, просто белыми проще играть). Тем не менее, определенные проблемы перед соперником Дмитрий сумел поставить, и для достижения ничьей московскому гроссмейстеру пришлось приложить усилия. Александр пожертвовал пешку, чтобы активизировать короля и ладьи, вызвал массовые размены и добрался до ничейной гавани.

А центральным поединком тура, безусловно, стала дуэль Магнуса Карлсена и Владимира Крамника. Накануне Крамник, финишировавший в блицтурнире третьим, добровольно выбрал номер во второй половине таблицы, и ему предстояло на старте играть черными с лидером мирового рейтинг-листа. Карлсен немедленно ушел в сторону от главных теоретических продолжений, избрав дебют Тромповского. Норвежский гроссмейстер позднее объяснил свое решение тем, что не надеялся добиться дебютного перевеса против Крамника, а просто хотел выйти на длительную борьбу. Что ж, этого ему вполне удалось добиться.


М. Карлсен – В. Крамник

Видно, что соперники творчески подошли к разыгрыванию дебюта. Теперь в случае 21...Rxd4 22.Rcd1 Rxd1 23.Qxd1 у белых более чем достаточная компенсация за пешку, поскольку в лагере черных много слабостей. Крамнику удалось найти в этой позиции любопытный тактический ресурс.

21...Bb7 22.Nc5 Qxc2 23.Rxc2 Bc6 24.a5 Rxd4!

На экране видеотрансляции было хорошо видно, что Магнус в этот момент заскучал. Комментаторы предположили, что он попросту зевнул этот трюк; норвежец позднее подтвердил, что так оно и было.

25.axb6 axb6

«Соль» замысла черных заключалась в таком вот симпатичном варианте: 26.Nb3 cxb3 27.Rxc6 b2 28.Rb1 Ra1 29.Rxb2 Rdd1 с ничьей. А в случае 26.Nd3? Be4 (26...Ba4!?) 27.Nb4 Bxc2 28.Nxc2 Rd2 белые вообще рискуют проиграть.

Надо отдать должное Карлсену: несмотря на зевок, он сумел собраться и поставить перед экс-чемпионом мира новые практические проблемы.

26.Nxe6 fxe6 27.Bxc4 Bd7 28.h3 Kf7 29.Bb3 Ke7 30.Rce2 Rd6 31.Re4

У белых один пешечный островок против трех, проходная b6 надежно заблокирована, и черные скованы защитой пешки е6. Позиция Крамника довольно неприятна, но всё же на доске осталось так мало материала, что ничья представляется наиболее вероятным результатом.

31…Ra3 32.R1e3 h5 33.Rh4 Be8 34.Kh2 Bg6 35.Rb4 Kf6 36.Kg3 e5 37.Kh4


37...Rd4+!?

Наверное, это самый четкий путь к ничьей: Владимир жертвует пешку, но получает сильную проходную на d3, которая должна обеспечить ему достаточные контршансы. Опасности, подстерегавшие черных в случае пассивной обороны, Магнус продемонстрировал вариантом 37...Ra5 38.g4 hxg4 39.hxg4 e4 40.f4 exf3 41.Rf4+ Kg7 42.Re7+ Kh6 43.Rf8 «с матом». Правда, железный друг уверяет, что после 43…Bd3 мата нет, но идти сюда действительно страшно: одно неловкое движение – и мат-таки будет!

38.Rxd4 exd4 39.Re6+ Kg7 40.Rxb6 d3 41.Bd1 Ra2 42.Kg3

42...h4+?

Крамник уверенно вел непростую оборону, однако здесь у него случился какой-то «системный сбой»: скорее всего, он неправильно оценил возникающее слоновое окончание. По крайней мере, такое предположение высказал Свидлер: мол, Крамнику показалось, что он знает оценку этого положения как ничейного, но на самом деле это была ошибка памяти.

В случае логичного 42...Ra1 43.Bf3 Ra4 шансы черных на ничью выше, чем белых на победу.

43.Kxh4 Rxf2 44.Kg3 Rf6?

Этот ход экс-чемпион сделал уверенно и быстро, тем самым подтверждая высказанную выше гипотезу.

Магнус Карлсен показал, какую ловушку могли поставить черные: 44...Rf1 45.Bf3 d2 46.Rd6 Be4! 47.Rxd2 (или 47.Bg4 Rg1 48.Rxd2 Rxg2+) 47...Bxf3 48.gxf3, получая теоретически ничейное окончание. Поэтому вместо 45.Bf5 он намечал 45.Bg4, и белые постепенно должны победить.

Упорнее всего, видимо, 44...Ra2 45.Bf3 Ra4, и белые должны преодолеть еще немалые технические трудности.

45.Rxf6 Kxf6

Семифигурная база «Ломоносов» обещает белым мат в 40 ходов… Белые постепенно забирают пешку d3, оттесняют неприятельского короля и надвигают свои пешки, не позволяя сопернику отдать слона за пешку «g». В дальнейшем Крамник поставил еще несколько ловушек, но Карлсен их аккуратно обошел.

46.Kf4 d2 47.Ke3 Ke5 48.g3 Bf5 49.h4 Be6 50.Kxd2 Ke4 51.Ke2 Bg4+ 52.Ke1 Be6 53.Kf2 Ke5 54.Ke3 Bd7 55.Bc2 Bg4 56.Bg6 Bd7 57.h5 Kf6 58.Kf4 Be6 59.Be4 Kg7 60.Kg5 Bd7 61.h6+ Kh8 62.Kf4 Be6 63.Bf5 Bf7 64.g4 Bh5 65.g5 Kg8 66.Be6+ Kh7 67.Kf5 Bg6+ 68.Kf6 Kh8 69.Bd7 Bh5 70.Bc6 Kh7 71.Bd5 Bg6 72.Bg8+ Черные сдались.

Закончим обзор этого яркого тура словами Петра Свидлера, произнесенными в прямом эфире: «Как бы цинично это ни прозвучало, для турнирной интриги не так уж плохо, что Крамник проиграл: он не переносит минуса!» Что ж, нацеленный на полнокровную, бескомпромиссную борьбу Владимир Крамник – это всегда здорово, да и многие другие участники Мемориала Таля вряд ли уступят ему в боевитости. Так что впереди нас ждет немало интересного!