Федерация
Шахмат
России
Скачать шахматы бесплатно
10 Июня 2012

Зачем Володька сыграл слон g2?

О втором туре Мемориала Таля рассказывает Владимир Барский

В субботу 9 июня Москва уже к обеду выстроилась в огромные пробки. Впереди маячили трехдневные праздники, и жители столицы спешно (точнее, неспешно, ох как неспешно…) покидали любимый город. Зато путь в противоположном направлении, от окраин к центру, был абсолютно свободен.

Еще свежи в памяти аншлаги матча на первенство мира в Третьяковке, поэтому пустота зрительного зала в Доме Пашкова поначалу удивляет. Неужели всего за неделю москвичи разлюбили «древнюю и мудрую»? Вряд ли, просто всё сошлось одно к одному: и большие выходные, и чемпионат Европы по футболу. Уверен: к заключительным турам народ подтянется, поскольку турнир протекает пока что очень ярко.

Люк Макшейн вбегает в створ ворот

Начинается второй тур

Свободные места в зрительном зале пока что есть

Беседуют Юрий Дохоян и Владимир Чучелов, перед ними - отец Магнуса Карлсена

Магнус же тем временем отбивается от Морозевича

Во второй день случилась одна короткая ничья: часа за полтора «отстрелялись» Евгений Томашевский и Левон Аронян. Соперники встречались за доской впервые (если не считать блицпартии на открытии) и проявили друг к другу большое почтение. Спокойное каталонское начало, микро-усиление белых по сравнению с партией Кузубов – Бологан из недавнего чемпионата Европы в Пловдиве, четкая реакция черных – и ничья троекратным повторением на 25-м ходу. Всё корректно, всё по правилам – даже суровые пловдивские судьи не придрались бы, не говоря уже о милейших Анджее Филиповиче и Анатолии Быховском.

На последовавшей затем пресс-конференции гроссмейстеры признались, что один потратил на подготовку к партии 5 часов (Томашевский), другой 4 (Аронян). Девять человеко-часов при подготовке и полуторачасовая бескровная ничья за доской – такая вот арифметика современных шахмат. Еще Евгений добавил, что при подготовке к турниру в целом он просмотрел все партии Левона, которые доступны в открытых источниках.

Евгений Томашевский:

– У Левона широкий дебютный репертуар, подготовка была достаточно напряженной. Я предполагал подобное развитие событий, но не возражал против такого сценария по той простой причине, что вчера у меня выдалась обескураживающая партия, где в цейтноте я играл плохо. И со стратегической точки зрения мне было важно сыграть спокойную, ровную, качественную партию без ошибок и зевков. Вчера у меня этого не получилось. Турнир длинный, игры впереди будет еще много. Надеюсь, эта партия окажется, может быть, самой неинтересной в турнире.

Хотя, как правильно заметил Левон, за кажущейся безобидностью позиции таятся некоторые опасности. Если бы черные не проявили аккуратности на выходе из дебюта, не знали детально эту позицию, то у них могли возникнуть затруднения, и тогда, возможно, завязалась бы борьба. А так конечная позиция выглядит совершенно пустой, и там трудно что-то «намыть».

– Что вы могли бы рассказать о своем опыте работы в качестве секунданта Гельфанда?

– Да, я в течение месяца находился на матче. Для меня это огромный опыт, мне было очень приятно находиться в бригаде Бориса. Борис – выдающаяся личность, замечательный шахматист, и было крайне досадно, что ему не удалось стать чемпионом мира. Я считаю, что всей своей шахматной карьерой он заслуживал звание, но в конце фортуна от него отвернулась. Было очень обидно.

Конечно, я немножко устал, но психологически, эмоционально и чисто по-шахматному для меня это колоссальный, неоценимый опыт.

Максим Длуги и Левон Аронян

Тур в разгаре, Александр Грищук ненадолго поднялся из-за столика

Владимир Крамник углубился в позицию. За его партией наблюдает Фабиано Каруана

Ту же позицию изучали в пресс-центре Максим Длуги, Марина Макарычева, Евгений Томашевский и Евгений Романов

Экс-чемпион мира Владимир Крамник накануне уже вспоминал Казань, когда говорил о том, что последний раз играл блиц на тай-брейке претендентского матча с Грищуком. Вспоминал Казань и Александр, рассказывая, как подшучивали над ним в комнате отдыха «определенные товарищи». Год спустя Владимиру удалось взять небольшой реванш, разгромив староиндийские бастионы соперника. Напомним, что в отборочном соревновании Грищук подобных «вольностей» себе не позволял, избирал более солидные начала.

Владимир Крамник:

– Партия сложилась для меня очень удачно. Всегда бы соперники играли со мной староиндийскую!

На самом деле, мы повторяли мою партию с Гири, которую я, кстати, тоже выиграл в октябре на турнире в Хоогевене. Идея с g3, Ng5 и Bf3 – это новое веяние, которое я подготовил еще к матчам в Казани. Там мне не удалось использовать эту идею, а после я сумел уже вторую партию выиграть. На мой взгляд, это очень серьезная система, абсолютно новая и весьма ядовитая. В партии с Гири я перепутал порядок ходов, не смог точно вспомнить свой анализ. Поэтому, может быть, Александр и выбрал эту линию. С Гири я сыграл 13.Ba3 вместо 13.Bg2, и там у черных полный порядок, хотя там мне тоже как-то удалось быстро выиграть партию.

13.Bg2 – очень серьезный ход, после которого много нюансов, тонкостей. Черным играть непросто. Мне кажется, на 19.Qa4 Александр отреагировал достаточно разумно, но проблемы у него возникли очень серьезные – у белых сильная инициатива.

22…Rb6, наверное, решающая ошибка; я думал, сопротивляться можно было после 22…Qd7. А после 23.а4 уже совсем тоскливо у черных. После 26.Rxd5 Саша еще попал в цейтнот, хотя позиция уже очень тяжелая, хотя если было бы побольше времени, то, может, еще можно было защищаться. А после 26…b4 27.a5 он уже, наверное, не спасается.

Александр Грищук:

– Конечно, я в эту линию пошел не из-за партии Владимира с Гири, – это основная линия за черных. Мне кажется, я делал самые логичные ходы, и всё уперлось в позицию после 22.Qb3. Я надеялся, что тут что-то найдется, потому что так в шахматах обычно получается: если белые и черные играют логично, то дело идет к ничьей. Ход 22.Qb3 я недооценил, я ждал 22.Ba3 с таким примерным вариантом: 22…Qe8 23.Bxe7 dxe4 24.Bc5 a6 25.Rab1 b6 26.Be3 axb5 27.Qxb5 Qxb5 28.Rxb5 Rxa2 29.Bxb6 или 29.Rd7 Ra8.

Думал, что надо будет сделать пару точных ходов, и получится ничья. После 22.Qb3 не грозит взятие на d5 из-за Rd6, и у черных есть темп. Может быть, где-то здесь была допущена конкретная ошибка.

В. Крамник – А. Грищук

Староиндийская защита

1.Nf3 Nf6 2.c4 g6 3.Nc3 Bg7 4.e4 d6 5.d4 0–0 6.Be2 e5 7.0–0 Nc6 8.d5 Ne7 9.b4 Nh5 10.g3 f5 11.Ng5 Nf6 12.Bf3 c6 13.Bg2

13.Ba3 cxd5 14.exd5 e4 15.Be2 Ne8 16.Rc1 h6 17.Ne6 Bxe6 18.dxe6 Nc7 19.b5 Be5 20.Qb3 Kg7 21.Rfd1 Nxe6 22.c5 и т.д. Kramnik – Giri, Hoogeveen 2011.

13...h6 14.Ne6 Bxe6 15.dxe6 Nxe4 16.Nxe4 fxe4 17.b5 Rf6 18.Bxe4 Rxe6 19.Qa4 d5 20.Rd1 Kh7 21.cxd5 cxd5 22.Qb3

 

22...Rb6

М. Длуги предложил вместо этого 22…Rf6. Оказалось, что оба гроссмейстера рассчитали вариант 23.Ba3 Qb6 24.Bxe7 Qxf2+ (после 24...Rxf2 25.Qxd5! вскрытый шах ничего не дает черным) 25.Kh1 Rf7 26.Rf1 с выигрышем белых. Ход 25…Re6! ускользнул от их внимания во время предварительных расчетов: теперь на 26.Bb4 следует 26…dxe4! 27.Qxe6 Qf3+ 28.Kg1 Qe3+ 29.Kg2 Qf3+ 30.Kh3 Qh5+ с вечным шахом. Но хладнокровный компьютер указывает, что слон может отойти по другой диагонали – 26.Bh4!, и теперь уже после 26...dxe4 27.Qxe6 вечного шаха нет, поскольку белый король сможет спрятаться на h3.

23.a4 a6 24.Ba3 axb5 25.Bxe7 Qxe7 26.Rxd5

«Тут дело не во времени; я не знаю, что должно произойти, какое чудо, чтобы черные здесь спаслись» (Грищук).

26…b4

Как указал Крамник, упорнее 26...Qe6, хотя и здесь после 27.a5 черным не позавидуешь.

27.a5 Qf7 28.h4 h5 29.Qd1. Черные сдались.

Заслуженный журналист Станислав Железный задал Крамнику вопрос в лоб:

– Вы в дебюте сыграли Bf3, а потом перевели слона на g2. Это теория или творчество за доской?

Застигнутый врасплох, Владимир приоткрыл завесу секретности над своим алгоритмом выбора хода:

– Когда Александр разыграл староиндийскую, я решил пойти в классическую линию со слоном на е2. Потом мы сделали несколько ходов, я передумал и решил все-таки сыграть фианкетто.

"Зачем Володька пошел слон g2?"

Партия Морозевич – Карлсен заставила меня еще раз вспомнить беседу с Виктором Львовичем Корчным, состоявшуюся год назад в Суздале. Мэтр дал тогда не самую лестную характеристику лидеру рейтинг-листа: «Я не вижу у Карлсена шахматных данных и не совсем понимаю, почему он добивается таких невероятных успехов. Я догадываюсь почему, но это не имеет прямого отношения к шахматам».

Магнус крайне неудачно разыграл острый вариант защиты Нимцовича: «Я не помнил, что надо делать после 11.Rc1, но 11…Nbd7 – ужасный ход, просто зевок. Чтобы не проиграть сразу, пришлось перейти в тяжелый эндшпиль. Везде у белых много хороших возможностей».

Белые ладьи вторглись на седьмую горизонталь, король плотоядно посматривал на беззащитную пешку d5, у слона от обилия заманчивых маршрутов разбегались глаза… Но Карлсен окопался по восьмой и начал изыскивать малейшие шансы на спасение. Анализируя в пресс-центре различные варианты, Магнус то и дело вставлял в свой диалог с Морозевичем фразу «It’s not completely lost» – «это еще не совсем проиграно». А вопрос одного из журналистов, считал ли он свою позицию безнадежной, вызвал довольно эмоциональную отповедь:

– Подобные размышления не имеют смысла! Я должен был продолжать бороться и находить наилучшие, самые упорные продолжения.

А потом… Может, прав Корчной и Магнус гипнотизирует своих соперников? Морозевич постепенно терял нить игры, зачем-то разменял добровольно одну из своих мощных ладей и позволил сопернику активизироваться, а на 40-м ходу, будучи уже в цейтноте, допустил грубую ошибку, едва не ставшую роковой.

А. Морозевич – М. Карлсен

 

Скорее всего, реализовать лишнюю пешку уже невозможно – очень уж активно расположены фигуры черных. Но последовавшее решение оказалось явно неудачным.

39.Bc4 Bxc4

На экране в этот момент крупным планом показывали лицо Морозевича. Истекали последние секунды, он удивленно крутил головой, но всё не делал хода. Наконец последовало 40.Rxc4?

«Он что, обалдел?» – раздалось в пресс-центре. Лишь потом стало ясно, что Морозевич испугался пешечного эндшпиля, возникающего после 40.Kxc4 Rс8+ 41.Kd3 Rxc2 42.Kxc2 Kc6, и черные забирают пешку а5, получая отдаленную проходную. На пресс-конференции он скажет:

– Естественно, надо было побить на с4 королем. Результат был бы тем же, но помучиться пришлось бы черным. По сценарию партия один в один напоминает мой поединок с Непомнящим из прошлогоднего Суперфинала. Там тоже было всё нормально, потом на 40-м ходу - грубейший зевок. Но тогда я проиграл, а сегодня сделал ничью, так что я набрал на пол-очка больше. Характер игры один в один. Я думал, что тогда уже отстрадал, но выяснилось, что нет.

40...Rxg2 41.Rc5 h3 42.Rh5 h2 43.Kc4 Rc2+ 44.Kd3 Ra2 45.Ke4 f5+ 46.Kf4 Kd5 47.Rxf5+ Kxd4 48.Rh5 Rg2 49.Rh7 Kd3 50.Ke5 Ke2 51.f4 Kf1 52.f5 Ra2 53.f6 Rxa5+ 54.Ke6 Ra6+ 55.Ke7 Rxf6 56.Kxf6 Kg1 57.Ke5 h1Q 58.Rxh1+ Kxh1 59.Kd4. Ничья.

Борьба до голых королей

Единоличным лидером турнира стал Раджабов, обыгравший черными Макшейна. Матч на первенство мира задает дебютную моду: соперники разыграли систему Россолимо, причем тот же вариант, который отстаивал Борис Гельфанд. Дебютная подготовка азербайджанского гроссмейстера оказалась глубже: он не побоялся получить позицию со сдвоенными изолированными пешками с6 и с5, точно рассчитав, что активности его фигур будет достаточно для поддержания, как минимум, равновесия. Макшейн играл довольно пассивно и попал под атаку. Судя по всему, и в этой партии на 40-м ходу белые допустили серьезную ошибку.

Теймур Раджабов и Люк Макшейн

Люк Макшейн:

– Удивительно, что до 40-го хода я считал позицию сложной, неясной, но когда контроль был пройден и у меня появилось время подумать, я понял, что у меня безнадежно.

Теймур Раджабов:

– Была очень сложная борьба, у обеих сторон на каждом ходу было очень много самых разных возможностей. Может быть, белым не стоило так пассивно отводить коня на g1, потому что тогда у черных появляется сильная игра с Nf4 и g5. Хотя, возможно, я выбрал не лучший момент для того, чтобы ее начать, но это всё еще надо изучать. Мне казалось, что в крайнем случае я смогу разменять ферзей, и у черных будет нормальный эндшпиль.

По мнению Теймура, белым имело смысл разменять ферзей на g6 и держать оборону в окончании. А миттельшпильную позицию им было играть довольно неприятно, поскольку черные нагнетали угрозы на королевском фланге.

Л. Макшейн – Т. Раджабов

 

40.Kh2?

Если верить «Гудини», то 40.Nc3 позволяло белым успешно держать оборону. А теперь, после 40...Rh4! у белых уже безнадежно.

41.Kh1 h5 42.Rh2?

Как указал Раджабов, упорнее 42.g5, после чего черным пришлось бы еще поработать. Теперь же всё просто.

42...hxg4 43.Qd1 Qh7 44.Rgg2 Rg6 45.Qg1 Rgh6 46.hxg4 Bxg4 47.Nd2 f3 48.Rxh4 fxg2+. Белые сдались.

Хикару Накамура настроен по-боевому

Последней заканчивалась партия Каруана – Накамура. Пятьдесят ходов (!) американский гроссмейстер пытался выжать воду из камня – выиграть окончание с ладьей, конем и пешкой против ладьи, слона и пешки. Продолжая параллели с футболом, напишем, что судьи давно уже посматривали на секундомер, но, в отличие от самой народной (после бадминтона) игры не могли остановить передвижение фигур решительным свистком. Наконец Каруане удалось форсировать размен ладей и отдать слона за последнюю пешку. Любопытно, что ходов за 5 до неизбежного подписания мирного договора Хикару смотрел на доску с таким сокрушенным видом, будто только что зевнул, по меньшей мере, ферзя. Наконец, бланки были подписаны, и все разошлись по домам.

Накамура: "Неужели я все-таки упустил выигрыш?.."

Наконец-то мир заключен

Фотографии Владимира Барского и Этери Кублашвили



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.