24 Мая 2020

Незаконченный сценарий

Двенадцатый чемпион мира Анатолий Карпов – в очерке пиар-директора ФШР Кирилла Зангалиса

Цена величия — ответственность (Уинстон Черчилль).

Анатолий Карпов — эпоха. О нем написаны десятки книг, снято несколько фильмов. А совсем скоро на большой экран выйдет масштабная картина, которая должна стать лидером проката. В основе сюжета — матч на первенство мира Карпов — Корчной, который проходил в далеком Багио в 1978 году.

Знаменитое напутствие Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева: "Взял корону - так держи ее!"

В главе о Гарри Каспарове я рассказывал, с каким трепетом относились мы, мальчишки из шахматной школы, к чемпионам мира и матчам за корону. Это было нечто космическое, а участники тех поединков казались исполинами. Мы стирали до дыр книги о Капабланке и Алехине, Ботвиннике и Тале, Спасском и Фишере. Ну, а главным кумиром был Анатолий Карпов – сильнейший шахматист планеты на тот момент. И пусть в 1984 году мне было всего шесть лет, я уже разбирал партии Анатолия Евгеньевича, хотя, конечно, ничего в них не понимал…

Первый матч исторических соперников. Москва, 1984 год


Москва, 15 сентября 2009 года

Будучи корреспондентом «Вечерки», я несколько раз пересекался с Карповым в редакции и на пресс-конференциях. Но так, чтобы поговорить обстоятельно, шансов не было. И вот однажды мы договорились о большом интервью. Причем Анатолий Евгеньевич долго не соглашался, ссылаясь на занятость.

— Подъезжайте к моему дому, побеседуем по дороге в автомобиле, график у меня напряженный, – в конце концов, сдался чемпион мира.

Джип «Мерседес», личный водитель – казалось, что у нас море времени, вот наговоримся! Однако полноценной беседы не получилось: мобильный телефон Карпова за час поездки не работал от силы 5-7 минут. 12-й чемпион мира вел телефонные разговоры о бизнесе, отказывался от многочисленных встреч, помогал знакомым решать житейские вопросы. Я выкрал у Карпова время лишь на четыре вопроса и четыре ответа…

— Предстоящий матч с Каспаровым для вас серьезный поединок или шоу? (Матч по быстрым шахматам и блицу закончился со счетом 9:3 в пользу Каспарова.)

— Шоу бывает в прощальных матчах футболистов, а тут будем биться до последнего, – на полном серьезе произнес мэтр. – Постараюсь победить, хотя понимаю, что противник моложе меня.

— В последнее время вы не блещете на крупных турнирах…

— Время идет, пора уступать дорогу молодым. Хотя еще есть порох в пороховницах, – грустно улыбнулся Карпов.

— Каков призовой фонд матча с Каспаровым?

— Он засекречен.

— Пять матчей за корону с Гарри Кимовичем – это целая эпоха! Что чувствуете сейчас?

— Жуткую ностальгию и желание победить в новом матче…

Попытка пообщаться с Каспаровым тоже успеха не принесла: 13-й чемпион мира всецело посвятил себя политической борьбе.

Неужели через 25 лет после первого противостояния шахматных богов нас ждал поединок обычного бизнесмена с обычным политиком?..

Если честно, я был дико зол и разочарован. Так рассчитывал поговорить с Карповым по душам, как я это умею, расположить к себе собеседника, добиться каких-то откровений, а вместо этого почти впустую прокатался два часа по Москве. Но отчаиваться я не собирался, хотя казалось, что подобного случая мне больше не представится…


Ханты-Мансийск. Октябрь 2010 года

На тех выборах президента ФИДЕ произошло историческое событие. Карпов, боровшийся за кресло главы всемирных шахмат, объединился со своим извечным соперником — Каспаровым. Событие — реально знаковое. Но даже такой тандем не смог победить великого политика Кирсана Илюмжинова.

Карпов — по натуре победитель — выглядел тогда не очень. Но, если честно, я понимал, что шансов у Анатолия Евгеньевича было мало. Илюмжинов все 15 лет своего президентства очень четко и успешно управлял организацией, так что кардинально менять что-либо в системе ФИДЕ ее делегаты вряд ли хотели.

— Думал, что мне хватит авторитета, — сказал тогда Карпов. — Я проделал огромную работу, казалось, что по силам победить и направить развитие шахмат в новое, более правильное русло. Но получилось так, что Илюмжинов меня переиграл. Но не думаю, что это его окончательная победа. Хотя в любом случае, нам предстоит вместе потрудиться, чтобы шахматы были на первых ролях. С каждым годом бороться за мировую популярность становится все тяжелее. А то, что мы объединились с Каспаровым, в этом тоже есть своя фишка. Это приковало внимание мировой общественности к выборам. Кстати, Каспаров мне сказал, что через четыре года он сам хочет баллотироваться на эту должность.


Москва. Внуково. 23 мая 2011 года

Это мистика, но так вышло, что ровно девять лет назад я летел из Казани, где завершился турнир претендентов, который в блестящем стиле выиграл Борис Гельфанд. Но дело в том, что днем ранее, перед последней партией финала Гельфанд – Грищук, я как раз звонил Карпову, чтобы поздравить с 60-летием. А в аэропорту Москвы столкнулся с ним буквально нос к носу прямо на стоянке такси. Получилось незапланированное интервью.

— Анатолий Евгеньевич, здоровья, здоровья и еще раз здоровья...

— Не дождетесь, – смеется Карпов. – Совсем не чувствую своих лет. По-прежнему бодр, свеж, полон идей.

— Не удивлюсь, если вы запланировали какую-нибудь деловую встречу в собственный юбилей (не забыл я «интервью в машине»).

— Ну, это уж слишком. Да, у меня десятки проектов. По-прежнему активно участвую в развитии шахмат, а параллельно занимаюсь выпуском нового легкового автомобиля на заводе в Туле, собираю коллекцию марок… В общем, если буду все перечислять, нам с вами времени не хватит.

— Где празднуете день рождения?

— Решил, что лучше всего это сделать в городе моей молодости – Санкт-Петербурге.

— Много гостей ожидаете?

— Около тысячи человек.

– Каспаров приедет?

— Увы, нет. Зато мы сняли в честь моего юбилея документальный фильм. Его покажет Первый канал, еще планируется картина по ТВЦ, плюс десятки сюжетов… Приятно, что уж говорить.

— Ограничитесь всего одним торжеством?

— Нет, не дадут. 27 мая планирую большой праздник в Италии. Почему именно там? В свой день рождения в 1982 году в итальянском Мерано я одержал победу над Корчным.

– Сейчас в Казани проходит финальный матч претендентов между Александром Грищуком и Борисом Гельфандом. Следите за ним?

— Нет, на это совершенно нет времени. Знаю, что пока все партии там завершились вничью.

— За кого болеете?

— За шахматы. Говорят, что не очень много зрителей приходят сейчас на поединки такого уровня. Очень жаль. Хотя болельщиков можно понять – теперь за партиями можно спокойно следить в Интернете.

Но все эти пересечения с 12-м чемпионом мира до поры до времени были действительно мимолетными. А вот начиная с 2013 года мы начали общаться регулярно, ведь я поступил на работу в Федерацию шахмат России.

***

Теперь мы часто оказывались надолго в одной компании. То летели на частном самолете президента ФШР бизнесмена Андрея Филатова, то парились в крутых банях олимпийского Сочи, то играли в шахматы на выставке марок Анатолия Евгеньевича в норвежском Тромсе, то встречались вместе с Сергеем Карякиным, с которым Карпов очень любит играть блиц. За это время от Карпова я слышал тысячу историй, из которых соткана его интересная жизнь. Вот лишь некоторые из них.

Кирилл Зангалис и Анатолий Карпов

Известно, что Карпов один из самых известных в мире филателистов. В интервью, которое я организовал для своих друзей из «Спорт-Экспресса» Юрия Голышака и Саши Кружкова, есть классные моменты, которые лучше процитировать.

— С вашим изображением выпущено более двухсот марок. Нелепые попадаются?

— В КНДР напечатали марки, посвященные моему матчу с Корчным. На них мы с Виктором Львовичем здорово напоминаем корейцев. Африканские марки на золотой фольге тоже своеобразные. К примеру, бразильский гроссмейстер Энрике Мекинг там чистый негр. Да и я получился мулатом.

— Главный бриллиант вашей коллекции марок?

— В шахматной серии – кубинские, которые в 1951-м выпустили к 30-летию победы Капабланки над Ласкером. В двух вариантах – с зубцами и без зубцов. Вторые хранились в сейфе компании, которая печатала марки. Когда в 1979-м один из первых владельцев умер, сейф вскрыли и наткнулись на лист беззубцовых марок. Стоили 600 долларов. Для тех лет огромная сумма.

— Как достались вам?

— Испанскую федерацию шахмат долгие годы возглавлял мой приятель, страстный филателист. Незадолго до смерти предложил выкупить коллекцию. Там эти марки были даже в парах.

— Самый интересный путь, которым к вам пришла марка?

— Была история, после которой я стал знаменит в мире филателистов. 2000 год, Бельгия, аукцион. Кого-то на таких мероприятиях охватывает лихорадка, а я совершенно спокоен. Шахматы научили контролировать эмоции. Если что-то ушло по цене вверх – ну, и ладно. Все иметь невозможно.

На этом аукционе неожиданно собралось много народу. Цены зашкаливали. В какой-то момент сообразил: из того, что намечал для покупки, осталось последнее почтовое отправление XIX века. Конверт чуть больше стандартного размера. Ага, думаю, уж здесь-то поборюсь. Постепенно отсеялись все, кроме бельгийского пенсионера. Бьется и бьется. Сдался, когда дошли до заоблачных 16 тысяч евро. У него просто не было столько денег. Да и я крепко переплатил от начальной цены, что мне несвойственно.

— Не прогадали?

— Вечером в гостиницу звонит приятель, организатор торгов: «Ходят слухи, ты купил что-то особенное?» – «Да нет. Бился с каким-то психом. Загнал меня…» — «Он не псих. Все дело в этом конверте».

Вот что выяснилось. На нем было 17 марок, одна отклеена. До того, как выставили на аукцион, конверт находился в известной коллекции бельгийского табачного магната. Первое описание датировано 1897 годом, когда не было фотографии. Отмечалось, что нет одной марки, а это почтовое отправление – самое дорогое в истории Бельгии. В пересчете на современный тариф – 365 евро. Вот 17-я марочка с конверта и лежала в кармане у пенсионера, который воевал со мной!

— Как он это понял?

— Он собирал первую эмиссию марок. Получил каталог, прочитал описание конверта, заинтересовался. Залез в свой альбом, где марки с этими номерами гашения. Одну приложил к контурам и по печатям увидел, что это она. Из Франции, где тогда жил, помчался в Бельгию на аукцион.

— Бедняга.

— Ну почему? Эту марку он продал мне в 50 раз дороже номинала. Стоит 60 евро, а я выкупил за 3 тысячи. Игра стоила свеч. Полный конверт мгновенно вырос в цене раза в два. На следующем аукционе в присутствии телекамер мы торжественно водрузили туда эту марку. Через сто с лишним лет, вместивших две мировые войны, уцелевшая марка нашла свой конверт!

— В какую же сумму оценивается ваша коллекция марок?

— Понятия не имею. В интернете мелькали цифры – 13 миллионов евро. Но как определили, если никто не знает точно, что у меня есть? Оценить всю коллекцию – работа сложная. Никогда этого не делал. Да и зачем? Марки не закладываю. Продавать не собираюсь. Развиваю коллекцию, получаю удовольствие.

Малая часть коллекции 12 чемпиона мира

***

Вы знаете, мне кажется, что в этом фрагменте — весь характер Карпова. Он очень ответственный человек и очень целеустремленный. Ходит байка, что у маленького Толи были в детстве проблемы с желудком, и врач велел ему тщательно пережевывать пищу — не менее 33 раз. Карпов признавался, что этому завету следует всю жизнь. Вам доводилось встречать еще таких людей? Мне — нет. Он брал одну цель за другой, как с той маркой. Он помнит все детали, не прощает врагов, не бросает друзей, знает цену каждому потраченному рублю — тоже уникальное качество. Он помнит до цента все цены на свои марки.

Ровно через год ему 70, а он по-прежнему грамотный политик, успешный бизнесмен и все еще действующий шахматист. Например, в немецком командном чемпионате выступает регулярно и порой обыгрывает топовых соперников.

Вместе с известным продюсером Алексеем Матвеевым мы встретились с Карповым, чтобы обсудить сценарий фильма о Багио-78. Да-да, эта идея родилась в моей голове еще лет шесть назад. И была проделана огромная работа по ее осуществлению. Карпов дал добро и обещал стать консультантом. Но у Лешки случился какой-то сбой, сценарий он забросил, а я один с такой масштабной задачей явно не справился бы. Сценарий и проект завис. Буквально год назад я узнал, что один из моих любимых режиссеров — создатель «Бригады» Алексей Сидоров — приступил к съемкам этого фильма…

Студия Никиты Михалкова попросила у Фонда кино 350 миллионов рублей на съемки фильма о матче за звание чемпиона мира по шахматам 1978 года, написали информационные агентства. — Режиссером ленты станет Алексей Сидоров, а одни из главных ролей могут сыграть Милла Йовович и Константин Хабенский.

Мне лишь оставалось вздохнуть, что к великой истории в кино прикоснуться не удалось, но мы придумаем что-то новое. А пока будем ждать суперблокбастер про шахматы, который должен выйти аккурат к юбилею Анатолия Евгеньевича. Ведь этот сценарий точно будет закончен.

Президент РФ Владимир Путин и депутат Государственной Думы РФ Анатолий Карпов