Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
27 Января 2017

Шахматный мастер, гроссмейстер науки

О первом мастере спорта СССР, появившемся в стенах МГУ, рассказывает Дмитрий Кряквин

40 дней назад ушел из жизни выпускник МГУ, выдающийся сибиряк, связанный с черно-белой игрой, – профессор Геннадий Аношин, который в свое время являлся одним из самых перспективных мастеров страны. Возможно, в наши дни его имя мало что скажет молодому читателю, но в середине прошлого века оно было хорошо знакомо шахматистам!

Доктор геолого-минералогических наук Геннадий Никитович Аношин, профессор кафедры минералогии и петрографии геолого-геофизического факультета НГУ, заслуженный деятель науки, академик РАЕН и мастер спорта СССР по шахматам родился 13 июля 1938 года в Орле. Геннадий появился на свет в семье военнослужащих, которые поощряли его внеклассные занятия спортом: футболом, хоккеем. Научившись премудростям черно-белой игры в 11 лет, в 1951 году Аношин записался на шахматы в группу к педагогу Виктору Михайловичу Калашникову, известному в городе специалисту.

Очень скоро выяснилось, что у новичка настоящий талант, поэтому футбол с хоккеем ушли на второй план. Всего через пару лет после начала занятий Геннадий Аношин стал доминировать в орловских соревнованиях: дважды выиграл чемпионат области и дважды – чемпионат города среди взрослых! Дальше – больше. Аношин, к радости земляков, пришел первым к финишу в первенстве РСФСР среди юношей и в составе юношеской команды России победил в командном чемпионате СССР.

Позднее в своей книге «Геохимия, аналитика, шахматы» известный ученый писал: «1955 год. Всего десять лет прошло после Великой Отечественной войны, многие раны которой еще не были залечены и хорошо ощущались в моем родном городе Орле. По завершении многочисленных экзаменов передо мной встал очевидный вопрос: куда поступать? Сразу же отмечу, что моя школьная жизнь была очень тесно связана с шахматами. Научившись играть в одиннадцать лет, я был ими очарован и полностью захвачен и к окончанию школы достиг существенных успехов…

Поэтому естественно, что мне хотелось вместе с учебой в вузе продолжать занятия шахматами. После некоторых приключений я собрался поступать в МГУ, где шахматы были очень популярны, сначала на физический, а чуть позднее – на геологический факультет. Последнее решение было принято после встречи с Андреем Бриллингом, который был энтузиастом и организатором всего спорта на геофаке и который буквально за руку привел меня в приемную комиссию геологического факультета. Причем мне надо было сдать за десять дней шесть экзаменов, чтобы успеть на очередной чемпионат СССР в составе сборной России. К приемным экзаменам готовился тщательно. В результате сдал их, получив лишь одну четверку по сочинению, а по всем остальным пяти предметам – пятерки, и был зачислен на первый курс геологического факультета МГУ, с общежитием.

В это время мне удалось получить фундаментальные знания практически по всем естественным дисциплинам, но особенно по химии и физике и, конечно же, по основным дисциплинам геохимического цикла (геохимии, минералогии, кристаллохимии и кристаллографии, петрографии), что стало основой моей 44-летней научной деятельности. Не только учеба, а все пять лет жизни в прекрасном общежитии МГУ до сих пор хорошо сохраняются в памяти и являются незабываемыми».

Аношин поступил на геохимическое отделение геологического факультета МГУ, специальность «Геохимия» (окончил в 1960 году). Интересно, что в тот момент, несмотря на все регалии в детских турнирах, Аношин даже не был кандидатом в мастера. А ведь в тот момент звание не было поставлено на конвейер и действительно означало то, что и писалось: кандидат на звание мастера. Окунувшись в столичные соревнования, уроженец Орла быстро добился значительных успехов: в первом же турнире стал кандидатом в мастера, а потом блестяще выступил в сильном по составу полуфинале Москвы. Получил звание мастера (1958) и прошел в финал, где играли все сильнейшие шахматисты столицы, и который имел статус полуфинала чемпионата СССР.

Юный чемпион Орловской области Гена Аношин

В те времена взросление игроков происходило не слишком быстро, и мастерами спорта СССР, в основном, становились в солидном возрасте… Геннадий Аношин оказался самым молодым мастером в СССР и первым маэстро, который на момент присвоения звания учился в стенах самого известного вуза страны! В финале чемпионата Москвы ему пришлось непросто, но Аношин нанес поражения будущему чемпиону мира по переписке Якову Эстрину и Анатолию Быховскому, который впоследствии тренировал молодежную сборную СССР и за свои достижения удостоился звания заслуженного тренера Союза.

С шахматистами МГУ занимался тогда замечательный педагог, известный мастер Петр Арсеньевич Романовский, который читал лекции, показывал классические партии своим студентам, анализировал вместе с ними. Конечно, общение с таким специалистом не могло не помочь Аношину, но постоянного наставника у него никогда не было, и он, как и в науке, стремился докопаться до истины за шахматной доской самостоятельно.

Москвичи заявили талантливого шахматиста на традиционный матч против Ленинграда, где Аношин встретился с пожилым мастером Дмитрием Ровнером, выступавшим еще в довоенных чемпионатах Союза. Интересно, что одну партию Ровнер играл против Владимира Антошина, а другую – с Аношиным, что вызвало массу улыбок у участников.

Г. Аношин – Д. Ровнер

Матч Ленинград – Москва, 1958

1.c4 e5 2.Nc3 b6?! 3.Nf3 Nc6 4.g3 Bb7 5.Bg2 Nd4?!

Видимо, опытный шахматист решил быстро расправиться с неизвестным соперником, но Аношин опровергает его кавалерийский наскок с хирургической точностью.

6.0–0! Nxf3+ 7.exf3 Qf6

Черные изрядно отстали в развитии, и выводить фигуры просто так уже не получается: 7...Bc5 8.Re1. Выход ферзя ослабляет пункт с7, чем изящно пользуются белые.

8.d4! exd4 9.Re1+ Ne7 10.Nb5 0–0–0


11.Nxa7+!

Нужна аккуратность. Ровнер, вероятно, рассчитывал на вариант 11.Bf4 a6! 12.Nxc7 Ng6 13.Ne8 Qc6!, но Аношин просто отыгрывает пешку, сохраняя серьезную инициативу.

11...Kb8 12.Nb5 Nc6?

Теперь позиция ленинградского шахматиста становится безнадежной. Нельзя было пускать слона на f4 – 12...g5 13.Qxd4 Qxd4 14.Nxd4 h6 15.f4, хотя окончание к явной выгоде белых.

13.Bf4 d6 14.Qa4 Qf5

Когда слон g2 вскроется, борьба будет быстро окончена: 14...Be7 15.Bd2 Rhe8 16.f4.

15.b4 g5

При 15...Be7 оборону разрывает таранное 16.c5, но нападение на слона – только видимость.

16.Bxg5! f6

Нельзя 16...Qxg5 17.f4, и дальше черному королю не поздоровится.

17.f4 d5 18.cxd5 Rxd5 19.Re8+ Bc8 20.Bxf6 Bg7


Выигрывает простое 21.Rxh8 Bxf6 22.Rxc8+ Kxc8 23.Rc1, но Геннадий никогда не отказывал себе в удовольствии сыграть на красоту.

21.Re5! Qxf6

Или 21...Rxe5 22.Bxc6.

22.Bxd5 Bb7 23.Re6 Qf7 24.Bxc6 Qxe6 25.Qa7+ с матом.

Увы, познакомившись с реалиями, царившими в советских шахматах тех лет, молодой мастер быстро разочаровался в заманчивых плодах шахматной жизни столицы. Его коллеги позднее вспоминали, что Аношин был чрезвычайно целеустремленным человеком и при этом глубоко порядочным, избегавшим всякого рода интриг. Очень скоро Геннадий решил, что шахматы шахматами, но в науке ему будет существовать легче…

«Вернувшись в октябре 1958 года в университет и попав в шахматные сферы, я столкнулся впервые с вопиющей несправедливостью этих кругов. Результатом этого явилось то, что я впервые для себя решил, что никогда не буду шахматным профессионалом, а буду заниматься геохимией. События следующего года только укрепили это мое решение, и осенью того же года я стал впервые подумывать о работе в Сибири, в Новосибирске» (Г. Аношин).

Несмотря на многочисленные отлучки на турниры, учился молодой мастер блестяще. Еще на первом курсе ему сказал напутственные слова сам академик Александр Павлович Виноградов – один из крупнейших деятелей советского атомного проекта и руководитель кафедры геофизики МГУ.

«Ко мне подходит невысокий человек с очень умными и проницательными глазами, в строгом темном костюме со звездой Героя Социалистического Труда, которая очень эффектно смотрелась, в сопровождении довольно основательной свиты. Александр Павлович сказал мне несколько ободряющих слов и в том числе отметил, что эта стадия пробоподготовки, которой я занимался, является очень ответственной в аналитическом процессе в геохимии. Только впоследствии я понял всю глубину этих слов. Как показывает весь мой жизненный и научный геохимический и аналитический опыт, без особо тщательной пробоподготовки использование высокочувствительных и прецизионных физических и физико-химических методов не дает желательного эффекта. Собственно говоря, именно эта первая личная встреча с А.П. предопределила на всю последующую жизнь мои научные увлечения и специализацию, которую мы именуем как "аналитическая геохимия"» (Г. Аношин).

Конечно, научно-шахматная Сибирь жаждала получить как перспективного молодого ученого, так и подающего надежды мастера. И здесь огромную роль в судьбе Аношина сыграл А.К. Черненко – ученый секретарь АН СССР и одновременно один из сильнейших шахматистов Новосибирска. Он познакомил Геннадия Аношина с профессором Львом Владимировичем Таусоном, который рекомендовал молодого человека Феликсу Шахову в Институт геологии и геофизики Сибирского отделения Академии наук СССР.

«Шахов предложил мне заняться геохимией золота. Феликс Николаевич был известным знатоком многих золоторудных и других рудных месторождений Сибири, но одно дело – месторождения золота, а другое – рассеянное в породах фоновое или кларковое золото. Оценки среднего содержания золота в земной коре или его кларка составляют очень малую величину на уровне (3-5).10-7% или 3-5 мг/т. Соответственно, для определения таких низких содержаний золота требовались очень чувствительные аналитические методы, и в первую очередь, как было известно из зарубежной геохимической литературы, – радиохимический нейтронно-активационный анализ. Естественно, в то время такого метода анализа не было не только в Новосибирске, но и в ведущем геохимическом институте страны (ГЕОХИ, Москва). На мой очевидный вопрос Феликсу Николаевичу: "Как можно заниматься геохимией золота, не имея метода его определения?" – получил вначале ответ: "А вы попробуйте!" Однако через несколько дней Ф.Н. Шахов вызвал меня к себе и спросил прямо и без всяких обиняков: "Что нужно для развития метода радиохимического нейтронно-активационного анализа у нас в лаборатории?" Вскоре я представил ему программу по внедрению этого метода в нашей лаборатории» (Г. Аношин).

Наверное, заниматься золотом даже интереснее, чем сражаться за шахматной доской, но любимой игры Геннадий Никитович не бросал. Помимо успехов во внутренних сибирских соревнованиях, в 1963 году Аношин хорошо сыграл в финале чемпионата РСФСР. Победил Анатолий Лейн, ставший вскоре гроссмейстером, но новосибирский шахматист с московской выучкой и орловскими корнями оказался одним из тех, кто выступил очень достойно. Вскоре Геннадий занял 1 место в первом турнире молодых мастеров СССР, соревновании, которое уже вскоре стало очень престижным.

«Хорошо помню, что после окончания сильного открытого турнира «Спартака» (ЦШК СССР, 1963), где играл даже легендарный Андре Лилиенталь, Михаил Ботвинник, часто заходивший на турнир, предложил проводить чемпионат СССР среди молодых мастеров с целью формирования команды на чемпионат мира.

Такой турнир был проведён в Москве. Именно на этом турнире я познакомился с Геной. Он выиграл турнир, я занял 2-е место, а третьим, кажется, был Капенгут. Мы не только познакомились, но и подружились. У нас были прекрасные отношения. Гена излучал благородство. Я был у него в авторитете, и он часто обращался ко мне за советами» (Р. Пельц).

Ю. Котков – Г. Аношин

Чемпионат РСФСР, 1963

1.e4 c6 2.d4 d5 3.Nc3 dxe4 4.Nxe4 Bf5 5.Ng3 Bg6 6.Bc4 e6 7.N1e2 Bd6 8.Nf4 Nf6 9.Bb3

Юрий Котков – сильный советский мастер, который однажды разделил первое место с Виктором Корчным в первенстве ведущего спортивного общества «Буревестник» (1956), но проиграл дополнительный матч. После переезда из Перми в Москву Котков работал тренером женской сборной СССР – он был известным теоретиком.

Вот и сейчас противник Аношина выбирает вариант, который в ту пору считался безумно популярным с легкой руки рижского волшебника. Незадолго до этого в матче Ботвинник – Таль (1960) встречалось 9.Nxg6 hxg6 10.Bg5 Nbd7 11.0–0 Qa5 12.f4 0–0–0, и молодой задира белыми в цейтноте запутал чемпиона мира. Год спустя каро-каннские бастионы Михаила Моисееевича выглядели куда внушительнее, но и тут Таль после 9.0–0 Nd5 10.Ngh5 0–0 11.Bb3 в итоге огорчил Патриарха.

9...Nbd7

Эстафету Ботвинника принял «железный» Тигран, в шведском межзональном Петросян играл против своего исторического недруга 9...Nd5 10.Nxg6 hxg6 11.Ne4 Корчной – Петросян, 1962. Однако при следующей попытке девятый чемпион мира уже не боялся угроз слону g6.

10.0–0

В один сезон с партией Котков – Аношин случились важные теоретические дуэли: 10.Qf3 Qc7 11.h4 0–0–0 12.h5 Bf5! 13.Nxf5 Qa5+ 14.c3 Qxf5 Керес – Петросян, и 10.h4 Bxf4 11.Bxf4 h6 12.h5 Bh7 13.Bd6 Nb6 Платонов – Замиховский.

10...Qc7 11.Qf3 e5!

Ответственное, боевое решение! Не жалея пешек f7 и g6, младший научный сотрудник готовит длинную рокировку с последующими активными действиями на королевском фланге.

12.Nxg6 hxg6 13.Re1 0–0–0


14.Bxf7!

Весьма принципиально, в отличие от 14.dxe5 Nxe5 или 14.c3 e4 15.Qe2 Nb6.

14...exd4 15.Bxg6

А вот это уже опасно. Путем 15.Be6! Kb8 16.Bxd7 Qxd7 17.Bf4 Котков мог обеспечить себе спокойную позицию даже с некоторым «плюсиком».

15...Ne5 16.Bf5+ Kb8 17.Qd1 g6 18.Bh3

В варианте 18.Bg5 Rdf8 19.Be6 Nh7 у черных тоже неплохая компенсация за минимальный материальный урон.

18...Nd5 19.Ne4 Rdf8!

Подводятся последние резервы, так как немедленная жертва 19...Rxh3?! 20.gxh3 Rf8 21.Nxd6 Qxd6 опровергалась путем 22.f4! Слон на h3 чувствует себе неуютно, и в воздухе уже сверкают комбинационные зарницы.

20.Ng5 Qe7 21.Ne6?

Просчет, который ведет к поражению. После верного 21.Re4! Ne3 22.Bxe3 dxe3 23.fxe3 Ka8 позиция оставалась очень острой, а вот 22.fxe3 Qf6! 23.Rf4 Qxg5 24.Rxf8+ Rxf8 25.exd4 Qh4! 26.Be3 (к мату ведет 26.dxe5 Qf2+ 27.Kh1 Qf1+) 26...Nf3+ 27.gxf3 Qxh3 28.Qe2 Rxf3 явно невыгодно белыми.


21...Rxh3! 22.Nxf8

Пути назад нет: 22.gxh3 Qxe6.

22...Rxh2!

Всё дело в этом ударе. Пленяется белый король при взятии второй ладьи – 23.Kxh2 Nf3+, но и встречная жертва уже не может спасти Коткова.

23.Bf4 Nxf4 24.Kxh2 Qh4+ 25.Kg1 Ng4

Мат грозит снова, грозит неотразимо. Остаются лишь встречные последние шахи.

26.Re8+ Kc7 27.Ne6+ Nxe6 28.Qe1 Nf4 29.Qa5+ Kd7 30.Rd8+ Qxd8 Белые сдались.

Советский Союз славился своими многочисленными командными шахматными соревнованиями, и работники науки в этой системе не были исключением. Аношин регулярно возглавлял и не раз приводил к победе сибирский коллектив на турнирах отделений Академии наук, которые проводились в Подмосковье. В 1967 году сборная команда Новосибирского университета, возглавляемая Геннадием Аношиным, выиграла первенство университетов социалистических стран, а год спустя мастер первенствовал в личной «швейцарке» научных сотрудников в Лейпциге, опередив в острой борьбе будущего гроссмейстера, своего земляка, в то время студента НГУ Анатолия Вайсера.

Г. Аношин – Б. Румянцев


 

Противник Геннадия Аношина – будущий мастер из Клайпеды. В позиции с разносторонними рокировками мешкать нельзя, и противоборствующие стороны приступили к обоюдному штурму.

24.b4 Rh7?

Всего одна ошибка оказывается роковой, в то время как 24...Nh5!? 25.Re6 Bf6 позволяло Румянцеву прикрыть слабый пункт е7.

25.Re6!

Выпад ладьей под бой в стиле Михаила Таля! Нельзя 25...Bxe6 26.dxe6 Qxe6 27.Qxa7+, но и терпеть дерзкую фигуру обременительно.

25…Rdh8 26.Rfe1 Bf8

Не сулит сладкой жизни и другая перестройка: 26...Nd8 27.bxc5 dxc5 (27...Nxe6 28.c6) 28.Qf3! с сильной атакой, но здесь хотя бы черные могли побороться.

27.bxc5 dxc5 28.Bc3 Bxh3

К разгрому ведет 28...Nh5 29.Bxh8 Rxh8 30.d6, поэтому прибалтийский шахматист отдает материал, но это лишь на пару ходов откладывает неизбежное.

29.Nxh3 Rxh3+ 30.Kg1! Rd3 31.Rxf6 exf6 32.Re8+ Nd8 33.Rxd8+ Qxd8 34.Qxa7+ Kc8 35.Qa8+ Черные сдались. Вот так атаковал молодой Геннадий Аношин!

Однако главной гордостью Аношина в командном спорте остались две победы на студенческих Олимпиадах в составе сборной СССР. Действительно, за успехи 1963-1964 годов он, наряду с Германом Ходосом, Романом Пельцем, Владимиром Савоном, Эдуардом Мнацаканяном и Альбертом Капенгутом, попал в число шести лучших, которых шахматная федерации Союза выбрала для участия в ответственном турнире. А перед командой ставилась только одна задача – победить!

Рассказывает мастер спорта СССР, заслуженный тренер Украины Роман Пельц.


«Чемпионаты мира среди молодёжи до 27 лет (которые с какого-то года стали называться студенческими) команда СССР выигрывала до тех пор, пока за неё играли Таль и Спасский. Но уже в 1960 году в Ленинграде Спасский проиграл решающую партию Ломбарди, и мы не взяли золото.

Далее осечки шли одна за другой. В Будве (Югославия) мы даже не попали в призёры: разделили с Югославами 3-4 места, но по дополнительным показателям были ниже. Это не могло остаться незамеченным в ЦК КПСС...

Главным тренером команды вновь назначили гроссмейстера Игоря Бондаревского. Был намечен серьёзный план подготовки. На двух учебно-тренировочных сборах в подмосковной Баковке кроме участников, тренеров Бондаревского и Багирова часто присутствовали Спасский, действующий чемпион мира Петросян и Авербах. Помню, как начальник отдела шахмат Лев Яковлевич Абрамов позвонил в Одессу и попросил Геллера заниматься со мной по 6 часов в день. Именно эти занятия ввели меня в мир профессиональных шахмат и сделали в дальнейшем настоящим тренером.

Исходя из знания предстоящих соперников, на сборе определили состав по доскам. Меня посадили на первую доску, чтобы я её удерживал чёрными, а белыми выходил Ходос, имеющий атакующий, ударный репертуар. Держать первую доску было трудно... Интересно, что Гена, имеющий право на лидерство как чемпион страны, поддержал это предложение в интересах команды. В команде ощущалось тепло, все старались помочь друг другу.

В последнем туре Ходос не захотел играть белыми против Ломбарди. Мне удалось не только удержать позицию, но и нанести поражение лидеру американской сборной, закрепив наш общий успех».

Рассказывает международный мастер, заслуженный тренер Белоруссии Альберт Капенгут.



«Эти соревнования молодежи в то время были очень престижны, носили название Малой Олимпиады. Международный студенческий союз выделил средства на соревнования, поэтому турнир стал называться студенческий чемпионат мира (огромную роль здесь сыграл чешский международный мастер, вице-президент ФИДЕ Ярослав Шайтар, который долгие годы являлся главным судьей турнира – Д.К.). В Советском Союзе к этому соревнованию всегда подходили, мягко говоря, свободно. И даже когда мы с Владимиром Савоном служили в 1966 году в армии, то нам (насколько понимаю, не обошлось без «конторы глубокого бурения») для поездки в Швецию оформили студенческие билеты, которые мы должны были сдать при регистрации.

С Геной Аношиным мы познакомились на чемпионате Союза среди молодых мастеров. Официально первый такой чемпионат прошел в 1967 году (победил Тукмаков, мы с Подгайцом разделили второе место), а до этого состоялось три неофициальных турнира в закрытом режиме. Даже бюллетени не печатали, в базе вы этих партий не найдете. И вот в 1964-м Аношин отличился, попав таким образом в студенческую сборную.

У нас состоялось два тренировочных сбора в подмосковном доме отдыха, который находился в Баковке. Летом и зимой. На летнем нужно было оформлять документы для выезда в Польшу, и нас с Геной вызвали в десятый подъезд ЦК (международный отдел) на Старой площади. Мы хорошо знали расписание электричек, но тот день то ли был выходным, то ли что-то произошло еще. Электричка, на которую мы рассчитывали, не пришла. А буквально накануне мы смотрели какой-то фильм, довольно глупый. В нем молоденькая девочка из сибирского городка выиграла в лотерею и прилетает в Москву. Очередь на такси, в автобус не пробиться, и девушка видит – стоит где-то в отдалении военная машина с шофером. Она подходит и спрашивает: «Вы меня не подвезете, товарищ генерал?» Ее берут, девушка садится на сидение, и тут камера показывает звезды на погонах – это был маршал.

И что происходит. Мы не попали на электричку, безнадежно опаздываем, а опаздывать в ЦК все-таки не хотелось. Вышли с Аношиным на трассу, начали голосовать, и какая-то третья или четвертая машина остановилась. Нас взяли, мы мило разговорились – оказалось, что это адмирал флота Сергей Сергеевич Горшков. Большая звезда адмирала флота в тот момент была только у него. Так мы успели вовремя.

На сборе студенческой команды зимой с нами занимался Игорь Бондаревский. Игорь Захарович был очень суровый мужик. В то время как раз ожидался зональный турнир, который потом начали называть «турнир семи». Спасский тоже в тот момент находился на сборе и готовился. В один день Бондаревский приезжает из Москвы страшно расстроенный. Ведь сначала планировалось, что в зональном будут играть восемь человек за четыре места, а тут позвонили из ЦК и сказали, что одно дают Смыслову без отбора. И они уже играют всемером за три места, что значительно понизило шансы каждого из участников.

Настоящим лидером команды являлся Гера Ходос. Несмотря на то, что он не играл на первой доске, но своим авторитетом и по всем параметрам он был именно лидером. А на сборе присутствовал мастер из Баку Олег Павленко – очень неприятный человек. В какой-то момент он начал позволять себе антисемитские фразы, на что мы пошли к Бондаревскому и потребовали, чтобы Павленко больше не присутствовал на сборе. Тогда, надо отдать должное Аношину, он сразу нас поддержал! Бондаревский очень не хотел скандала. Он попросил нас не поднимать шума, и гарантировал, что больше бакинца на эти тренировочные сессии студентов уже не пригласит.

Тогда Бондаревский вел себя очень строго. Вообще, он всегда был властным человеком, но за год до описываемых событий, в 1963-м на студенческом чемпионате в Будве произошла чрезвычайная ситуация. Отправили не сильнейший состав, за который были заявлены Женя Бебчук и Виталий Корзин. Команда провалилась, заняв четвертое место. Конечно, у студенческой сборной СССР и вторые места были, и американцам у себя дома проигрывали, когда Спасский уступил Ломбарди… Но чтобы четвертое!

После этого были сделаны оргвыводы, тренерскую группу укрепили известным гроссмейстером. Произошла смена поколений, и игравший в Будве на первой доске Владимир Багиров уже попал в заявку как второй тренер. Конечно, ставки были велики, поэтому Игорь Захарович очень боялся, что мы не займем первого места! И устроил нам такую, драконовскую жизнь. Простой пример. Подходит к концу тур, а мы все сидим на скамеечке, ждем окончания последней партии. Мимо проходит лидер американцев Ломбарди – такой добродушный толстяк, и уже, вроде, имел сан священника, что отражалось в его одежде. И он нам говорит на русском языке: «Все команды уже с девушками, а команда СССР – с Бондаревским!»

Мы жили в номере с Аношиным и Мнацаканяном, и они даже однажды вечером не отпустили меня гулять. «Если Бондаревский тебя поймает, нам всем выезд закроют!» Аношин был и выглядел взрослее других. Достаточно взрослым уже являлся Рома Пельц, но он не был таким активным, а Гена постоянно рассказывал всякие забавные истории из своей жизни.

Турнир оказался для нас очень трудным, так как чехословаки, прошлогодние победители, собрали звездный состав: Горт, Кавалек, Янса, Смейкал! По сравнению с нашей командой… Нас ведь никто не знал! И Багиров на собрании настоял, чтобы мы приняли, как он называл, «монгольский вариант». Решили, что у нас главные забойщики Ходос и Мнацаканян должны выходить на белый цвет. А Савон и Рома Пельц на первой доске защищали черные. Если же лидеру выпадало играть белыми, то Пельца снимали и ставили Ходоса. При этом надо отметить, что в принципиальном матче с США Пельц выиграл решающую партию у Ломбарди.

Мы же с Аношиным были на подхвате, когда требовалась замена. Таким образом мы и выиграли чемпионат. На награждении нам в числе прочего выдали запонки с гербом Ягеллонского университета, и Савон после очень любил эти запонки, надевал их по торжественным случаям».

Студенческий чемпионат мира 1964 года (Краков, Польша). Финал «А»: 1. СССР – 31,5 очко из 44 (с учетом отборочного турнира: Пельц – 3 из 7, Ходос – 8,5 из 11, Савон – 8,5 из 12, Мнацаканян – 10 из 11, Аношин – 4,5 из 6, Капенгут – 3,5 из 5), 2. Чехословакия (Горт, Кавалек, Янса, Смейкал) – 29,5, 3. Венгрия (Чом, Ковач, Фараго, И. Полгар) – 29, 4. США (Ломбарди, Вейстейн) – 28, 5. Югославия (Букич, Минич, Велимирович, Остоич, Немет) – 27.


Золотая медаль со студенческого чемпионата в Кракове

Альберт Капенгут:

«Следующий студенческий чемпионат 1965 года прошел в Румынии, с нами отправились Александр Константинопольский и Владимир Загоровский. Соревнование проходило в резиденции румынского короля Михая, который во время войны перешел на сторону Сталина и получил за это орден «Победы». После капитуляции Германии монарху дали вывезти из страны всё его состояние, а резиденция в Карпатах осталась. В команду по причинам, о которых можно только догадываться, взяли Борю Шипова, который не отличался большими шахматными способностями. В конце турнира он сыграл весьма негативную роль.

Королевская резиденция, место проведения студенческого форума - ныне известное казино

Первое место опять занять оказалось очень трудно – чехи играли в том же сильном составе, здорово выступала сборная Израиля, с которой мы встречались в последнем туре. Повторяю, это был 1965-й, а не 1967 год, после которого все отношения СССР с этой страной оказались прерваны. За Израиль играл будущий международный мастер Яша Блейман – очень остроумный человек, с которым мы общались.

Израиль шел на втором месте, но их подпирали чехи, датчане и хозяева-румыны. О первом месте наши конкуренты не мечтали, но хотели занять второе. Мы предложили Константинопольскому и Загоровскому, что без их участия договоримся свести матч вничью и таким образом обеспечим золотые медали. Но Загоровский, профессор истории Воронежского университета и чемпион мира по переписке, уже благодушно пообещал румынам, что мы Израиль обыграем! Разозлившись добела, мы вышли в коридор и тут встретили Блеймана. Но стоило нам заговорить, как Шипов, у которого уже не было времени конспирироваться, открыл дверь к Загоровскому и Константинопольскому и закричал: «Скорее! Они договариваются!»

Нас развели по комнатам и не нашли ничего умнее, чем не поставить на последний тур с Израилем двух чистых евреев – Ходоса и меня. Начался матч. У Савона хуже, у Мнацаканяна минимальный перевес в типичном каро-канновском эндшпиле. Аношин стоит неважно, а у Шипова как раз значительно лучше. В течение матча мы получали предложение о счете 2:2, но соглашаться было нельзя, и в итоге Гена проиграл. После этого у Шипова не выдерживают нервы, он подходит к Загоровскому и заявляет, что не может дальше играть. Казалось, это хороший момент, чтобы начать мирные переговоры на оставшихся трех досках и все-таки занять первое место...

Однако в этот момент Загоровский с раздражением разрешил Шипову согласиться на ничью, после чего 1,5 из 2 в оставшихся партиях позволяли конкурентам нас обойти! К счастью, израильтянин не стал бороться в лучшей позицию, которую можно было играть до бесконечности, ожидая ошибки оппонента. Тут уже нам чудом удалось повлиять на Мнацаканяна, который был настолько заведен всей этой ситуацией, что отклонял любые предложения о компромиссе. Две ничьи, и сборная СССР все-таки взяла золотые медали!»

Студенческий чемпионат мира 1965 года (Румыния, Синая). Финал «А»:

1. СССР (с учетом отборочного турнира: Савон – 9 из 11, Ходос – 4,5 из 8, Мнацаканян – 8 из 11, Аношин – 7 из 10, Капенгут – 3,5 из 6, Шипов – 4,5 из 5) – 21 очко из 32, 2. Израиль (Блейман, Каган, Авнер, Ромм) – 20, 3. Дания (Педерсен) – 18,5, 4-5. Румыния (Георгиу), Чехословакия (Горт, Кавалек, Янса, Смейкал, Плахетка) – по 17,5.

Студенческая сборная СССР перед ЦШК: Ходос, Аношин, Мнацаканян, Капенгут, Шипов и Савон (1965)

В Румынии задача Геннадия Аношина уже была куда более ответственной – его заявили как основного игрока, и мастер из Новосибирска сыграл примерно столько же партий, как и лидеры команды. Сборная СССР уверенно вышла с первого места из сильной отборочной группы с Англией, Голландией, Болгарией, Кубой и Бельгией, выиграв все матчи. В групповом турнире Аношин набрал 3 из 4, в том числе выиграл важную партию у известного болгарского гроссмейстера.

Г. Аношин – Л. Спасов

Командный чемпионат мира среди студентов, 1965

1.Nf3 Nf6 2.c4 g6 3.Nc3 Bg7 4.g3 0–0 5.Bg2 d6 6.0–0 Nc6 7.d3 e5 8.Rb1 Nh5 9.b4 a6

Этот вариант английского начала тогда только набирал популярность, а Аношин так играл с детства. Позднее черные старались не создавать зацепок на ферзевом фланге: 9...f5 10.b5 Ne7 11.Qc2 f4 Щацкес – Разуваев, 1969.

Конечно, белым сейчас ничего не мешало исполнить шаблонное а2-а4, но советский мастер избрал другой, нестандартный путь.

10.b5!? Ne7

Острее и интереснее 10...axb5 11.cxb5 Nd4 12.a4 Bg4.

11.a4 axb5 12.cxb5

Белые снова принципиально отказываются от 12.axb5 f5 13.Nd2.

12...h6

Нюанс в том, что сомнительно немедленное 12...f5 13.Qb3+ d5 (13...Kh8 14.Ng5) 14.e4 c6 15.Ba3, и черным приходится тратить время на подготовку ответного наступления.

13.Nd2 Kh7 14.Nb3 f5

Конь с b3 поддерживает пешечное наступление на ферзевом фланге, и ослаблять поле с5 крайне опасно: 14...d5? 15.Ba3 c6 16.a5. Впрочем, следующим ходом Спасов не выдержал и все-таки дал Аношину осуществить его замысел.

15.Qc2 d5?

Предпочтительнее 15...f4.

16.Ba3 c6 17.bxc6 bxc6 18.a5 e4

Нужна ответная игра, так как в случае 18...Nf6 19.Na4 Rf7 20.Rfc1 белые бесплатно «разоряют» ферзевый фланг.


19.Na4 exd3 20.exd3 f4 21.Rfe1 Rf7 22.Nb6 Rb8

Четвертый номер советской команды последовательно зашел своими боевыми единицами в гости к черным, и для болгарского шахматиста уже дорог хороший совет. Например: 22...Ra7 23.Nxc8 Qxc8 24.Bc5 Rd7 25.Bh3 с выигрышем качества.

23.Nxc8 Rxc8 24.Bc5 Nf6 25.Nd4! Nd7 26.Ne6 Qe8 27.Nxg7 Rxg7

Белые уничтожили важного слона g7, что решает судьбу партии. Быстрее к цели вело 28.Rb7 Qd8 (28...Nxc5 29.Qxc5) 29.Rxe7 Rxe7 30.Bxe7 Qxe7 31.Bh3 Rd8 32.Qxc6, но новосибирец своего не упускает.

28.Bd4 Rf7 29.Bh3 Qd8 30.Be6 Nf5 31.Bc5

В случае 31.Bc3 Re7 32.Bxf5 gxf5 33.Rxe7+ Qxe7 34.Rb7 f3 35.a6 дело также решает отдаленная проходная.

31...Rg7 32.Bxf5 gxf5 33.Bd4 Re7 34.a6 c5 35.Ba1 Rxe1+ 36.Rxe1 d4

 

Невероятными усилиями Любен Спасов перегородил «диагональ жизни», ограничив мощного слона белых, но этого не хватает, чтобы защититься.

37.Qc4 Qf6 38.Re6

Не менее симпатично 38.Bxd4! Qxd4 39.Re7+ Kh8 40.Qe6 Qf6 41.Qxd7 с выигрышем, но Аношин играет так, чтобы команда не волновалась.

38...Qg7 39.Qd5 Nf8 40.Qxf5+ Kh8 41.Rb6 Ra8 42.Rb7 Черные сдались. Запоминающаяся победа над серьезным противником!

Однако в финале советским студентом пришлось куда сложнее. После боевых 2:2 с Чехословакией фавориты разгромили Венгрию и с минимальным счетом вырвали победу у Англии, но тут же едва не проиграли румынам, – на первой доске Савон уступил Георгиу. Свою команду выручил Геннадий Аношин.

Г. Аношин – М. Насу

Командный чемпиона мира среди студентов, 1965

1.d4 Nf6 2.Nf3 g6 3.g3 Bg7 4.Bg2 0–0 5.0–0 c6 6.c4 d6 7.Nc3 Nbd7 8.d5 cxd5 9.cxd5 Nc5 10.Nd4 Bd7 11.h3 Qb6 12.Rb1 Rfc8 13.Be3 Qa6

И вновь Аношин получил стабильный перевес в излюбленной схеме со слоном на g2. Стабильно хуже у черных после 13...a5 14.Qd2, поэтому румынский шахматист стремится к активной контригре. Однако позиция ему этого не позволяет!

14.b4 Na4?

Уход ферзя на край доске могло оправдать только 14...Ba4 15.Qd2 Ncd7, но и тут находится сильное 16.a3 Nb6 17.b5! Qa5 18.Rb4. Насу поставил на а4 не ту фигуру, оставшись без материала.


15.b5! Nxc3 16.bxa6 Nxd1 17.axb7 Nxe3 18.bxa8Q Rxa8 19.fxe3 Bh6 20.Kf2 Kg7 21.Rfc1 Re8 22.Rb7, и белые уверенно реализовали лишнее качество. Симпатичная тактика вошла в знаменитый решебник гроссмейстера Джона Нанна.

Перед матчем с Израилем в активе Аношина было 7 очков из 9, и если бы не скандальная ситуация, которая негативно отразилась на мастере, то он вполне мог стать одним из героев соревнования. Конечно, этот неприятный эпизод еще больше укрепил устремление молодого человека отдать себя науке…

Дальнейшая деятельность Геннадия Аношина в Новосибирске развивалась стремительно: младший научный сотрудник (1962-1974), старший научный сотрудник и руководитель группы радиохимического и нейтронно-активационного анализа (1974-1981), ведущий научный сотрудник и заведующий сектором (1981-1987), заведующий лабораторией аналитической геохимии (1987-1991). В 1991 году Геннадий Никитович возглавил вновь созданный Аналитический центр Объединенного института геологии, геофизики и минералогии им. А.А.Трофимука СО РАН (1991-1999), после стал главным научным сотрудником института геологии и минералогии СО РАН. Его докторская диссертация носила название «Аналитическая геохимия благородных металлов и ртути».

Параллельно известный ученый с 1965 года нес знания студентам в стенах Новосибирского университета по курсам: «Геохимия», «Методы аналитической геохимии», «Методы исследования кристаллического вещества», «Общая геохимия», «Аналитическая геохимия».

Член редколлегии журнала «Геология и геофизика» (с 1992) советской, а потом российской Академии наук, входивший в состав советов по защитам докторских диссертаций и многочисленных международных проектов, Геннадий Аношин удостоился следующих наград: почетный знак ЦК ЛКСМ «За активную работу в комсомоле» (1969); медали: «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» (1970) и «Ветеран труда» (1985); знак «Почетный ветеран СО РАН» (1985); почетные грамоты Президиума Республиканского комитета профсоюза работников Просвещения, Высшей школы и научных учреждений РСФСР (1983), Президиума СО РАН (1988, 1998), Министерства образования РФ (2002); памятный знак в честь 110-летия города Новосибирска (2003), почетная грамота Президиума РАН и Профсоюза работников РАН (2007), звания «Почетный деятель науки».

Сам профессор писал о том, что благодаря своей интересной и весьма плодотворной работе ему удалось побывать в таких экзотических местах, как Камчатка, Курильские острова, Сахалин, Приморье, Алтай, в том числе Горный Алтай, Кавказ, Карпаты, а также Исландия, Канарские острова, остров Св. Елены, Тристан-да-Кунья, но не менее значительную память оставили шахматные путешествия в Польшу, Румынию и ГДР.

«В 1972 году я поехал на Камчатку шахматным тренером по контракту. И годом позже звонит мне Гена, который вёл там же научные исследования в сфере геологии! Мы несколько раз встретились, и я до сих пор вспоминаю этого высокоинтеллигентного и очень симпатичного человека, целеустремлённого, добившегося многого и в науке, и в шахматах. В то же время – очень скромного, готового всегда прийти на помощь» (Р. Пельц).

Конечно, с такой нагрузкой и таким полем деятельности выступать в ответственных турнирах мастеру было уже сложно, он писал кандидатскую, и с 1966 года играл исключительно в соревнованиях научных сотрудников. При этом еще очень долгое время оставался опаснейшим соперником для игрока любого уровня, и многие ведущие шахматисты Новосибирска подчас ощущали его силу в легких турнирах выходного дня.

Профессор Геннадий Аношин

Попадая в Москву и не будучи связанным обязательствами по научной стезе, Аношин первым делом ехал в редакцию «64-Шахматного обозрения», – он был в очень хороших отношениях с Александром Рошалем, который, в свою очередь, с большим почтением относился к своему давнему знакомому из Сибири.

В Новосибирске Аношин дружил с академиком РАН, доктором биологических наук Львом Степановичем Сандахчиевым – основателем научного центра вирусологии и биотехнологий «Вектор». Сандахчиев тоже был страстным любителем шахмат, помогал команде сильнейших новосибирских шахматистов уже в 80-90-е годы выезжать на чемпионаты России и Еврокубок. Но всегда советовался по шахматным вопросам со своим другом Геной, который пользовался невероятным авторитетом в научных кругах столицы Сибири. Кстати, в начале 80-х годов город принимал уникальный матч – в гости к ученым Академгородка приехала сборная Центрального дома литераторов, в составе которой были заявлены Аркадий Арканов, Евгений Храмов и другие советские звезды пера. На первой доске Аношин поверг чемпиона Москвы мастера Анатолия Кременецкого!

Вспоминает международный мастер Анатолий Кременецкий:



«Будучи студентом Московского энергетического института (МЭИ), в 1959 году я был участником грандиозного матча на 100 досках студенческих команд МЭИ и МГУ. На первой доске за нашу команду играл будущий тренер Каспарова мастер Никитин, а за команду МГУ – незадолго до этого одолевший мастерский рубеж (1958 год) и уже зарекомендовавший репутацию сильного мастера Геннадий Аношин. Если мне память не изменяет, их поединок закончился вничью.

После окончания учебы Аношин и другой выпускник МГУ, один из сильнейших кандидатов в мастера Москвы Володя Зелевинский стали научными сотрудниками новосибирского Академгородка.

Прошло много лет. В 1981 году я с командой ЦДЛ, состоящей из литераторов-любителей шахмат, прибываем в новосибирский Академгородок, где наша команда должна сыграть двухраундовый матч с командой хозяев и выступить с литературным концертом во Дворце культуры Академгородка. У нас в составе – известные поэты и писатели: Аркадий Арканов, Владимир Вишневский, Виталий Резников, пародист Борис Брайнин и другие.

Я заявлен на первой доске и перед матчем узнаю, что моим соперником в первом раунде будет сильнейший шахматист Академгородка Аношин, а во втором – Зелевинский (который в 1967 году стал мастером).

Итак, я в ранге экс-чемпиона Москвы и чемпиона ЦДЛ 1981 года играю белыми с Аношиным. Помню первые ходы: 1.e4 e5 2.Nc3 Nf6 3.g3 d5 4.ed Nхd5 5.Bg2 Nхc3 6.bхc3 Bd6 7.Nf3 0-0 8.0-0. В дальнейшем я получил некоторый позиционный перевес, но в какой-то момент допустил неточность. Аношин очень чётко ее использовал и, в конечном итоге, победил».

Какие только сложнейшие проекты ни выполнял Геннадий Никитович в рамках своей работы: изучал геохимию золота, серебра, платиновых металлов, ртути и редких элементов, исследовал последствия Большого Трещинного Толбачикского извержения 1975-76 гг. на Камчатке. Участвовал в экологической экспертизе проекта строительства Катунской ГЭС (1989-1990), где возглавлял все аналитические работы по определению ртути в природных водах, а также в других объектах окружающей среды. Знаменитый ученый работал до последних дней своей жизни.


При этом и в весьма почтенном возрасте очень любил шахматы, играл всё в том же задорном, ярком стиле, коим поразил шахматную Москву тот самый юноша из Орла, поступивший на первый курс МГУ. Он не терял интереса к шахматам, и когда в 2008 году Новосибирск посетил его давний товарищ, доктор физико-математических наук Владимир Зелевинский, друзья играли в блиц до поздней ночи. Аношин показывал гостю свой компьютер с шахматными программами, и силу сохранил значительную – матч прошел с явным перевесом хозяина и закончился его победой.

19 декабря 2016 года Геннадий Никитович Аношин ушел из жизни в возрасте 78 лет от инсульта во время отдыха в санатории Академии наук «Узкое», но добрая память о нем навсегда осталась в истории МГУ, Новосибирска и студенческих чемпионатов.



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.
?>
Репортажи
Бешеная ладья