Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
26 Марта 2012

Валентина Гунина: Меня надо хорошенько разозлить!

Двукратная чемпионка Европы – по классическим шахматам и по блицу – ответила на вопросы главного редактора сайта РШФ Владимира Барского

– Валя, поздравляю с двойным успехом! Cлышал, у тебя были проблемы с финансированием, и ты вообще могла остаться дома?

– Да. Я работаю спортсменом-инструктором в ДЮСШ «Шахматная школа Анатолия Карпова», а наша школа входит в состав МГФСО (Московское городское физкультурно-спортивное объединение). Мы пришли к генеральному директору этой организации, и он пообещал, что деньги будут. Но потом то ли приказ не прошел, то ли еще что, но деньги не поступили. Их до сих пор еще нет, хоть я уже отчиталась за поездку. Так что всё было на нервах, директор школы Ирина Василевич помогла найти деньги на поездку.

А перед этим МГФСО организовало нам две недели сборов. Когда мы приехали на базу – я, Оля Гиря и два тренера – Александр Калинин и Николай Чадаев, то нас вначале хотели поселить в один номер.

– Всех четверых?!

– Да! Мальчики-девочки в одном номере, я так еще не жила! Потом Калинин все-таки «отбил» два разных номера, но в каждом оказалось по шесть кроватей, а душ на этаже. И еще было очень холодно, приходилось спать в одежде; Оля заболела в первую же ночь. Мы начали ругаться, естественно, потом позвонили Ире, она тоже кому-то звонила… В итоге дали нам нормальные номера, но приходилось воевать за свой паек. Борцы на нас так удивленно смотрели: мол, шахматисты тоже есть хотят?

После всех этих перипетий играть поначалу было очень тяжело. Вроде бы, форма хорошая, посчитать варианты могу, но собраться никак не получается, уверенности не хватало. О том, чтобы командировать со мной тренера, даже речи не шло. Мне приходилось с ним по Skype общаться.

– С Калининым?

– Да, он мой основной тренер, хотя я хожу еще на занятия к международному мастеру Игорю Константиновичу Январеву. Так вот, интернет оказался неважным, разговаривать не получалось, приходилось переписываться. Александр Владимирович печатает мне какие-то ключевые партии, я их завожу в компьютер и смотрю. А потом многие участницы начали болеть... Хотя, вроде бы, организаторы старались, создали неплохие условия, в выходной устроили интересную экскурсию, она нам очень понравилась.

Правда, с погодой не очень повезло – там тоже было холодно, хотя иногда солнышко выглядывало. И еще еда всё время была одна и та же.

– Хорошая или не очень?

– Хорошая, но за три недели надоедает одно и то же. И все начали болеть: у кого кровь из носа, у кого еще что-то. У меня тоже было непонятное состояние, уставала очень быстро. Доктор на чемпионате был только турецкий, в «скорой» сидел, к нему так просто не обратишься. Но потом ко мне стала возвращаться уверенность. Я до конца не думала, что так удачно всё получится, но я просто была очень зла!

– На кого?

– Что денег не дали, что, как обычно, всё через одно место…

– На весь мир злилась?

– Да. Обычно, когда я злюсь – то помогает. Во время последнего суперфинала, который мне удалось выиграть, я тоже очень злой была, но по другим причинам. Я как раз себе квартиру искала, и были свои проблемы.

– То есть тебя надо разозлить?

– Да. Артем Замфирович Ахметов, который помогал мне несколько лет назад, всегда об этом знал и старался меня разозлить перед партией.

– Хитрый какой! Итак, ты разозлилась, на самом финише обыграла Анну Музычук и обошла ее по дополнительным показателям?

– Да. Перед этим была важная партия с Таней Косинцевой. Я перепутала ходы, а когда задумалась, то поняла, что надо идти на троекратное повторение позиции. Все думали, что мы просто расписали ничью, но это не так. Мы обе боевые!

 

– После классики решила остаться и продолжить борьбу?

– Я осталась, потому что дома ремонт идет. Это главная причина. А если оплачивают проживание, то почему бы не поиграть? К тому же быстрые и блиц я очень люблю, потому что там много адреналина. Именно поэтому я очень люблю американские горки: когда всё быстро происходит, стремительно меняется картинка, то получаешь массу удовольствия! Но, естественно, в быстрой игре нервов тоже тратится очень много. В рапиде я финишировала девятой, в тот день совсем ничего не соображала.

Потом был выходной и блиц. В каждом туре играли по две партии – белыми и черными. Я четыре выиграла, потом четыре проиграла – Жуковой и Ушениной. И поняла, что вообще ничего не вижу, всё зеваю! Жукова меня начисто переиграла. Я так разозлилась!.. Пришла в номер и начала чуть ли не материться! А потом успокоилась и перестала «отыгрываться». Потому что после поражения от Жуковой я решила отыграться. Хотя мне тренер всегда говорил, что самое ужасное – это когда пытаешься отыграться. Я успокоилась и стала получать удовольствие от игры. И как-то само пошло, я начала выигрывать всё подряд, только с Петц мы 1:1 сыграли. А в последнем туре мне надо было по заказу выиграть у Стефановой две партии. И получилось, черными я даже поймала ее ферзя в центре доски!

– В выходной куда ездили?

– В крепость, на базар, в музей мозаики. Там были такие электронные экраны, по ним можно водить пальцем и собирать мозаики. Нам рассказывали про историю этого края, про Александра Македонского. Мне понравилось.

– На базаре что купили?

– Походили, посмотрели. Там серебро очень качественное и дешевое. Можно найти очень интересные вещи ручной работы. В другой выходной зашли в торговый центр: там те же вещи, что и у нас в Охотном ряду продаются, только вдвое-втрое дешевле. Их ведь сюда из Турции привозят, поэтому некоторые девочки целыми чемоданами затаривались – у кого финансы позволяли.

Важный плюс жизни в Москве заключается в том, что гораздо легче теперь домой добираться. Мы прилетели в Москву уставшие после двух перелетов, вставать пришлось в пять утра, поэтому, естественно, почти не спали. И тем, кто живет в Москве, гораздо легче, конечно. Я взяла такси и поехала домой, а там уже мама с ужином ждет! А если бы жила в провинции, то пришлось бы еще поезда ждать. С папой мы всё время ждали. Поезд Москва – Мурманск раз в день ходил, в двенадцать ночи. И если ты прилетаешь в Москву вечером, то ночуешь в аэропорту или на вокзале, потому что в гостинице дорого. Хорошо, нам Сергей Моисеевич Яновский, который был тогда старшим тренером юношеской сборной России, помогал: кормил у себя дома, помогал где-то устроиться. Тяжело тогда было, денег мало... Суточные давали 60-100 рублей в день, это вообще смешно – куда в Москве с такими деньгами даже 10 лет назад?.. Потом увеличили до 120-160, тоже не густо. Поэтому приходилось ночевать на вокзалах. У меня была уже своя техника отработана: как лечь, как ноги вытянуть. Мы с папой менялись, ведь за чемоданами надо было смотреть, но в основном, конечно, я спала, а папа дежурил. Ему очень тяжело приходилось. Потом еще целый день ждать поезд, и еще 38 часов трястись…

– Как сейчас в Москве обустроилась?

– Купила квартиру в Подмосковье, в Голицыно, сейчас коплю на вторую. Если есть цель, то и турниры легче выигрывать. Я живу в дальнем Подмосковье, и квартира вторичная, дом 1960 года постройки. Мама уже несколько месяцев делает ремонт. Осталось чуть-чуть докончить, и всё будет замечательно! Но денег на ремонт много уходит, поэтому надо что-то выигрывать, чтобы не увязнуть в этом ремонте.

– Вдвоем с мамой живете?

– Да.

– Вторую квартиру хочешь уже в Москве?

– Поближе к Москве, где-нибудь в Одинцово. Спасибо Коле Чадаеву, который помогал нам с ремонтом, носил тяжелые двери и т.п. Я сама ненавижу весь этот быт, поэтому сказала: давайте я лучше буду зарабатывать, чем делать ремонт, выносить мусор, мыть полы... Просто не могла этим заниматься, поэтому с удовольствием на Европу уехала!

– Как в Москве день проходит, когда ты не на турнирах?

– В прошлом году окончила университет и вздохнула, наконец, свободно – столько времени появилось! Хотела поступать в аспирантуру, но пока непонятно – то ли берут меня, то ли нет. Сейчас вот бегаю с отчетами, решаю текущие проблемы. Вроде бы, турнир закончился, нужно отдохнуть, потому что были очень большие нагрузки, но некогда! Еще партии надо комментировать, потом какие-нибудь другие важные дела найдутся.

– И тренировки возобновились?

– Да, сразу после турнира. Вроде, рано еще заниматься, потому что не отдохнула, но постоянно прихожу на тренировки. Мне уже говорят, что я больная на голову!

Но я очень ценю то, что мне помогают, и не приходится платить за занятия. Вот девочки из Украины, по-моему, сами всё оплачивают – и ноутбуки, и поездки, и тренеров. Столько девушки не зарабатывают, чтобы нести все эти расходы.

 

– Хотел вот о чем спросить. Ты профессиональная спортсменка-шахматистка. На твой взгляд, сколько женщин в мире могут зарабатывать игрой в шахматы? Десять, двадцать?

– Я думаю, это касается спорта в целом – везде идет очень жесткий отбор. Требуется очень много разных качеств. Прежде всего, здоровье – без него ты не сможешь играть. Нужна малая толика таланта, поскольку это не каждому дано. И, естественно, работоспособность. Я когда стала с тренерами заниматься, то поняла, что могу и по 8 часов работать. Нужна усидчивость.

Вообще, профессия шахматиста очень сложная. Всегда на чемоданах. Я не знаю, как люди семью создают, потому что всё время в разъездах. Шахматисты – люди специфичные, отличаются от остальных. Наверное, мы относимся к той же группе, что и писатели, и художники. Например, мне мама говорит, что я ничего не слышу с первого раза, да я и с двадцатого могу не услышать. На следующий день она мне повторяет что-то, я искренне удивляюсь: «Мама, ты мне этого не говорила!» - хотя она мне весь вечер только это и повторяла. Я думаю, шахматисты очень ранимые, каждый сидит в своей скорлупе, у каждого свои тараканы. Мы и на Европе очень мало с девочками общались, потому что все сидят по номерам, все занимаются, каждый в своей «раковине». Вылезают оттуда только на обед, на ужин и на партию. И снова прячутся. Общаются только те, кто дружит между собой.

– Валя, расскажи о своих хобби, увлечениях. Чем любишь заниматься, когда есть свободное время?

– Обожаю пинг-понг! У папы в клубе стол стоял. Правда, для зрения это не очень хорошо. Во время чемпионата один раз поиграла, и напряжение спало, легче стало. А второй раз играю и чувствую, что не попадаю по мячику, потому что глаза устают и ничего не видят. Когда ты постоянно сидишь за доской, то теннис – это очень хорошая разгрузка, совсем не травмоопасный вид спорта. Еще я книги очень люблю, это мне от папы страсть передалась.

– Что читаешь?

– Обычно Кинга. Это ужасы, я его книги коллекционирую. Но мама иногда устраивает скандалы, говорит, надо читать что-нибудь другое. Еще классику люблю.

– Пушкин, Лермонтов?

– Нет. Из того, что в последнее время прочитала, мне очень понравился роман «Мастер и Маргарита». В школе начинала его читать, но тогда еще, видно, не доросла, отложила книгу. А сейчас была в полном восторге, особенно от кота Бегемота, такой персонаж классный! Я читала, заливаясь смехом!

– Фильмы, сериалы смотришь?

– У меня нет телевизора, я его себе специально не покупаю, чтобы не отвлекал. Наверное, маме куплю, чтобы ей не так скучно было, когда я уезжаю. А мне и так дел хватает. Кино люблю, особенно ужасы – тот же адреналин.

– Спасибо, Валя! Желаю новых побед и новых порций адреналина!


Фотографии официального сайта чемпионата Европы - 2012 и сайта www.chessdom.com 


← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.