Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
30 Июня 2016

Марк Дворецкий: Отказавшись от теории дебютов, шахматисты только выиграют

Заслуженный тренер СССР ответил на вопросы Владимира Барского

– Недавно Майя Чибурданидзе провела Кубок своего имени с жеребьевкой дебютов: она подготовила 120 дебютных «табий», с одной из которых – по жребию – начиналась игра. Как вы относитесь к этой идее? Почти десять лет назад вы предлагали начинать игру с позиции, в которой каждый из соперников должен был по жребию сделать по одному ходу пешкой на одно поле.

– Прочитал интервью Майи Чибурданидзе с большим удовольствием. Я очень доволен, что предлагается, по сути, та же идея, пусть несколько в другой форме. Мотивировки Майи примерно те же, что и у меня, только я больше напирал на психологическую сторону, а Майя – на медицинскую, проявляя заботу о здоровье шахматистов. Идея, по-моему, замечательная – освободить шахматистов от груза мучительной каждодневной дебютной подготовки: повторять, запоминать, смотреть в экраны компьютеров по 5-6 часов… Иногда такая работа приносит интересные результаты, но в принципе это тяжкий и неблагодарный труд, без которого лучше обойтись, чтобы люди смогли проявить свои таланты.

Идея Майи очень симпатична, но, конечно, остаются некоторые вопросы. Например, меня удивило, что, судя по интервью, среди выбранных ею табий есть позиции после 3-4 хода, а есть – после 15. Это большая разница! И как в этом случае быть с контролем времени?

При моем предложении снимаются этот и некоторые другие возможные вопросы, но в нем есть и органический недостаток, когда-то справедливо указанный в разговоре со мной Вадимом Звягинцевым. Поскольку первые ходы по жребию делаются скромные (пешкой на одно поле), то игра может получиться более скучная, чем если следовать современной теории, которая часто приводит к острым схваткам. У Майи, наверное, позиции более веселые.

Если с помощью удачного подбора позиций удастся обойти вопросы, которые сейчас возникают, и эта идея получит широкое распространение, я буду только рад. А может быть, целесообразным окажется какой-то промежуточный вариант между ее и моим предложением. Явных минусов в таком подходе я не вижу. Вот в шахматах Фишера все-таки есть серьезный хронический недостаток, о котором я уже писал. Мне кажется, что при избавлении от теории дебютов шахматисты только выиграли бы, они занимались бы более творческими делами между соревнованиями, да и на самих турнирах тоже.

– Приходилось слышать мнение: мол, сейчас так много стало знаний, что удержать их в голове невозможно, поэтому даже гроссмейстеры стали отказываться от домашней подготовки. Играют не то что без дебюта, но с каким-то «облегченным» репертуаром.

– Не совсем так. Это не из-за того, что стало очень много дебютной теории, а просто потому, что появился Карлсен, именно он задает сейчас в шахматах моду, и люди ей следуют. Во времена Каспарова, наоборот, все старались максимально глубоко изучать дебют. Карлсен показал, что можно играть за счет мастерства, воли к победе и других качеств, при не жестком дебюте. Но ведь и сейчас шахматисты всё равно не могут себе позволить обходиться без дебюта. Они изучают пусть не такие форсированные варианты, но дебютная подготовка занимает у них большую часть времени.

– А из-за этого страдает игра в миттельшпиле и эндшпиле?

– Безусловно. Но не только из-за того, что почти не остается времени для работы над другими стадиями, но также из-за появления компьютеров. Шахматисты получают от них готовые ответы, а раньше в поиске ответов им приходилось гораздо чаще включать голову на полную мощность и тем самым постоянно тренировать различные умения и навыки принятия решений. Конечно, глупо не использовать сейчас столь мощное орудие, как компьютер, но надо умело совмещать работу с ним с тренировкой головы. Важнейшая задача тренеров – помочь своим подопечным наладить такой процесс.

– Марк Израилевич, в свое время вы прекратили сотрудничество с Эрнесто Инаркиевым во многом из-за его чрезмерного увлечения дебютами. Но вы сохранили хорошие отношения, следите за его творчеством?

– Безусловно.

– Так что вас тоже надо поздравить с победой Эрнесто в чемпионате Европы!

– В первую очередь, конечно, поздравить надо самого Эрнесто. Он человек очень целеустремленный, волевой, он много работает и ищет правильные пути. Мне кажется, что ему удалось уйти от той односторонности, что была в его тогдашнем подходе, и я очень рад, что он действительно прибавил. Эрнесто стал играть лучше, увереннее, качество повысилось. Он замечательный парень, и хочется пожелать ему новых успехов!

– Вы сейчас регулярно сотрудничаете с кем-то из перспективных шахматистов?

– Нет. В какой-то момент я осознал, что одним из факторов успеха (у меня все-таки работа была в течение почти всей жизни успешная) было то, что я полностью погружался в работу. Думал всё время о проблемах ученика, обращал внимание на любые мелочи. Чисто на эрудиции, на технике можно показать какие-то полезные вещи, но по-настоящему хорошим наставником можно быть, только когда полностью в это дело погрузился.

С возрастом энергии стало меньше, а когда появились серьезные проблемы со здоровьем, я почувствовал, что как бы хорошо ты ни относился к ученику, очень тяжело держать его интересы и проблемы в центре внимания – то и дело свои отвлекают. Поэтому сейчас у меня нет учеников, которых я веду постоянно.

Но я могу приносить пользу, показывая и рассказывая то, что знаю, проводя тренировочные сессии. Тут я ответственность беру только за качество материала, который преподаю, а с этим, слава богу, проблем пока нет. И стал более активно писать, готовлю новые книги. Такое изменение вектора деятельности – просто результат трезвой оценки своих возможностей.

– В прошлом году вышла ваша книга «Искусство маневрирования», а совсем недавно – «Учебник эндшпиля». Это второе издание?

– Да, второе. А на немецком языке вышло уже пять изданий, на английском тоже. Так что книга востребована.

– Готовится к печати ваша книга «Уроки мастерства. Новые анализы старых партий». И время от времени вы консультируете нашу сборную?

– Да, когда меня приглашают. Почему-то в прежние времена меня не приглашали, хотя там часто играло немало моих учеников. А сейчас охотно приглашают, но, к сожалению, проблемы со здоровьем иногда мешают.

– Давайте немного поговорим о сборных. Как шахматной сборной России не повторить «успех» наших футболистов?

– Тут ситуация другая. В нашей шахматной сборной достаточно много игроков, которые входят в число ведущих шахматистов мира, поэтому при хорошей подготовке и разумных действиях им вполне по силам выиграть Олимпиаду. Что касается футбольной сборной, то давайте посмотрим трезво: в отборочной группе российская команда была четвертой по рейтингу, последней. И эта четвертая по силе сборная еще и потеряла нескольких футболистов. Я не специалист в футболе, поэтому не знаю, можно ли назвать ключевыми игроками Жиркова или Денисова, но Дзагоева точно можно. Причем произошло это в самый последний момент. Фактически та модель, которую Слуцкий нащупывал в отборочных матчах, вдруг поломалась, и надо было представить что-то другое. Заменить того же Дзагоева. Газзаев как-то сказал, что не знает игрока по фамилии Плеймейкер. Вот у меня ощущение, что Слуцкий знал одного, но второго уже тяжело было найти.

А почему при таких обстоятельствах мы должны были ожидать чего-то другого? Досадно, что всеобщий ажиотаж помешал нормальным специалистам спокойно сказать: «Ребята, если наша сборная выйдет из группы, то это будет большой праздник». А тут такое впечатление, что все обязательно ждали успеха. Андрей Сергеевич Аршавин в свое время очень точно сказал: «Ваши ожидания – это ваши проблемы».

– Его за эту фразу так поливали…

– Причем совершенно несправедливо, ведь он же обращался не к болельщикам, а к тому хаму, мелкому питерскому чиновнику, который решил, что ему как представителю власти всё дозволено, что он хозяин жизни.

– Мог ли в таких тяжелых условиях что-то сделать тренер, чтобы добиться успеха?

– Может быть, вообще ничего нельзя было сделать. Помните знаменитую фразу наивного человека из миниатюры Жванецкого: «Давайте этого продавца заменим другим – будет иначе»? Слуцкого после двух матчей все ругали, что у него пассивные «опорники» – Нойштедтер и Головин. Но Слуцкий все-таки тренер высочайшего уровня, не случайно он их ставил. А от него требовали выпустить агрессивную полузащиту. Думаю, он прекрасно понимал, что ничего хорошего не получится, но так и поступил в третьем матче с Уэльсом, и вышло, по-моему, гораздо хуже. Похоже, он просто продемонстрировал своим критикам: «Ах, вы такие умные! Что ж, посмотрите, к чему приводит следование вашим советам». Я понимаю, что Слуцкий – человек ответственный, серьезный, сознательно вредить команде он бы не стал. Но впечатление создалось именно такое.

Еще мне совершенно омерзительным показалось поведение публики и журналистов в аэропорту, когда на молодого парня, Головина накинулись: «Вам стыдно, вам стыдно?» Журналист подобных вопросов вообще не должен задавать! Можно спрашивать: «Что вы чувствуете сейчас?», хоть тоже непонятно, зачем – это же очевидно.

Головин пока еще не привык к такой агрессии. Я думаю, игрок более опытный дал бы «единственно правильный» ответ, которого от него ждали: «Ну конечно, мне стыдно, я хочу перед всеми извиниться», – в таком духе. Но он молодой парень, не привык лицемерить: «Не знаю, чего я должен стыдиться». И в самом деле, человек стыдится, если осознал, что совершил что-то недостойное. А он совсем недавно был в дубле, попал в сборную – наверняка по полной отработал и на тренировочном сборе, и на турнире, старался изо всех сил. Но он не Месси, выручить неудачно игравшую команду не мог. Результат, конечно, обидный, ему самому горько. Но почему ему должно быть стыдно? Горе-журналисты, пристававшие с таким вопросом – это же хунвэйбины: те тоже требовали публичного покаяния от своих жертв.

Лекция Марка Дворецкого на "Белой ладье" в Дагомысе

– Возвращаясь к шахматам, вспомним, что через несколько месяцев нас ждет матч Карякина с Карлсеном. Объективно, результаты Карлсена значительно выше. Может ли Карякин при подготовке минимизировать эту разницу в силе и выйти на уровень, который позволит ему обыграть Карлсена?

– Именно это удалось в свое время Крамнику. Ведь у Каспарова результаты и до матча в Лондоне, и после были существенно выше, чем у соперника. Однако Крамник продемонстрировал блестящую подготовку, причем не только чисто шахматную. Узнавая из различных источников, какую работу он проделал, какие действия предпринял, я просто восхищался тем, насколько удачными и профессиональными были шаги, позволившие ему добиться заслуженной победы.

– То есть шансы у Сергея есть?

– Шансы есть всегда, хотя объективно расклад такой же, как и с футбольной сборной – кто сильнее, вопросов нет. И пытаться надувать щеки совершенно бессмысленно, это значит полностью игнорировать реальность. Но, повторяю, это не означает, что Карякин должен проиграть. За счет очень умной, профессиональной подготовки разницу в силе, может быть, удастся нейтрализовать. А может быть, не удастся.



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.
?>