Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно

Пятая стража арбитража

Вехи в истории судейского королевства

В июле на сайте РШФ появились итоги голосования Наблюдательного Совета по нескольким весьма важным и знаковым вопросам. Наиболее резонансным из решений сенаторов черно-белого государства стало упразднение женской комиссии РШФ. Однако за обсуждением достаточно неожиданного и жесткого решения с общим вердиктом «не работала» в тени остался другой пункт повестки дня: Набсовет утвердил нового главу судейско-квалификационной комиссии. Им стал международный арбитр Владимир Юрьевич Стараторжский.

Попробуем проследить историю данной комиссии и ее руководителей, которых с 1992 года насчитывается всего пять человек.

Back in USSR

История СКК берет начало еще в советский период; правда, до новейших времен орган управления судьями назывался коллегией арбитров. Конечно, арбитраж в докомпьютерный период с непременным откладыванием партий резко отличался от того, что мы знаем сейчас, и требования к нему были совсем другими. Что должен был уметь судья? Самое важное в набиравших популярность турнирах по швейцарской системе – провести вручную жеребьевку со «спусками», «подъемами», «ломкой цвета» и другими прелестями, которые ныне за долю секунды учитывает программа Swiss Master. Опять же, очень важно было проконтролировать, чтобы игроки аккуратно складывали бланки с записанным тайным ходом в конверты, а главный судья и секретарь турнира являлись гарантами неприкосновенности этих самых конвертов.

Чтобы прочувствовать антураж советской эпохи и проблем, встававших перед арбитрами, нельзя не упомянуть такой забавный, но при этом и грустный факт, что в целом приход игрока на партию в «романтическом» состоянии не был тогда чем-то из ряда вон выходящим. Длинные «круговики» по паре десятков туров, последние из которых зачастую ничего не решали ни для кого, кроме единиц, боровшихся за попадание в отборочное игольное ушко, утомляли. Души невольных статистов требовали веселья – вино, карты. Конечно, дебош в гостинице чаще всего приводил к дисквалификации, а вот приход на партию с легким или не очень амбре воспринимался судьями снисходительно. А если к тому же человек с амбре был шахматистом заслуженным…

Хорошо известна история про Ратмира Дмитриевича Холмова. Его партия начинается ходами 1.e4 Kc6 2.Kf3 b6 3.d4 e5. Здесь главный судья, известный мастер Владас Микенас делает знак своим помощникам, которые уводят Холмова умыться, потом отпаивают великого защитника ароматным кофе. Вернувшийся Ратмир Дмитриевич видит, что соперник пошел 4.dхe5, и со словами: «Сколько лет играю защиту Грюнфельда, но получить такое…!» сдается. Кстати, у этой байки есть альтернативная версия, в которой выпивший кофе Ратмир мужественно пошел 4…Фе7! и партию спас. А теперь попробуйте мысленно заменить Микенаса на Дмитрия Шахова!

В любом случае, никакой суеты с падающими флажками при контроле «до конца партии» и сопутствующими требованиями ничьей тогда не было, играли 2-2,5 часа на 40 ходов, каким-то особыми правилами, кроме «рокировка начинается с короля», голова рефери не была перегружена. Обычно турниры высокого уровня судили сильные шахматисты старшего возраста: в те времена гроссмейстер запросто мог стать международным арбитром, минуя многолетнюю борьбу за низшие спортивные категории (наверное, нелишне отметить, что дирекции РШФ не так давно удалось добиться поблажек для мастеров спорта в получении 1 судейской категории – хоть что-то восстанавливается). Дело в том, что тогда существовал такой давно ушедший феномен, как присуждение или условное присуждение (в «швейцарках») отложенных партий. А если у тебя первый или второй разряд, то ты вряд ли сможешь объективно разобраться с доводами сторон в условной встрече Нежметдинов – Мнацаканян.

Поэтому между шахматистами и судьями в советский период не было особой «классовой напряженности», так как обе группы были, можно сказать, сообщающимися сосудами. По сути, судья должен был являться большим авторитетом, чтобы в критический момент благодаря своему реноме найти выход из сложившейся жизненной ситуации.

Конечно, не стоит идеализировать тот период: сплошь и рядом бывало, что судить ответственные соревнования ставили людей не слишком квалифицированных. Сошлюсь за занятную историю из волгодонской Первой лиги чемпионата СССР 1987 года. При доигрывании возник конфликт между претендовавшим на выход в «вышку» будущим президентом ЕШС Зурабом Азмайпарашвили и будущим тренером Фабиано Каруаны Мироном Шером. Азмайпарашвили кипятился, Шер стоял на своем. Доигрывание было, фактически, сорвано: остальные участники побросали свои партии и сбежались смотреть на разбор полетов. Подошел судья, выслушал с участием одну сторону, с не меньшим участием - другую и с культовой фразой: «Ну, это вы тут сами разбирайтесь!»… ушел на донской базар.

Смутные 90-е

В начале 90-х шахматный мир стремительно изменился, и это было связано не только с распадом могучей евроазиатской империи. Отмена доигрывания, игра до падения флага, скандалы с требованием и присуждением ничьей, ведущая роль «швейцарок», решительно вытесняющих «круговики», исчезновение льгот для гроссмейстеров, стремящихся на склоне лет заняться судейством, – всё это поставило перед новым поколением судей и шахматистов новые, куда более сложные требования.

Я говорил с несколькими известными судьями, и большинство из них сходится во мнении: после распада СССР в России осталось лишь несколько специалистов мирового уровня. Одним из них являлся Владимир Яковлевич Дворкович – судья, проложивший узкую тропку от советского шахматного кодекса к первым редакциям современных правил.

Владимир Дворкович находился в хороших отношениях с двумя «Ка», в особенности с Гарри Каспаровым, и после победы мурашовской фракции на выборах в РШФ Владимир Яковлевич возглавил коллегию российских судей. Фанатизм и профессионализм первого главы КА не вызывали сомнений: Дворкович вел колонки в отечественных шахматных журналах, где доступным языком объяснял своим коллегам-судьям и игрокам, как поступать в той или иной ситуации.
Типичная зарисовка того времени. Поздний вечер, переходящий в ночь. Доигрывание в уездном городе N. Одна из сторон справедливо считает себя обиженной судьей в ситуации с цейтнотным присуждением или не присуждением ничьей. «Я буду жаловаться Дворковичу!» – кричит пострадавший и сломя голову бросается к телефону. Вскоре в квартире Владимира Яковлевича раздается звонок, и дрожащий голос в трубке начинает сыпать фактами, обильно сдобренными различными оттенками эмоций. «Что ж, диктуйте позицию!» – отвечает находящийся в сотнях, а порой и тысячах километров от места событий глава судейской коллегии. Сложно даже представить себе, сколько таких «телефонных» решений принял за свою жизнь Дворкович-старший!


Владимир Дворкович, первый глава КА (1992-1995, 2003-2005)

Главенство Владимира Дворковича продолжалось до 1995 года, пока в российских шахматах не произошла первая кровопролитная схватка за пост судьи № 1. Противником Дворковича выступил Яков Дамский – пусть не такой авторитетный рефери, но мастер спорта и известный журналист, хорошо знакомый с обителями шахматного Олимпа. Вскоре позиции главы КА пошатнулись.

С 1994 года РШФ возглавил Андрей Макаров – политический тяжеловес, который привлек к сотрудничеству с федерацией первых спонсоров. По инициативе Дворковича Макаров учредил Кубок России с большим призовым фондом; положение разрабатывал лично Владимир Яковлевич вместе с несколькими помощниками – Анатолием Терехиным и другими. Однако независимая позиция арбитра вскоре перестала устраивать руководителя российских шахмат; в коллегии арбитров начался раскол, интриги и агитация за отставку председателя…

Владимир Дворкович был снят с ответственного поста, его место занял Яков Дамский. Это означало, что теперь центральные турниры начал судить второй глава коллегии, а его предшественнику дорога на крупные состязания была заказана. Дамский, будучи опытным журналистом, продолжил дело своего предшественника по продвижению тонкостей шахматных правил в массы, писал в соавторстве с известными гроссмейстерами, чемпионами мира интересные книги о шахматах. Ничего не изменила и отставка Макарова – его преемник Андрей Селиванов сохранил статус-кво в КА. Надо отметить, что Владимир Яковлевич руки не опустил, продолжал много работать, публиковаться и сохранил высокий авторитет, накопив новые знания.


Яков Дамский, второй глава КА (1995-2003)

Возрождение РШФ

В 2003 году российские шахматы праздновали начало новой эпохи. После нескольких тяжелых лет РШФ возглавил Александр Жуков. В ЦШК пришла новая команда, которой руководил опытный функционер Александр Григорьевич Бах. Бах предпринял шаги к возвращению Владимира Дворковича в строй: известный арбитр вновь возглавил коллегию и, в частности, помог восстановлению Кубка России, который в те годы оказался на грани исчезновения.

К сожалению, 90-е серьезно подточили авторитет судей в глазах шахматистов. Субъективность рефери в вопросах присуждения ничьих (разные арбитры по-разному трактовали это требование в элементарных позициях – по фигуре и с минимальным количеством пешек), как и низкая общая квалификация зачастую вызывали неприятие шахматистов. Например, покойный Юрий Сергеевич Разуваев, при всей своей мудрости и терпеливости, акул арбитража не переваривал и произнес знаменитую фразу: «Ниже могут быть только судьи!»; она стала символом определенного периода шахматной жизни страны. Про некоторых особо рьяных, но не слишком компетентных экземпляров сочиняли анекдоты.

Словосочетание «шахматный судья» в начале «нулевых» снова стало вызывать уважение во многом благодаря Игорю Болотинскому и Михаилу Крюкову. Оба начали не только как судьи, но и как незаурядные организаторы (Болотинский – в Санкт-Петербурге, а Крюков – в Подмосковье). Оба олицетворяли собой корректность и четкое соблюдение правил, оба с большим уважением относились как к коллегам, так и к шахматистам, что на выходе сделало арбитров культовыми фигурами.

Последние полтора года жизни Владимира Дворковича Игорь Болотинский, ученик известного рефери Александра Островского, фактически исполнял обязанности руководителя коллегии и слушал последние наставления мэтра арбитража. Игорь Леонидович рассказывал, что однажды Дворкович озадачил их с судьей Юрием Лобановым – дал список из 102 международных арбитров в стране и спросил: «Кто из них, по вашему мнению, может отсудить хорошо и без ошибок сложный турнир?» Демократичный Лобанов подчеркнул 18 фамилий, в списке Болотинского их оказалось 14… «Поэтому мы обязаны реформировать коллегию и начать работать по-новому!» – заключил Владимир Яковлевич.

После смерти Владимира Дворковича именно Игорь Леонидович и Михаил Витальевич являлись главными претендентами на пост главы коллегии арбитров. Выборы проходили в непростой момент шахматной истории России. «Старая гвардия» оказалась недовольна политикой Баха и, ведомая руководителем Самарской области и ПриФО Вадимом Ульяновым, решилась на прямое столкновение с фракцией Александра Григорьевича, а также захотела созвать внеочередной Исполком РШФ с целью отправить Баха в отставку. Под обращением к Александру Жукову поставили свои подписи руководители Перми, Самары, Ростова-на-Дону, Московской области, Орла, Дальнего Востока, Оренбурга, Пензы, Удмуртии, Волгограда, Астрахани, Кировска, Хабаровска, Кемерово, Марий-Эл, Омска, Карелии, Краснодара, Алтая, Башкортостана, Биробиджана. В свою очередь, исполнительный директор опирался на родной Санкт-Петербург и мощный уральско-сибирский конгломерат, который вел в бой «шахматный губернатор Сибири» Александр Хасин. К тому же президент РШФ сохранял внушительный кредит доверия к своему ставленнику, поэтому «путч» потерпел поражение.

Центральным событием Исполкома стали выборы руководителя коллегии арбитров. Игорь Болотинский поддерживал Александра Баха, в то время как Михаил Крюков находился в лагере восставших. Александр Жуков голосовал за Болотинского, но, тем не менее, борьба оказалась очень упорной, и международный арбитр из Северной столицы победил со счетом 14:8.

После «путча-2005» пути ведущих арбитров страны разошлись – Крюков попал в немилость властей. Лишь спустя некоторое время Михаилу Витальевичу позволили проводить и судить финалы Кубка России, – здесь миротворческую миссию выполнила Наталья Шустаева. В любом случае, авторитет арбитров на российской сцене в этот момент стремительно поднимался, и не последнюю роль здесь сыграло повсеместное введение фишеровского контроля, который исключил борьбу до падения флага. Также на новых крупных турнирах («Аэрофлот», «Moscow Open», детский чемпионат России в Дагомысе) выросла целая плеяда судей, фамилии и имена которых мы все знаем – корректных, профессиональных и уважаемых. В том же Дагомысе, на полях «Аэрофлота» начали проводиться судейские семинары, по инициативе Болотинского возник институт судей-кураторов округов (Россия – она большая!). Качество работы судей значительно выросло, коллегия работала очень активно.

Игорь Леонидович Болотинский руководил коллегией арбитров долгих шесть лет, пока в российских шахматах не случился очередной политический коллапс.


Игорь Болотинский, третий глава КА (2005-2010)

Объединение с квалификационной комиссией

Изначально квалификационная комиссия существовала как отдельное подразделение, ей руководил уважаемый судья Евгений Елецкий. Однако в 2006 году Евгений Вениаминович стал жертвой закулисных интриг и федерацию покинул. В 2006-2009 годах ВКК оставалась без руководителя; увы, эти годы стали черным пятном на репутации комиссии. Звания гроссмейстера и мастера раздавались направо и налево, некоторые представители областей приезжали в Москву с пачками нарисованных таблиц... «Сплавконторы» цвели пышным цветом, и никто не удивлялся очередному гроссмейстеру, который на самом деле играл в силу перворазрядника. «Сделать рейтинг коту и водителю», «заглянуть к дяде Коле», «ах, вы корни, мои корни!», «Казбек подо мною!», «украсить Мемориал Геллера», – все эти язвительные идиомы из того прекрасного времени, когда простой миллионер мог обогнать по рейтингу Карпова с Халифманом.

Разговоры про объединение шли с начала 2010 года, на место единого руководителя прочили Наталью Шустаеву. Однако в этот момент в РШФ разразилась война из-за выдвижения кандидата на выборы президента ФИДЕ. Александр Бах пошел против воли нового руководителя российских шахмат Аркадия Дворковича, и после короткой ожесточенной схватки команда Александра Григорьевича вынуждена была покинуть особняк на Гоголевском бульваре. Состав федерации полностью сменился. Важным обстоятельством стало то, что в РШФ появился технический отдел, который также руководил вопросами судейства, квалификации и многим другим. Его возглавил один из авторитетных судей ЦФО Александр Ткачев, который взял на себя еще одну сложную задачу – работу с ЕВСК.

На Олимпиаде 2010 года Игорь Болотинский собрал российских судей на совещание, где подвел итоги работы коллегии с 2003 года. Результатом явилось обращение к Наблюдательному Совету РШФ с просьбой утвердить Болотинского руководителем КА. Крюков взял самоотвод и не пошел на новую битву (арбитры сохранили корректные отношения), и за Игоря Леонидовича проголосовали 50 судей при 4 воздержавшихся. Однако на самом верху против кандидатуры петербуржца имелись категорические возражения. В начале 2011 года Болотинский позвонил Крюкову, рекомендовав своему бывшему конкуренту баллотироваться, так как сам уже не имел такой возможности.

Итогом стало создание единой судейско-квалификационной комиссии, которую возглавил Михаил Крюков. Присутствие в судейском сообществе двух таких серьезных фигур, как Крюков и Ткачев, позволило развернуть обучающие семинары от Калининграда до Дальнего Востока (раньше РШФ денег на это совсем не выделяла, что отмечал Болотинский на собрании-2010), и это серьезно повысило как количество судей, так и качество их подготовки. Александр Ткачев возродил дело Владимира Дворковича и начал вести судейский блог на сайте РШФ.

В 2014 году, уже при Андрее Филатове и его команде, состоялись перевыборы главы СКК на демократической, альтернативной основе. В противовес Крюкову Вячеслав Иванов выдвинул кандидатуру Игоря Болотинского, однако голосование показало изменившийся расклад сил в коридорах судейской власти: 10 голосов за Крюкова и 1 - за Болотинского. Еще один голос получил третий кандидат Александр Имердыков. Однако в 2016 году впервые в истории верховный судья подал в отставку по собственному желанию.

Что побудило Михаила Крюкова пойти на такой шаг? Желание уступить дорогу молодежи (Михаил Витальевич отпраздновал свое 60-летие)? Необходимость сосредоточиться на работе с Сергеем Нестеровым в Московской области? Или причиной стали некие разногласия, которые местами прослеживаются на видеозаписи последнего заседания в ЦШК от Евгения Потемкина, которая ныне гуляет в Сети? Это пока остается тайной. Но впервые передача власти произошла таким мирным путем, что не может не радовать.


Четвертый глава СКК Михаил Крюков (2011-2016) вместе с известным арбитром Анджеем Филиповичем

Владимир Пятый

Наблюдательный Совет удовлетворил отставку Михаила Крюкова и утвердил на освободившийся пост его заместителя Владимира Стараторжского. Пятого в истории после Дворковича, Дамского, Болотинского и Крюкова. Интересно, что после долгого перерыва судейский коллектив возглавляет очень квалифицированный шахматист: Владимир Юрьевич – международный мастер с рейтингом 2460. Правда, в одних турнирах со Стараторжским мне играть не довелось. Судя по карточке на сайте ФИДЕ, основные успехи нынешнего главы СКК пришлись на нулевые, а позднее он сосредоточился на судейской практике.

http://ratings.fide.com/card.phtml?event=24120227

Пожелаем новому руководителю плодотворной работы, и пусть в России будет побольше соревнований и поменьше судейских ошибок!


Пятый глава СКК Владимир Стараторжский


Репортажи
Секреты Дворца