Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
26 Мая 2011

Борис и его команда

И все-таки финальный матч претендентов завершился в основное время: Борис Гельфанд выиграл заключительную, шестую партию с классическим контролем у Александра Грищука и завоевал право сразиться за шахматную корону. "Сбылась мечта Ананда: он будет самым молодым участником матча на первенство мира!" – пошутил Борис на заключительной пресс-конференции. Александр Грищук поздравил соперника с великолепной игрой и заслуженной победой. Любопытно, что это первая победа белых в партиях с классическим контролем времени на матчах претендентов в Казани. А всего в основное время результативно закончились 3 (три) партии. Из тридцати. Из Казани передает Владимир Барский.


Бдительная охрана: что там происходит на сцене?

Александр Грищук спешит на рабочее место.

Рукопожатие вслепую.

Александр поправляет свое войско.

Английского начала не будет: пешка вброшена на d4.

Прежде чем сделать свой второй ход, Грищук пару минут провел в сомнениях. Очевидно, Грюнфельд был намечен дома, но какие-то недобрые предчувствия смущали Александра, и он не сразу решился поставить пешку на g6.

Под прицелом фото- и телекамер.
Перед началом тура по дороге в пресс-центр встретил журналиста Юрия Васильева. С фотоаппаратом в руках, он выглядывал из-за колонны, дожидаясь, когда по холлу к месту игры пройдут финалисты.
– У меня предчувствие, что сегодня матч закончится, – поделился своими мыслями Юрий.
– Да? И кто же выиграет? – недоверчиво спросил я, поскольку давно уже смирился с неизбежностью тай-брейка.
– Борис.
– Он сам об этом сказал?
– Просто мне интуиция так подсказывает, – Васильев не принял шутливого тона и был абсолютно серьезен.
Что тут можно сказать? Браво, Дока! Интуиция вас не подвела.

Сразу после подписания бланков. Грищук: недосмотрели ход 13.b3 или забыл анализ?

Шестую партию Борис Гельфанд, по мнению его соперника, играл великолепно.

Гроссмейстеры с трудом прорываются в пресс-центр сквозь толпу любителей.

Борис Гельфанд:
– Вариант, который сегодня встретился, был мне хорошо знаком. Он много раз применялся на последней Олимпиаде в Ханты-Мансийске, и черные выигрывали там красивейшие партии. После Олимпиады мы с Максимом Родштейном в какой-то день сели изучить этот вариант, и Саша Хузман тоже был с нами. Я помнил, что 11…Bg4 – это такая хитрость, чтобы выманить пешку на h3. Кажется, это абсурд, но в каких-то вариантах появляется темп Qc8. Нам удалось придумать противоядие – 13.b3. Вроде бы, этот ход в данной системе считается неважным, потому что черные могут вскрыть линию «а». Но так как уже сыграно h2-h3, то слон на е6 оказывается вырезанным, и черные испытывают некоторые трудности с контригрой.
Александр, мне кажется, избрал самый амбициозный план – Ra5-h5, чтобы перейти в контратаку. Потому что при пассивной игре ходы у черных заканчиваются. Мне кажется, эта идея была у нас где-то в анализе – пойти Nh4 и f4, ограничив возможности соперника, после чего игры у черных нет, ладья в тупике. Думаю, Александр очень сильно сыграл 21…Nd5, но качество я, конечно, не беру. Все равно, мне кажется, если бы черные пошли 23…f5 вместо 23…Rb5, то я не знаю даже, лучше у белых или нет, позиция очень сложна. Я должен ходить 24.h5 и играть на атаку. Конечно, ладью на d5 я не бью никогда. А после 23…Rb5 пешки пришли в движение, и там уже позиция, по-моему, с огромным перевесом у белых.

Справа налево: секунданты Гельфанда Павел Эльянов, Максим Родштейн и Александр Хузман, а также Михаил Плешков, давний товарищ Бориса, прилетевший в Казань поддержать своего друга аккурат в день последней партии.

Александр Грищук:
– Могу сказать, что совершенно не стыдно проиграть такую партию, как сегодня: Борис играл абсолютно великолепно! Единственное, с дебютом у меня вышла некоторая накладка: может быть, я забыл, что нужно делать на 13.b3, но мне кажется, что мы этот ход не смотрели. После него я сразу понял, что у черных очень неприятная позиция. Черные активно расставили фигуры, но дальше им активность проявлять некуда, а если на них дунуть, то позиция может рассыпаться. В принципе, я доволен, что нашел маневр Ra5-h5. Единственное, я несколько переоценивал позицию: думал, что у меня все в порядке, и даже в какой-то момент предложил ничью – видимо, уже в проигранной позиции. Стыдно немножко, но просто я этого не понимал, думал, что позиция совершенно неясная.
Наверное, 23…f5 было лучше, хотя после 24.h5 мне моя позиция не нравится. Белые вначале будут атаковать, а когда ферзи поменяются, то хоп – Bxd5, и в эндшпиль с лишним качеством. Поэтому я пошел 23…Rb5 и думал, что если 24.е4, то 24…Bxb3, затем Na5 и Bc4 и совершенно неясная игра. Но 24.Qe2, мне кажется, очень сильный ход, после него у меня абсолютно все дезорганизовано, король слабый. Слон с конем не только не проявляют активность, а приходится думать о том, как бы их не потерять.
Я считаю, это супер-партия со стороны белых, и от всей души поздравляю Бориса! – с этими словами Александр пожал сопернику руку.

Б. Гельфанд – А. Грищук
1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.Nf3 Bg7 4.g3 d5 5.cxd5 Nxd5 6.Bg2 Nb6 7.Nc3 Nc6 8.e3 0-0 9.0-0 Re8 10.Re1 a5 11.Qe2 Bg4 12.h3 Be6 13.b3

diagram1.jpg

13...a4 14.Rb1 axb3 15.axb3 Qc8 16.Kh2 Ra5 17.Rd1 Rh5 18.Nh4 Bf6 19.f4 Rd8 20.Qf2

diagram2.jpg

20...Bxh4 21.gxh4 Nd5 22.Nxd5 Rhxd5 23.Bb2

diagram3.jpg

23...Rb5 24.Qe2 Rh5 25.e4 Bxb3 26.Rdc1 Na5 27.d5 b6 28.Be5

diagram4.jpg

28...c5 29.dxc6 f6 30.Ba1 Rc5 31.Rxc5 bxc5 32.Qb5 Qc7 33.Rxb3 Nxc6 34.e5 Nd4 35.Qc4+. Черные сдались.

Наш эксперт гроссмейстер Александр Халифман не скрывал своего восхищения игрой Гельфанда:
– Эта партия стала украшением всего матча!
– Не зря терпели столько ничьих?
– Что значит «терпели»? Ничьи ничьим рознь. В финале три ничьи из пяти были абсолютно полноценные; «кровавые», может быть, неправильное слово, но боевые, полноценные партии.
А сегодня вообще высший пилотаж! Александр опять оказался чуть-чуть недостаточно готов в Грюнфельде; это проявлялось и в его матче с Ароняном. Борис очень умно поступил, выйдя в Грюнфельд как раз напоследок, когда у противника уже не было возможности отыграться, и оказался лучше готов в дебюте. Александр нашел очень интересную идею Ra5-h5: наверное, объективная оценка там «близко к равенству», но он отдал час времени, а позиция по-прежнему оставалась сложной. Борис нашел блестящую идею 19.f4!, и тут уже начал сказываться недостаток времени у Грищука. Вроде бы, красивая идея с жертвой качества – 21…Nd5 22.Nxd5 Rhxd5, но шахматы – не шашки, бить не обязательно. Белые отреагировали очень точно. Ну, и ход 23…Rb5 уже какой-то нервный, потому что однозначно надо было играть 23…f5. После 24.h5 у белых, наверное, лучше, но тут еще возможны варианты. А после 23…Rb5 белый центр пришел в движение, и дальше уже было добивание.
Блестящая партия белых, а черные… Что-то с Грюнфельдом у Александра не получалось, и в конце концов не получилось уже решительно.
– Может быть, Грищуку следовало сохранить чернопольного слона и предлагать жертву качества без размена на h4?
– Наверное. Но у черных оставалось уже не так много времени для того, чтобы решать серьезные проблемы. Час форы Александр дал, а это серьезно. Позиция очень долго не выходила за рамки равенства; возможно, это действительно был критический момент – сыграть 20…Nd5, без взятия на h4. Но это все трудно понять, это в глаза не бросается.
– Требует ли нынешняя формула проведения матчей какой-то реформы? Кажется, Вы предлагаете проводить тай-брейк до основного времени, чтобы таким образом определить, кто обязан выиграть матч, а кого устроит и ничья?
– Эта результативность 10 процентов… С одной стороны, не могу не согласиться с Борисом, что нужна какая-то стабильность, нельзя без конца все менять. На самом деле, совершенной формулы не существует. С другой стороны, то, что случилось на этот раз – 3 результативные партии из 30-ти… Все-таки маловато! Понятно, это не потому, что люди уклонялись от борьбы, – высока техника защиты и так далее. Но все-таки в элитных турнирах – при том, что техника защиты там так же высока – процент результативных партий повыше.
Может, не надо ничего резко ломать и сохранить действующую систему, просто ввести софийские правила.
– Может быть, жеребьевку проводить непосредственно перед стартом, чтобы не было точечной подготовки?
– Да, чтобы было больше импровизации. Но все-таки не совсем справедливо, если вдруг обладатели первого и второго рейтинга встретятся сразу в четвертьфинале.
– Первых двух можно «посеять».
– Наверное, возможны варианты. Во мне борются противоречивые чувства. С одной стороны, я согласен с Борисом: неплохо бы, чтобы была стабильность, чтобы игра проходила по установленным правилам. С другой, я полностью согласен с тем, что 3 результативные партии из 30-ти – это маловато. Наверное, надо что-то чуть-чуть изменить, сохранив «костяк».
– Ваше впечатление как онлайн-комментатора: перспективно это направление, можем мы привлечь большую аудиторию?
– Мне показалось, что людям интересно, что они довольны. Надо больше все это рекламировать. Я думаю, это перспективный жанр.

Когда у Бориса спросили, что он думает о предстоящем матче с Анандом, он поначалу хотел уклониться от ответа:
– Да ничего не думаю.
Но потом все-таки немного разговорился:
– Сбылась мечта Ананда, что он будет самым молодым участником матча на первенство мира. Он об этом мечтал и уже не надеялся, но вот его мечта сбылась!
Конечно, очень интересно будет сыграть с Анандом 12 партий. Наверное, я столько сыграл с ним за последние 15 лет.
– Какой у вас счет?
– До 1993 года у меня было где-то «+5», между 93-м и 97-м у него примерно «+5», а потом он одну или две выиграл, а остальные ничьи.

Ваш корреспондент поинтересовался:
– По ходу матчей было немало предложений об изменении формулы ради повышения результативности. Например, проводить тай-брейк до основного матча (своего рода квалификация, как в «Формуле-1»), или устраивать тай-брейк после каждой ничейной партии – играть до победы. Что Вы об этом думаете?
– Я человек консервативный, я думаю: хорошо бы, чтоб ы хотя бы два цикла подряд по одной системе прошли. Переигрывание на тай-брейке – это уже было году в 1990 или 1991 в Линаресе: организатор Рентеро п редлагал переигрывать каждую ничейную партию на тай-брейке в блиц. Интересна реакция Каспарова: он сказал, что если такое предложение поступит, то больше таких турниров не будет. В книге Вайцкина «В поисках Бобби Фишера» описана сцена, как мы с Гарри Кимовичем это обсуждали. Я считал, что надо «отбить» идею, а Каспаров – что надо еще и турнир наказать за такие идеи. Все возвращается, ничто в этом мире не ново.

Борис Гельфанд сдержал свое обещание и рассказал о своей команде:
– С Александром Хузманом и Максимом Родштейном мы уже где-то полгода только к матчам и готовились: и сборы были, и дома много смотрели – минимум 4 раза в неделю занимались. Удалось кое-какие идеи накопать, даже такие, применить которые казалось маловероятным, – а сегодня одна из них пригодилась. Когда я вышел в финал, к нам присоединился Павел Эльянов, который тоже принимал участие в подготовке. Я думал, что к 8 партиям за полгода как-то можно подготовиться, а на финал нужно подкрепление, и Павел нам очень помог. Я всем им очень благодарен: они мало спали и много работали, все матчи трудные были.


← Вернуться назад
Опубликовать:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.
Репортажи
Слово о Цеше