Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно

Сюрпризы от жеребьевочной программы

Или за что мы любим Swiss Manager?

Компьютер уже давно вторгнулся во все сферы жизни шахматистов, причем его влияние коренным образом коснулось не только самих игроков, но и судейского корпуса — ныне пары очередного тура определяют компьютерные программы. Если вы, уважаемый читатель, застали 90-е годы (или, тем паче, конец 70-х — 80-е), то наверняка помните, как главный судья или секретарь соревнования делали жеребьевку на карточках. Индивидуальных карточках шахматистов, где каллиграфическим почерком были записаны соперники, количество партий белыми и черными, спуски и подъемы. Это было настоящее священнодействие, которому предшествовал целый ритуал с раскладыванием карточек по группам, цветам и прочим атрибутам. И были настоящие титаны той эпохи, которые могли вручную «прожеребить» за короткий промежуток времени опен со 150-ю участниками: Владимир Дворкович, Эдуард Дубов, Виталий Зиборовский и многие другие. А для начинающих судей в журналах «64» или «Шахматы в СССР» печатались статьи, призванные осветить те или иные нестандартные ситуации при определении пар соперников. Хорошо помню, что двумя главными постулатами во все времена являлись: неприкасаемость цветовой гаммы и недопустимость повторного подъема рейтинг-фаворита группы. Судьи всеми возможными и невозможными способами старались избежать расклада, при котором кто-то получал три белых или три черных подряд на финише, или очень неприятного отрезка черные-черные-белые-черные-черные.

Первые жеребьевочные программы были созданы в духе этих правил, и в течение долгих лет «продвинутые» участники могли прикинуть, кто с кем играет, задолго до того, как вывешивался официальный вердикт компьютера. В группе из восьми шахматистов первый рейтинг почти наверняка играл с пятым или шестым (кто подходил по рейтингу); если ты играл черными, то вполне мог ожидать белые, а после подъема справедливо рассчитывал, что следующую партию сыграешь с визави из своей очковой группы. Я, честно говоря, никогда не следил, какая программа в данный момент рекомендована ФИДЕ для использования в «швейцарках», более того, больше года почти не играл в классику ввиду того, что стал работать на сайте Российской шахматной федерации. И каково же было удивление автора блога, когда совсем недавно он обнаружил, что последнему «писку» жеребьевочной моды — программе «Swiss Manager», по большому счету, плевать на эти две классические аксиомы. Между тем, «Менеджер» является программой официальной, и без нее никуда. Откройте любое положение на сайте РШФ, и там будет прописано, что пары игроков определяет именно SM.

Так вот, впервые я обратил внимание на некоторую нелогичность решений машины во время детских первенств мира и Европы 2012 года. Мой подопечный Андрей Есипенко сражался на обоих юниорских форумах, и чтобы выиграть время для подготовки его тренер пытался определить соперника Андрюши сразу после того, как заканчивались партии лидеров. Каково же было мое удивление, когда стало очевидно, что два канонических правила старой школы «Менеджером» во второй половине турнира частенько игнорируются. Я уж не говорю про подъемы, но с цветовой гаммой машина обращалась с такой же деликатностью, как слон к ассортименту посудной лавки. Казалось бы, вот он – удачный расклад, и все должны быть довольны... Но нет, снова не то, «ломка» цвета и так далее. Интересно, а что лежит в основе алгоритма программы? Кто-то рассказывал мне о том, что «Swiss Manager» составляет пары по Бухгольцу, дабы исключить те варианты, при которых игроки, выскочившие со дна турнирной таблицы, встречаются между собой на финише. Очень хорошо, но цвет-то при чем?

А несколько дней назад я стал свидетелем очередного зигзага SM на этапе мужского Кубка России в Казани. Это случилось перед восьмым туром в пелетоне, изо всех сил пытающемся настичь лидеров и ворваться в призовую зону. Среди игроков, имевших «+2», находились мастер Егор Пахомов и гроссмейстер Владимир Онищук. Онищук в первом туре получил плюс ввиду неявки соперника, и его цветовой ряд выглядел так: белые-черные-белые-черные-белые-черные. Аналогичная гамма Пахомова содержала следующие компоненты: черные-белые-черные-белые-черные-черные-белые. Игроков с 4,5 очками из 7 было целых 15, вариантов пар немыслимое количество, поскольку большинство участников между собой не играли, но «Менеджер» принял решение свести Егора и Владимира между собой. В результате украинец, игравший седьмую партию черными, получил черные, а представитель Санкт-Петербурга – снова белые, так как ему необходимо было «выровнять» цвет! С точки зрения классической школы почти запретное действие — на ровном месте организовать не только бб, но и чч.

Другим спорным решением оказалось образование пары Иван Герасимов — Сергей Григорьянц. У Герасимова тоже было 4,5 очка, и он, имевший наименьший Эло в группе, пошел на спуск, имея при этом белые фигуры. По цвету ему подходили многие гроссмейстеры, например Васиф Дурарбейли или Андрей Рычагов, но «Swiss Manager» решил поднять на Ивана Григорьянца. Причем у Сергея получались эти самые злополучные черные-черные-белые-черные-черные, но программу это нисколько не смутило. В знак протеста москвич не вышел на партию. Я прекрасно понимаю Григорьянца — сам на его месте вполне мог так отреагировать. Прекрасно понимаю и огорчение организаторов, приложивших огромные усилия, дабы турнир прошел на высшем уровне, а тут такой неприятный инцидент… Вообще, пары восьмого тура удивили многих, и победитель турнира Игорь Коваленко рассказал, что уже обсуждал каверзы «Менеджера» с Михаилом Крюковым. По словам латвийского гроссмейстера, один из самых авторитетных российских рефери тоже выразил свои сомнения по поводу некоторых решений программы. А уж Михаилу Витальевичу с его огромным опытом вполне можно доверять в таких вопросах.

Между тем, никакие протесты на жеребьевку нигде и никогда не принимаются. Не может повлиять на нее и Апелляционный комитет. Вердикт «Swiss Manager'a» остается истиной в последней инстанции. А сам «Менеджер» – официальной программой, рекомендованной ФИДЕ к использованию...