Федерация
Шахмат
России
Скачать шахматы бесплатно
2 Октября 2015

Жертва, связка и золотой свисток

О первой партии финала Кубка мира рассказывает Владимир Барский

Первый мой день в Баку оказался очень насыщенным: прямо с самолета попал в турнирный зал, где партия Свидлер – Карякин была уже в разгаре, а вечером с удовольствием принял любезное приглашение Маира Мамедова посмотреть футбольный матч «Карабах» – «Андерлехт». Утопающий в зелени город пока что видел только из окна (автомобиля и панорамного в гостиничном номере), но время погулять по знаменитому Приморскому бульвару, конечно, еще найдется!

…Примерно после полутора часов игры Петр Свидлер осуществил прорыв в центре 16.d4. Возникло опасение, что в ближайшие 10 ходов соперники разменяют полкомплекта, пожмут друг другу руки и отправятся по домам. Ничего удивительного в этом бы не было: финальный поединок вдвое длиннее всех предыдущих на Кубке мира, состоит аж из четырех классических партий, и короткая разведка в первой из них вполне естественна и понятна. Один из заинтересованных зрителей даже поинтересовался как бы в шутку, не могут ли российские участники устроить себе четыре «выходных» в классике, дабы решить исход борьбы на тай-брейке. Бессменный комментатор русскоязычной трансляции гроссмейстер Сергей Шипов и автор этих строк возразили, что времена Кюрасао, к счастью, давно позади и подобного сговора между соотечественниками ожидать не приходится.

Сомнения нашего уважаемого собеседника окончательно развеял Петр Свидлер, который не спешил отыгрывать отданную пешку, что привело бы к массовым разменам и ничьей, а стал методично «перевязывать» фигуры черных по белым диагоналям и вертикали «b». Тут и Сергей Карякин понял, что поспешил с выводами, да и просто поспешил: он очень вдумчиво разыгрывал дебют, а на ход 20…Rb8 потратил всего лишь около минуты. Между тем, ход этот оказался, возможно, решающей ошибкой, поскольку из предварительных расчетов черных выпал хитрый ход 21.Rb1!

Довольно скоро партия закончилась, и победитель ответил на вопросы корреспондента радио «Маяк» Эльмиры Мирзоевой и мои.

– Петр, можно сказать, что соперник сегодня развалился?

– Партия решилась на коротком отрезке, когда Сергей считал, что тактическая операция, которую я провожу в центре, приводит к форсированной ничьей, а она, прямо скажем, к форсированной ничьей не приводит. Издалека он зевнул (ну или, скажем, сильно недооценил) ход 21.Rb1, после которого позиция черных уже очень неприятная. Плюс изменившийся «пейзаж»… Очевидно, ему после этого уже не нравилась его позиция. Наверное, можно было защищаться более упорно, но он допустил еще одну ошибку, и после этого позиция черных совсем развалилась.

А до этого у черных было всё в порядке; думаю, объективно его позиция была более приятной для игры, чем моя. Просто очень-очень сложной, поскольку за обе стороны – огромное количество возможностей.

– Сергей просчитался?

– Да. Не то чтобы он что-то неправильно оценивал или не понимал, что происходит; он посчитал длинный форсированный вариант, который оказался не совсем форсированным.

– Если говорить о стратегии на матч…

– Да нет никакой стратегии! Это настолько длинное соревнование, что сейчас основная задача – дойти до партии и по возможности контролировать то, что происходит на доске на протяжении всех, условно говоря, трех-четырех часов. Психологическая усталость, которая накапливается к концу Кубка мира – ее недооценивать ни в коем случае нельзя! Это я говорю как человек, который всё это проходил и раньше, и в этом году тоже. Устаешь так сильно… Причем не столько физически, а именно батарейки начинают садиться.

– Психологическая усталость?

– Да.

– Как с ней боретесь? Гуляете на свежем воздухе? Есть ли специальные методы?

– Что-то пытаюсь делать, как-то добавить свежего воздуха. Получается с переменным успехом. Ну, что делать. Жаловаться на то, что я вышел в финал Кубка мира, я определенно не буду!


П. Свидлер – С. Карякин

1.Nf3 Nf6 2.g3 d5 3.Bg2 e6 4.0–0 Be7 5.d3 0–0 6.Nbd2 c5 7.e4 Nc6 8.Re1 b5 9.exd5

Ход черных

9…Nxd5 10.Ne4 Bb7 11.c3 a6 12.a4 b4 13.Bg5 f6 14.Bd2 e5 15.Rc1 Rf7 16.d4 bxc3 17.bxc3 cxd4 18.cxd4 Nxd4 19.Nxd4 exd4 20.Qb3 Rb8

Ход белых

21.Rb1! Qd7 22.Rec1 Qe6 23.Nc5 Bxc5 24.Rxc5 Rd8 25.Ba5 Rd6 26.Qc4 Nc3 27.Rxb7 Qe1+ 28.Bf1 Ne2+ 29.Qxe2 Черные сдались.


Петр, эта партия – продолжение дискуссии в том же варианте, что встретился в Чите в поединке с Игорем Лысым?

– У меня с Серегой было уже две таких партии. На прошлогоднем турнире претендентов я проиграл ему белыми сложнейшую и интереснейшую партию, а потом мы сыграли вничью на клубном чемпионате России. Также у нас был вариант Nf3, g3 в мае в Ханты-Мансийске на Гран-при, но там получилась немножко другая конфигурация. То есть мы с ним давно дискутируем. Игорь попал в промежуток между бесконечным числом партий против Сергея! Партия в Чите была последней по хронологии, но основным «идеологическим» противником в этом варианте у меня является Сергей.

Сказать, что я получил хорошую позицию? Нет. Но я получил сложную позицию.

Сергей сыграл 9…Nxd5. Взятие на d5 пешкой – тоже нормальная опция?

– Да. Я не думаю, что у черных есть какие-то проблемы. Но Сергей справедливо предполагал (я так думаю), что поскольку он играл 9…exd5 неоднократно, то я основной упор буду делать именно на этом ходе. А после 9…Nxd5 я понимал, что у меня, видимо, записано 10.а4 b4 11.Nc4 и где-то оборвано со словами «у белых надежная, неплохая позиция». На самом деле – надежная и неплохая, но я совершенно не понимал, что мне делать дальше, поэтому решил, что нужно рисунок немножко менять. А дальше, грубо говоря, будь что будет!

Делая ход 15…Rf7, Сергей уже видел позицию после 20.Qb3 – понятно, что она возникает полуфорсированно. Он считал, что пойдет 20…Rb8 и у него всё в порядке, а на самом деле после 21.Rb1 это не так. Правда, если бы он сыграл 22…h6 вместо 22…Qe6, то я не знаю, как белые выигрывают; может быть, и не выигрывают.

Компьютерная оценка в этот момент была уже для черных совсем нехорошая…

– Я понимаю. Но я, по крайней мере, не видел, как там белые добиваюсь решающего преимущества.

По компьютеру, и после 20.Qb3 у белых уже заметный перевес.

– Да, но всё упирается в то, что надо в ответ на 20…Rb8 увидеть ход 21.Rb1. Если этого хода нет, то черные раскручиваются. А после 21.Rb1 неожиданно выясняется, что у него абсолютно все фигуры перевязаны, и я в свое удовольствие могу забирать материал тем или иным способом.

В ответ на 21.Rb1 железный разум считал самым упорным 21…Qf8. Но такое, наверное, в голову не приходит?

– Мне кажется, я видел этот ход, но казалось, что он не выручает. Сейчас приду в номер и посмотрю, как я выигрывал после 22.Rec1 h6; ощущение, что у меня очень хорошо, было, но как конкретно выигрывать в этом варианте, я по-прежнему не знаю. А после 22…Qe6 потребовалось посчитать всего один вариант; слава богу, я с этим справился.

За два свободных дня между полуфиналом и финалом удалось хорошо отдохнуть?

– Ну, как сказать? В определенном смысле, игра в финале начинается теперь для меня как будто с самого начала; туговато я сегодня входил в партию. Но в принципе, после шести кругов этого мероприятия чем больше отдыха, тем лучше! Жаловаться на то, что после этого снова надо разыгрываться – это глупые жалобы, потому что наоборот было бы гораздо хуже!


…А поздно вечером «Карабах» сотворил главную сенсацию Лиги Европы, обыграв бельгийский «Андерлехт» со счетом 1:0. Я впервые в жизни побывал на футбольном матче и получил колоссальный эмоциональный заряд! Да еще после матча посчастливилось приобщиться к святая святых – выйти на зеленый газон и ударить по мячу, который оказался счастливым для азербайджанской команды.

Стадион в центре Баку носит имя футбольного арбитра Тофика Бахрамова; он единственный в мире арбитр, удостоившийся такой чести. Вот что рассказывает Википедия: «Бахрамов был линейным арбитром финального матча чемпионата мира 1966 года между сборными Англии и ФРГ. Основное время закончились вничью 2:2. В дополнительное время после одного из ударов Херста мяч ударился в перекладину ворот, а затем от линии ворот отлетел в поле. Споры о том, пересёк ли мяч линию ворот, не утихают до сих пор. В тот момент, когда мяч отскочил от перекладины, английские футболисты радостно вскинули руки. Арбитр Динст остановил игру и, пробиваясь сквозь немецких футболистов, бросился к Бахрамову. Он кивнул головой: гол был. Его окружили немцы, протестуя против такого решения, но Бахрамов остался непреклонным…

Любопытная деталь: до того памятного матча во всех предыдущих финалах символическим Золотым свистком награждались только главные арбитры. А в 1966 году все судьи финального матча (т.е. и лайнсмены) были награждены золотыми свистками. А Тофик Бахрамов получил ещё и копию «золотой богини» из рук королевы Великобритании».


А где сейчас хранится золотой свисток Тофика Бахрамова, за которым охотились коллекционеры всего мира, но прежде всего – английские? О, эта другая красивая история, к которой мы обязательно вернемся!


Фотографии Этери Кублашвили и Владимира Барского



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.