20 октября 2020

Максим Чигаев: Старался сохранять свежую голову

Победитель Высшей лиги чемпионата России ответил на вопросы Владимира Барского


Продуктивный локаут

– Максим, поздравляю с победой! Прежде чем начать разговор о турнире, расскажи, пожалуйста, как прошел так называемый локаут?

– У меня более-менее продуктивно, особенно первые пару месяцев. Дома я регулярно и довольно много занимался спортом и шахматами. Потом май-июнь немножко выпали из жизни, поскольку пришлось решать некоторые вопросы со здоровьем, а июль и август вновь оказались весьма продуктивными в плане работы над шахматами. Правда, в какой-то момент я прекратил заниматься спортом, и это меня немножко печалило, но когда снова открылись фитнес-клубы, стало повеселее.

Естественно, я регулярно играл в интернет-турнирах, куда ж без этого. Например, Titled Tuesday (популярный турнир на сайте chess.com, в котором участвуют только обладатели международных званий – прим. ред.) играл каждую неделю, ни одного не пропустил.

– Ваша команда «Молодежка» обыграла весь мир. Чья это была инициатива – проводить матчи с иностранными сборными?

– Это у нас Даня Юффа выступил в роли массовика-затейника; его поддержал Владимир Алексеевич Поткин. До какого-то момента было очень интересно, но потом нам поднадоело: слишком уж легко выиграли все матчи. У нас и так команда приличная, а в блиц ребята на три головы сильнее играют.

Игроки "Молодежки" Максим Чигаев и Михаил Антипов заняли 1 и 2 места на Высшей лиге

– Считаешь интернет-турниры одной из интересных разновидностей шахмат или неким «суррогатом»?

– На самом деле, отношусь к ним не так плохо, поскольку есть свои плюсы в том, что ты играешь из дома. Конечно, вопросы читерства всех мучают, это вполне естественно. Но я не очень понимаю тех, кто огульно критикует онлайн-шахматы. Я человек, который родился в Кемерово, у которого турниров в Сибири не было вообще. Я вырос, играя на «Шахматной планете» с мастерами и гроссмейстерами. Самый яркий пример – это, пожалуй, Влад Артемьев. Когда он еще жил в Омске и занимался у Ивана Смыковского, они обсуждали, что Влад играет, условно, не больше 10 партий в день. В 2011 году Артемьев узнал, что такое Play Chess, зарегистрировался там и такие вещи творил, что даже вспоминать неловко. У меня то же самое.

Не могу сказать, что онлайн – совсем уж другая игра. Понятно, что своя специфика там есть, особенно в игре без добавления, но конкретно для себя я очень уж больших минусов не нашел. Конечно, ощущение сильно портит читерская тема.

– Одни люди из-за этого очень переживают, другие относятся философски. А ты как?

– Я очень сильно завожусь, когда вижу или узнаю, что этим начинают заниматься гроссмейстеры. В моем понимании это позор. Не буду называть имен и фамилий, но когда люди с рейтингом порядка 2600+ занимаются такой ерундой, причем я не могу сказать, что у них нет денег…

– Позорят профессию?

– Ну, конечно. Очень странно, если они после этого будут рукопожатными в приличном обществе.

– Подготовка к Высшей лиге проходила, в основном, онлайн?

– Работа над шахматами оказалась очень продуктивной. Последнее время, когда начал играть на профессиональном уровне, я в принципе много занимался, поэтому не могу сказать, что в этом плане что-то сильно поменялось. Единственное, было непривычно, что нельзя куда-то поехать, а в целом я очень доволен, что настал такой перерыв. С октября 2019 года по февраль 2020-го я «скатил» 60 пунктов рейтинга, и это было очень больно. Когда я немножко успокоился, турниры закончились и началась пандемия, то обнаружил, что у меня рейтинг 2590. Понял, что пришло время плотно сесть за работу.

– А как предпочитаешь заниматься: со спарринг-партнерами, тренерами или самостоятельно?

– У меня есть друзья, с которыми я играю тренировочные матчи, что-то изучаю. Также очень люблю решать задания на разных сайтах: на chess.com тактику, на Chess Tempo суперкрутые задачи – мне Юра Елисеев еще в 2012 году показал этот сайт. Поскольку появилось свободное время, я дочитал «Учебник эндшпиля Марка Дворецкого», прочел книжку Бориса Абрамовича «Принятие позиционных решений в шахматах». Не могу сказать, что я зря время терял. Читал умные книжки.

– Профессионально начал заниматься шахматами не так давно?

– Я очень поздно стал играть в хороших турнирах, поскольку до 20 лет у меня просто не было такой возможности. Когда учился в Питере, то играл, в основном, юниорские чемпионаты. Играл хорошо, но что дальше? Денег, чтобы поехать на европейские опены, не было; я не был гроссмейстером, а мастером с рейтингом порядка 2550. По сути, профессиональная карьера началась в конце 2016 года, когда мне присвоили звание гроссмейстера. И с финансовой точки зрения жизнь упростилась.

– Сейчас живешь в Тюмени?

– Да, уже три года.

– Там тебя поддерживают?

– Да. Например, меня и Даниила Юффу как ведущих спортсменов Тюмени командировал на Высшую лигу областной шахматный центр имени Анатолия Евгеньевича Карпова. Последние пару лет нам в этом плане очень везёт, какие-то турниры оплачиваются – скажем, «Аэрофлот-опен», чемпионат Европы. Я бы на них и за свои деньги поехал (раньше именно так и делал, когда была возможность), но финансовая поддержка, безусловно, очень важна и приятна.

– Что от спортсмена требуется взамен?

– Периодически выступаю с лекциями и сеансами перед любителями шахмат. И, разумеется, стараюсь достойно представлять Тюменскую область на всех значимых соревнованиях.

– В городе и области активная шахматная жизнь?

– Да, у нас довольно много всего проводится. Геннадий Яковлевич Шантуров и Евгений Викторович Прокопчук часто ездят по отдаленным районам, по деревням и селам – выступают, дают сеансы. До пандемии в Тюменской области была довольно бурная шахматная жизнь. Но отсутствует, как мне кажется, переход от детских шахмат к взрослым. Способные ребята играют в этапах Детского Кубка России, а на взрослые турниры не ездят, так как должны привозить домой медали. Так что есть над чем работать.

– Заканчивая школу, перспективные молодые шахматисты переключаются на учебу в вузе?

– Да. Хотя шахматы, конечно, многим в жизни помогают. Например, мой друг международный мастер Михаил Попов писал книги, а сейчас работает тренером. Даже те, кто кардинально меняют род деятельности, сохраняют интерес к шахматам.


О пользе шахматной доски

– Поговорим теперь о Высшей лиге. Первый после полугодового перерыва турнир с классическим контролем – какие вызвал эмоции, чувства?

– В сентябре я ездил на Мемориал Курносова в Челябинске. И там, и здесь я старался не вспоминать свои прошлые неудачи и не лезть отыгрываться, потому что это очень плохо заканчивается. Кроме того, я всегда много готовился за компьютером, и бывало, что после многочасового повторения файлов перед партией у меня потом, грубо говоря, начинала ехать крыша. На острове Мэн я это очень четко ощутил, когда в турнире с семичасовым контролем не выиграл много выигранных позиций.

В Челябинске и здесь решил поменять подход, не грузил себя подготовкой с зазубриванием. Привез в Сочи шахматную доску, расставлял фигуры и прокручивал варианты, которые казались мне наиболее вероятными в этот день. Это развивает механическую память, а главное – я старался сохранять голову свежей, потому что в таком турнире это очень важно.

 

– Кажется, сейчас мало кто использует при подготовке реальную доску…

– Понятно, что значительная часть подготовки всё равно проходит за ноутбуком, но в какой-то момент я прихожу к выводу, что вот эта позиция, весьма вероятно, может сегодня случиться. Тогда я беру доску и делаю, условно, первые 15 ходов по памяти, а потом смотрю на фигуры и думаю, какой следующий ход хочет сделать соперник. Попытался понять, как может развиваться игра чисто по-человечески, а не учить компьютерные линии.

– Метод оказался эффективным?

– Да, у меня была очень свежая голова, я достаточно мало зевал.

– Как шел по турнирной дистанции?

– Неожиданно быстро удалось набрать «плюс три». В первом туре выиграл у Эрика Обгольца, потом у Евгения Климентова. Можно сказать, немножко повезло, потому что во втором туре все люди примерно моего рейтинга играли с шахматистами уровня 2500, а мне достался противник с Эло 2222, который накануне получил плюс. Хотя объективно Климентов играет намного выше своего рейтинга (в Сочи он прибавил 21,6 пункта Эло – прим. ред.). Я вышел на «плюс два», но в третьем туре отпустил Алексея Гоганова. Была технически выигранная позиция, оставалась куча времени, однако поторопился забрать пешку…

В четвертом туре белыми с Владимиром Федосеевым особо не играл. Мы давно дружим, у одного тренера занимались – Дениса Сергеевича Евсеева, и я не стал ломать копья. А потом неожиданно для себя удалось быстро обыграть Александра Рахманова. Александр очень упорный шахматист, в ответ на 1.е4 играет только русскую партию. Я пошел в дебют четырех коней и сыграл 4.h3 – решил, что на одну партию эта идея вполне сгодится. Это к вопросу о свежести головы. Если бы он нашел в дебюте все сильнейшие ходы, то мы сыграли бы вничью. Но и в русской партии тоже могли сыграть вничью, только там он бы знал все возникающие позиции. Я подумал: раз он такой упорный шахматист, играет такой крепкий дебют, то пусть ему хотя бы будет неприятно. И подготовка оправдалась на все сто.

– Неужели ход 4.h3 действительно требует серьезной подготовки?

– На самом деле, ядовитый ход.


М. Чигаев – А. Рахманов

1. e4 e5 2. Nf3 Nf6 3. Nc3 Nc6 4. h3

Ход черных

4…Bb4 5. Nd5 Ba5

Понятно, что слон на а5 стоит довольно опасно, но и при отступлении на с5 тоже есть своя теория, ее надо знать. Не всё так просто, 4.h3 – ход полезный. Хотя главным для меня было не то, что это какой-то суперсерьезный ход, а то, что не получилась русская партия. Таким образом, я проверил дебютный кругозор соперника и неожиданно попал в цель.

6. c3 Nxe4 7. d4

Насколько я понимаю, у черных уже очень сомнительная позиция. Кажется, Рахманов поначалу просто не мог в это поверить.

7…Ne7 8. Qa4 c6 9. Nxe7 Nxc3 10. bxc3 Bxc3+ 11. Bd2 Qxe7 12. Bxc3 exd4+ 13. Be2 dxc3 14. 0-0 0-0 15. Bd3, и постепенно белые реализовали свой перевес.

Наконец, после победы в 6 туре над моим товарищем по «Молодежке» Мишей Антиповым удалось выйти на «плюс четыре». Он совершенно не попал в дебют, я быстро получил черными большой перевес, практически выигранную позицию. Но в этот день в зале было очень жарко, и я поймал страшный глюк: играя Bd7-c6, думал, что напал на пешку е4 – просто забыл посчитать удары и защиты. В ответ Миша конем атаковал моего слона, и я понял, что пешка-то не висит…

Всё же после этого я заставил себя собраться. Повезло – позиция была настолько хорошей, что испортить ее оказалось практически невозможно. В дальнейшем я старался играть жутко практично, а Миша, наоборот, где-то зевнул и проиграл.

– Финиш получился сложным?

– В 7 туре – спокойная ничья белыми с Андреем Есипенко, а потом пришлось играть две партии черными, против Влада Артемьева и Константина Сакаева. Повезло, что Влад оказался в Сочи не в очень хорошей форме, часто зевал, и в нашей партии тоже. В конце я мог его помучить, но подумал, что надо зафиксировать выход в Суперфинал, и эта ничья мне едва боком не вышла.

В последнем туре максимально не повезло с жеребьевкой: пришлось играть черными с Константином Руфовичем Сакаевым, которого устраивала только победа. Единственное мое желание было – самого себя не запутать в дебюте, но не вышло: позицию получил если не безнадежную, то близко к этому. Однако затем я как-то героически начал крутиться. Сумел перевести ферзя на f4, а когда после размена ферзей нашел марш пешки до f3, то уже успокоился, увидел, что это соскок.

Максим Чигаев и Константин Сакаев

– Это твой первый выход в Суперфинал?

– Да, хотя в прошлом году был очень близок к выходу. В 8 туре не выиграл у Бориса Грачева эндшпиль с оценкой «плюс семь». Причем выигрывал несколькими способами, и я их видел, но немножко сошел с ума. Занял тогда седьмое место, а шестое Сакаев. Помню, думал после заключительного тура: лишь бы у меня не шестое место занять, иначе совсем обидно!

В прошлом году, мне казалось, я «наиграл» на выход, но получилось только сейчас. Конечно, я очень доволен.

– Какие ожидания от суперфинала?

– Трудно сказать, ведь состав пока еще неизвестен. Хотя, наверное, это будет один из сильнейших Суперфиналов в истории – все лучшие захотят сыграть. Ведь еще и турнир претендентов сдвинули на весну. Так что жутко интересно! Это будет если не супертурнир, то близко к тому. Раньше я предпринимал попытки отобраться в супертурниры, в Вейк-ан-Зее был близок, 11 туров лидировал в группе «B», но «не доехал». Так что для меня это будет, в первую очередь, ценный опыт игры с реально сильными шахматистами. У меня партий в классику с людьми 2700+ очень мало, а с 2750+ еще меньше. Буду готовиться!


Смотрю Непомнящего, Накамуру не переношу

– Возвращаясь к нашему «полукарантинному» времени. Сейчас очень популярны разного рода стримы, онлайн-комментарии. Участвуешь в этом?

– Да, недавно на канале chess.com комментировал матчи молодежного Speed Chess Championships. Сам я стримил первые пару месяцев карантина, потом забросил, а сейчас думаю опять вернуться, но вначале надо провести небольшой апгрейд компьютера, купить хорошее кресло и т.п. В общем, максимально комфортно обустроить рабочее место.

– Насколько интересна эта виртуальная жизнь?

– Интересно, когда народ тебя смотрит. Если ты комментируешь для 10-15 человек, то это реально очень тяжело, а на chess.com меня смотрело человек 500, и это приятно – чувствуешь, что всё не зря. Конечно, не стоит этим особо увлекаться. С другой стороны, турниров сейчас всё равно почти нет, надо что-то делать.

– Была обратная связь, зрители задавали вопросы?

– Да-да-да: они пишут, ты отвечаешь. Мне казалось, что у меня неплохо получается.

– Стримы проходили на общественных началах?

– Понятно, что когда я комментировал для chess.com, то делал это не бесплатно. А свой канал у меня пока, по сути, для души, аудитория невелика. Это всё на перспективу: если со временем получится монетизировать канал, то почему бы и нет. Но в целом, вести стримы бывает прикольно.

– Смотришь другие трансляции?

– Да. Нравится, как Ян комментирует. Хикару почти не смотрю, потому что я его не особо переношу.

– Почему так?

– У меня все время всплывает перед глазами, как он пытался переходить с Ароняном в турнире претендентов; не очень понимаю, как его можно после этого уважать. В моем представлении, это просто отвратительно. Из-за этого бэкграунда он мне не нравится, хотя стримы у него, объективно, хорошие.

Когда Володя Федосеев стримит, смотрю периодически. Часто захожу на канал Levitov Chess. Но всё это происходит постольку поскольку. У меня нет такого, что, скажем, в пять часов вечера я сажусь у экрана, наливаю себе кофе и жду, когда кто-то начнет стримить. Обычно бывает так: я позанимался шахматами, сделал свои дела, а вечером зашел в интернет; если кто-то что-то комментирует, то и хорошо.

– А уроки не даешь?

– Решил, что пока молодой, не готов давать уроки. Моя шахматная карьера началась достаточно поздно, я еще не наигрался, а кроме того, у меня это неплохо получается. Записал несколько видеокурсов, но тренировать кого-то персонально пока не готов.

– У тебя раньше лучше всего получалась игра с быстрым контролем?

– Да, там у меня в какой-то момент был рейтинг почти 2730. Но на чемпионате мира в Москве в конце прошлого года оставил неожиданно много пунктов в рапиде. Заболел в первый день, играл очень плохо. Зато в блице выступил удачно. Но все-таки в прошлом году я играл, в основном, в каких-то приличных турнирах с длинным контролем: «Аэрофлот», чемпионат Европы, Кубок мира, остров Мэн, матч за сборную, Еврокубок, Кубок России… Не было времени ездить на этапы Кубка России по рапиду, а кроме них, турниров в быстрые шахматы мало.

– Отдаешь предпочтение какому-то контролю времени?

– Быстрые шахматы мне всегда нравились. Не согласен с теми, кто говорит, что быстрые – это несерьезно. Мне всегда казалось, что в быстрые шахматы чаще побеждает тот, кто много работает: на коротком контроле работа над дебютом сказывается больше всего. Задашь вопрос сопернику, и он просто не успевает ответить. И в целом, мне кажется, шахматы продолжают ускоряться. Быстрые шахматы более зрелищны, конечно. Хотя в моем представлении все разновидности шахмат должны существовать и развиваться равномерно. Понятно, что классика – это столп.

– Классика семичасовая?

– Не-не-не! Семичасовую, мне кажется, если и оставлять, то только для матчей на первенство мира. У меня были удачные турниры с семичасовым контролем, но мне они ни разу не понравились. Считаю, что в современном мире это абсурд; как это может быть кому-то интересно? То есть я лично ничего против них не имею, но гораздо больше нравится пятичасовой контроль, как сейчас в Сочи.

– В общем, больше турниров, хороших и разных!

– Да, это мечта!

Фотографии Владимира Барского

Суперфинал 2020