17 Апреля 2020

Восток есть Восток

Необычные шахматы в инкрустированном перламутром ларце привёз в 1976 году в качестве турнирного приза знаменитый гроссмейстер Давид Бронштейн, любитель диковинок. Привёз и подарил Музею шахмат. Ни одну фигуру без подсказки не угадать, ибо все они выполнены в технике средневековых шахмат Востока, точнее «шатранджа», как тогда называлась игра, из которой потом вышли современные шахматы. Ислам запрещал изображать людей и животных, поэтому можно только угадывать: во второй с краю фигуре увидеть символическую вытянутую морду коня, рядом — слегка выступающие бивни «слона» (эта фигура останется слоном в России, но в Европе превратится в «епископа» (Англия), «гонца» (Германия и Польша) «знаменосца» (Италия) и даже «шута» (Франция). Вместо короля изображён только его трон, вместо ферзя — на Востоке «визиря», «советника», «первого министра» — тоже трон, но попроще. Загадочные фигуры на краях — это могучая и грозная «птица Рух», в силуэте которой европейцы позже увидели «ласточкин хвост» зубца крепостной стены или башни (rook), а русские — речную лодку, ставшую «ладьёй». Пешки едва испытали прикосновение руки ремесленника: чуть обточенные по граням цилиндры, расходный материал средневековой войны…


Подобными фигурами на Востоке играли в период расцвета шатранджа, в X–XI веках, когда в историю вошли первые имена признанных мастеров этой игры (например, Ас-Сули), а поэт Омар Хайям (1048–1131) даже описывал жизнь через шахматные образы:

 

Мир я сравнил бы с шахматной доской:

То день, то ночь. А пешки? Мы с тобой  —

Подвигают, притиснут — и побили...

И в темный ящик сунут на покой.