28 Апреля 2020

Шахматы царских детей

В давние времена воинствующей пушкинистики и повального увлечения шахматами нет-нет, да и встречалось в книжках и статьях злорадное: «Вот Пушкин: и сам играл, и жену приучил, а Николай Первый с шахматами и знаком-то не был!» 

Источники подобное суждение не подтверждают. 

В московском Музее шахмат на Гоголевском бульваре сохранились шахматы царских детей начала XIX века великого князя Николая Павловича, некогда переданные родственниками известного ленинградского коллекционера В. Домбровского. Шахматы чудом сохранившиеся, ибо сделаны были для детских забав, для недолгой жизни. Доска деревянная, фигурки из простой обожжённой глины, но — дети-то царские! — ярко раскрашены. Против зелёной армии Петра Великого – красные мундиры солдат персидского шаха. Рядом с русским императором – монументальная Екатерина Алексеевна, и в реальной истории сопровождавшая супруга в походе. Рядом с шахом – прикрывает лицо чадрой его любимая жена…




Почти как в пушкинском черновике к «Сказке о золотом петушке»: 


Вот на шахматную доску

Рать солдатиков из воску

Он расставил в стройный ряд.

Грозно куколки сидят

Подбоченясь на лошадках

В коленкоровых перчатках,

В оперенных шишачках,

С палашами на плечах…

 

Младшие Павловичи, Николай и Михаил, разыгрывали на чёрно-белой доске знаменитый Каспийский (или Персидский) поход Петра 1722-23 годов. Выбор темы не случаен: известно, что Николай считал Петра Великого образцом и с юных лет зачитывался «Деяниями Петра Великого» Ивана Голикова. С первыми извлечениями из этого монументального для своего времени труда он познакомился как раз в том 1804 году, когда в записях приставленных к великим князьям воспитателей появились упоминания об игре в шахматы, как об одном из любимых занятий восьмилетнего Николая. Любопытно, что игра выявляла разницу в характерах двух братьев: «старший всё только нападал, и действовал натиском, младший (Михаил) хитрил и озадачивал его неожиданными, остроумными ходами».

И в более позднее время Николай Павлович не утратил интерес к шахматам, более того, прививал его и сыну Александру. В путевых заметках В.И. Фелькнера, опубликованных в журнале «Русская старина» в 1875 году, отмечено, как на палубе парохода, следующего в Стокгольм, император Николай поле обеда играл с наследником в шахматы, и «довольно долго».

Может, не такая уж и случайность, что именно в николаевскую эпоху, на рубеже 1852–53 годов, появился первый в России официально зарегистрированный шахматный клуб «Петербургское общество любителей шахматной игры».