17 Июня 2020

Запах дорогого парфюма

Гроссмейстер Шахрияр Мамедьяров - в очерке пиар-директора ФШР Кирилла Зангалиса

Азербайджан — отец, Россия — мать. А я — как Фигаро: и тут, и там.
Муслим Магомаев

Это уникальный человек, уникальный во всем. Я впервые услышал о нем на матчах претендентов в 2011 году, потом увидел на Мемориале Таля в 2013-м, а по-настоящему познакомился на кандидатском турнире в 2014-м…


Ханты-Мансийск. Март 2014

Я уже рассказывал, что на этом соревновании очень сильно сдружился с представителями тренерского штаба одного из сильнейших гроссмейстеров мира Мамедьярова — Сашей Халифманом, Рауфом Мамедовым и Эльтаджем Сафарли. Но если этих ребят я так или иначе знал раньше, то с Шахом, как его все называют неофициально, познакомился впервые.

Мы оказались вдвоем за барной стойкой отеля «Тарей». Мамедьяров только что проиграл позицию Володе Крамнику, в которой должен был не то что добиться ничьей, а вовсе победить. Для гроссмейстера это серьезный удар, причем в таком турнире. Это болельщикам кажется, что уступить в поединке — это так, всего лишь одно поражение. Но мало кто знает, какой труд преодолевает шахматист, чтобы выйти на уровень, когда ты стоишь «на выигрыш» с четырнадцатым чемпионом мира, а потом не только упускаешь преимущество, но и вовсе признаешь свою капитуляцию.

Время было три часа ночи. Кроме нас за стойкой был полусонный бармен. Шахрияр заказывал виски со льдом, затягивался сигаретой и выпускал кольцами дым. Шах никогда сильно не злоупотреблял алкоголем, и курит он в основном кальян по праздникам, но тут ему нужно было выпустить пар.

— Брат, так обидно, — вздыхает Шахрияр. — Я так готовился к этому турниру, чувствовал, что могу побороться за первое место. Но такой ужасный старт. Проиграл сразу две, потом поймал кураж, дважды выиграл и, если бы сегодня взял свое, то пошел бы вперед, ведь сражаться еще шесть туров. Мог бы попытаться пуститься в погоню за Анандом (который в итоге и вышел на матч с Карлсеном).

Шахрияр мне долго рассказывал о своем детстве. Через несколько лет я познакомлюсь с его отцом Гамидом. Это добрый, честнейший человек, который все привык делать своими руками, своим трудом. Я так и вижу их дома в Сумгаите. Маленький Шахрияр, его сестры и папа, который находит время для того, чтобы дети всерьез научились играть в шахматы. Понимаю, каких сил и трудов стоило дяде Гамиду добиться того, чтобы ребята вырвались из небольшого городка и на них обратили внимание серьезные тренеры.

Мамедьярову нелегко было конкурировать с бакинцами Раджабовым и Гашимовым. Но он упорно шел к цели. С каждым годом он прогрессировал в русском и английском языках. Ведь родной язык мальчика был азербайджанский, и в школе он учился тоже на азербайджанском. Но то, с какой смелостью он говорил на пресс-конференциях, на которых я присутствовал (мемориал Таля-2013), говорит о решительности и бойцовском характере Шаха.


— Знаешь, был случай в Вейк-ан-Зее, — рассказал мне тогда гроссмейстер. — Это было как раз после матча Крамник — Топалов в 2004-м, помнишь, знаменитый «туалетный скандал», когда менеджер Топы — Данаилов — обвинил Володю, что тот слишком часто ходит в сортир и, якобы, пользуется компьютерными подсказками. Так вот на прессухе один журналист начинает меня спрашивать что-то на английском языке. А со мной не было переводчика. Ну я слушаю, слушаю, делаю умный вид. И из всех пяти минут, что он говорит, различаю только слово «toilet». Приходит время отвечать. Ну, я собираюсь с духом и говорю: «Да, в здании, где проходят турниры, туалеты очень чистые и комфортабельные…». Понятно, что все рухнули от смеха…

В этом весь Шах. Он добрый и очень непосредственный. В какие мы только приключения с ним не попадали за годы дружбы. Но пока мы еще только знакомимся. Я рассказал ему о своем ташкентском детстве, об эмиграции в Грецию, Шах поведал мне, как ему было нелегко. И одну его фразу я запомнил навсегда.

— Знаешь, Кирилл, — сказал Мамедьяров, потягивая виски. — Ты — наш пацан. Ты такой же, как я, как Рауф — простой, нет в тебе этих понтов. Я иногда удивляюсь тем людям, которые считают себя выше других. От нас же пахнет настоящим, деревней. Сколько бы дорогого парфюма мы на себя не лили, все равно нам другими не быть, да и не надо.

Кирилл Зангалис и Шахрияр Мамедьяров

В принципе, я понимал, о чем говорит Шах. В Азербайджане он до поры до времени был вечно второй. Его товарищ по команде, тоже мой хороший знакомый умница Теймур Раджабов, уже в возрасте 15 лет на супертурнире в Линаресе обыграл первого номера мирового рейтинга, легенду Гарри Каспарова. Конечно, после этого он стал просто национальным героем Республики. И в сборной он по праву был на первой доске, когда Азербайджан дважды выигрывал чемпионат Европы. Помню, как на Олимпиаде в Стамбуле рейтинг Тимы магически остановился на отметке 2799,9. Но элитные 2800 Раджабов так в своей карьере пока и не пробил.

Я прекрасно понимаю Шаха. При его амбициях, при его атакующем стиле и комбинационной игре, он очень хотел взобраться на вершину. И он продолжал фанатично работать. Успехи не заставили себя долго ждать.

— Нам еще два дабла, пожалуйста, — Шах открыл кошелек, азербайджанская щедрость у него всегда в приоритете. — Вот многие сейчас нас с тобой бы осудили. Меня, что выпиваю во время турнира, тебя, что сидишь не с Карякиным, а с его прямым конкурентом. А я скажу, что каждый должен следить за собой. Мне сейчас будет трудно переспать с этой партией против Крамника. Но я хорошо знаю свой характер. В ближайших встречах я отыграюсь. Жаль, что в Хантах уже поздно и не пойти в караоке. Я бы спел свою любимую песню «Queen» — «We Are The Сhampions»…

Да, мы часто вместе с Рауфом и Шахом ходим в караоке. И если Рауф поет, как Муслим Магомаев, то у Мамедьярова вокальные данные послабее. Тем не менее, он никогда не комплексует и берется исполнять Фредди, одного из самых сложных певцов, которого стоит петь в караоке.

Разошлись мы почти под утро. Мамедьяров на следующий день сделал быструю ничью с Андрейкиным, а уже через сутки разгромил Левона Ароняна. Перезагрузился! Правда, в том турнире не было равных Ананду, который все-таки не пропустил вперед второго призера Сергея Карякина. А Мамедьяров разделил-таки почетное третье место.


Баку. Октябрь 2015 года

За эти полтора года мы очень сдружились с Шахом. Кстати, он показал себя порядочным не только, как друг, но и как коллега. Пообещав мне отдавать процент за хорошие предложения по турнирам, Мамедьяров при моем содействии оказался в Сочи на мемориале Таля по блицу. Причем он стал последним участником, единственным представителем дальнего зарубежья. Мой товарищ Марк Глуховский был как раз озабочен, что нет еще одного сильного шахматиста, как тут же решили вопрос с прилетом Мамедьярова. Мы вылетели в Сочи одним рейсом из Москвы. А через два дня Мамедьяров поднял над головой Кубок, опередив целую звездную россыпь известных блицеров. Получив солидный денежный приз, Шах тут же отдал мне положенный процент. К счастью, наше сотрудничество этим не ограничилось…

После того, как Карякин выиграл Кубок мира, выбив в четвертьфинале именно Мамедьярова, мы с Шахом предложили Сереге свои услуги в качестве секунданта на предстоящем турнире претендентов. Это еще больше укрепило нашу дружбу. А Карякин, сенсационно победив на этом тяжелейшем соревновании, все время подчеркивал, что именно помощь азербайджанского гроссмейстера стала решающей в его подготовке.


Мне кажется, что после сборов с Серегой раскрылся и сам Мамедьяров. В период с 2016 по 2018 годы Шахрияр находился на пике своей карьеры. Он в блестящем стиле отобрался в турнир претендентов, победив в серии Гран-При. Он выиграл подряд два супертурнира в Шамкире и еще множество различных форумов. В сентябре 2018 года он достигает высочайшего рейтинга в своей карьере (2820) и становится вторым гроссмейстером мира. В сборной он уже твердо и надежно выступает на первой доске. Во время Олимпиады в Баку весь город любуется национальным героем, изображения которого висят через каждые сто метров на билбордах столицы.


Берлин. 27 марта 2018

Только что Мамедьяров при определенном стечении обстоятельств мог взять свою главную высоту. Он стал вторым на турнире претендентов, пропустив вперед лишь грозного Фаба Каруану. Шах набрал столько же очков, сколько и его друг и соперник Карякин, но этого не хватило для общего успеха. Азербайджанец на закрытии держался бодро. Я, прилетев на последние два тура, тоже был страшно разочарован. Это бы огромный шанс, как для Сергея, так и для Шахрияра. Но спорт есть спорт, и я вспомнил в этот момент слова отца, которые дядя Гамид мне сказал в Шамкире.

— Я всегда учил Шаха быть сильным, — взгляд у отца чемпиона был одновременно добрым, но и строгим. — Прежде всего я воспитывал в нем мужчину, человека, а потом уже шахматиста. Но сын доказал, что упорством и любовью к делу можно достичь многого. Если ты упал и у тебя нет сил вставать, то нужно подниматься, несмотря ни на что. Переживать за своего ребенка, когда на его игру смотрит весь мир — это очень сложно. Но еще сложнее принимать удары судьбы. У сына было много падений и обидных поражений, но после них он становился только опытнее и по-спортивному злее.

Шахрияр с сестрами Тюркан и Зейнаб

— Кирилл, все будет хорошо, — Шах по-дружески обнял меня. — О, у тебя новый парфюм, — расхохотался он. — Made in Tashkent?

— Ты молодец, брат, что остришь в такую минуту, — крепко пожал я руку товарищу. — Держишься?

— А куда я денусь, — чуть загрустил Мамедьяров. — Жизнь не заканчивается, это был хороший бой. Жаль, что ни я, ни Серега не справились. А то бы я опять помогал вам в борьбе с Карлсеном.

— Или Серега тебе, — улыбнулся я.

В Берлине тоже не было караоке. Да и петь в этот день победные песни не хотелось, но, когда я слышу по радио «We Are The Сhampions», я всегда вспоминаю этого открытого и бесстрашного парня. И почему-то мне кажется, что у него будет еще особенный повод затянуть старину Фредди, уже в свою честь…

Текст публикуется в авторской редакции.