Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
15 Октября 2018

Удивительная жизнь Уильяма Ломбарди

Дмитрий Дмитриев рассказывает о священнике-гроссмейстере, игравшем с чемпионами мира


"Легенда - избитое слово,

но он действительно был

легендой американских шахмат"

Джон Дональдсон 

 

Ровно год назад, немного не дожив до своего 80-летия, скончался знаменитый американский гроссмейстер Уильям Ломбарди. Причиной смерти был внезапный сердечный приступ.


«Легенда - избитое слово, но он действительно был легендой американских шахмат, - приводятся на фейсбуке US Chess слова международного мастера Джона Дональдсона. - Ломбарди единственный, кто стал чемпионом мира среди юниоров, выиграв все партии турнира, а также он привёл сборную США к победе на мировом первенстве среди студентов в 1960 году. Завоевал шесть индивидуальных и командных медалей в семи Олимпиадах; сыграл ключевую роль в развитии Бобби Фишера».

Действительно, список достижений американского шахматиста впечатляет! Еще более интересен тот факт, что образ жизни Ломбарди не был ограничен исключительно лишь «служением Каиссе». Помимо успешного выступления в разного рода шахматных соревнованиях, он был верующим христианином, причем не просто рядовым прихожанином, а… священником римско-католической церкви! Священник, который побеждал Спасского, Корчного, Полугаевского, Тиммана, Портиша, делал ничьи с Фишером, Ботвинником, Талем, Петросяном, Бронштейном, Кересом и Геллером, часть своей жизни проповедовал неподалеку от родного Нью-Йорка и закончил ее в городке Мартинес. О том, как сложилась жизнь знаменитого американского Маэстро, рассказывается в этой статье.

Уильям Джеймс Ломбарди (полное имя на английском - William James Joseph Lombardy) родился 4 декабря 1937 года в Нью-Йорке. Его отец Реймонд, итальянского происхождения, работал заведующим в сети ресторанов Svarin, а мать Стелла Банек, американка с польскими корнями, была косметологом.

Ломбарди родился в тяжелые для Америки годы, когда страна еще не оправилась до конца от Великой Депрессии. Ему приходилось голодать, дома не хватало самых необходимых вещей. К счастью, он был родом из большой и дружной семьи, взявшей на себя заботу о нем и его двоюродной сестре Барбаре, которая была всего на месяц старше. Времена действительно были нелегкие! Позже Уильям часто вспоминал про сообщение по радио от 7 декабря 1941 г. о нападении  японцев на Перл-Харбор. Он его запомнил на всю жизнь. Его дядя Роберт Флинт, старший сержант морской пехоты, был женат на тете Натали, матери его двоюродной сестры. Дядя готовил морских пехотинцев, и  ему часто разрешали навещать дом и семью в Лонгвуде. Ему также посчастливилось избежать службы в боевых условиях из-за этого удачного распределения.

Хотя  родные маленького Уильяма много и усердно работали, его семья с трудом могла себе позволить снимать более или менее нормальные апартаменты в районе Бронкса. Билли Ломбарди во время учебы в школе спал в комнате с недостаточной теплоизоляцией и страдал от постоянного холода. «Я думаю, что мы могли бы хранить там мясо, как в холодильнике», - цитировал его слова в книге 1974 года «Мои семь шахматных вундеркиндов» известный американский тренер Джон У. Коллинз, который учил Ломбарди (и Фишера!) неофициально в течение многих лет.



Семья не смирилась с бедностью и боролась за достойное существование, как могла. Бабушка выполняла практически всю домашнюю работу и одновременно присматривала за детьми. Ее стул располагался рядом с большим окном в спальне, через которое она могла наблюдать за Барбарой и Билли. Почти вся еда готовилась дома, включая йогурты и польскую квашеную капусту. Несмотря на мировую войну и постоянные отключения электроэнергии, семья жила дружно и счастливо.

Государственная школа, в которую родители хотели отдать Уильяма, находилась всего в половине квартала вниз по Бек-Стрит от их дома № 838. Однако по формальным причинам Билли туда не приняли. Ему не было еще и пяти лет, и в школе посчитали, что мальчик слишком мал, чтобы перейти к ним из детского сада.

Его отец Раймонд был крайне недоволен этим отказом, поскольку считал сына смышлёным мальчиком. И родители отвели мальчика в школу Святого Афанасия на улице Фокс. Именно там он познакомился с Мари Эстель, сестрой милосердия и директором школы. Сестра провела с Билли беседу и сразу же приняла его в первый класс, несмотря на возраст. Во время первого года обучения казалось, что Билли немного отставал от других учеников, однако вскоре выяснилось, что у него дефект глаза (астигматизм), и его пересадили ближе к доске. Через 8 лет мальчик закончит школу с отличием!

Вскоре после поступления Билли в школу маленькая семья переехала на север города - на улицу Фэйл, 961. Именно этот переезд имел для судьбы мальчика существенное и непредсказуемое значение! На новом месте он познакомился со своим соседом и впоследствии другом, чье присутствие изменило жизнь мальчика в корне. Его звали Эдди Гелернер. Эдди был ортодоксальным евреем, в то время как Билли был католиком, однако различные  вероисповедания не мешали их дружбе. Район считался почти полностью еврейским, на улице Фэйл находилось несколько синагог. Билли помогал Эдди и его семье, включая им свет и печь во время Шаббата, но истинное преимущество дружбы не проявлялось до тех пор, пока Билли не исполнилось девять.

Никто в семье Ломбарди не играл в шахматы, но когда Билу было 9 лет, именно Эдди, который умел играть, но всегда всем проигрывал, решил научить Билли древней игре. Он хотел найти партнера, которого смог бы обыграть! Однако его мечтам не суждено было сбыться, и уже через несколько занятий маленький Билли, обладавший, как оказалось, необыкновенным талантом, стал легко побеждать своего первого учителя! Вскоре Билли обнаружил, что в соседнем парке собиралась дружная толпа еврейских джентльменов, которые играли в шахматы в течение долгих часов и не возражали поиграть с новым молодым конкурентом. К тому времени, когда Билли исполнилось одиннадцать лет, он стал непобедим в парке Льва на площади Ден, который ко всему прочему очень выгодно располагался, поскольку был прекрасно виден из семейных окон сразу за большим школьным двором. Таким образом, родные могли легко приглядывать за Билли!

В один прекрасный день Билли пришел в парк, одетый в комбинезон. Какой-то мужчина подошел к нему и спросил: «Почему ты не одет подобающим образом?» А был еврейский национальный праздник. «Я не еврей», - ответил Билли. Тут в разговор вмешался один из игроков, сказав: «Ты не еврей?  Не может быть! Ты  очень похож на хорошего еврейского мальчика!» И Билли почувствовал себя желанным гостем! В конце следующей недели праздничные дни для евреев закончились. Когда Билли приехал (в своем новом комбинезоне!),  тот же мужчина увидел его и помахал мальчику рукой, на что Билли вежливо ответил, помахав в ответ. «У меня есть кое-что, что ты точно будешь использовать лучше меня», - сказал незнакомец и достал из сумки тетрадь, передав ее Билли. Внутри записной книжки хранилось около двух тысяч партий, собранных этим шахматным любителем за очень долгое время. Так Ломбарди получил в подарок начало серьезной шахматной библиотеки, что впоследствии ему очень пригодилось. Хотя, как потом Билли признавался своему учителю Коллинзу, он не любил изучать шахматы по книгам и предпочитал оттачивать свое мастерство через практическую игру. «Нет ничего лучше, чем большой опыт, - сказал он Коллинзу, - приобретенный за доской, немного ударяясь головой и учась каждой победе, ничьей и проигрышу».

Помимо шахмат в парке, он не забывал и об учебе. Начал ходить в La Salle Academy, римско-католическую школу в Нижнем Манхэттене, а также окончил среднюю школу Морриса в Бронксе. Затем он посещал городской колледж в течение трех лет, а после поступил в Йонкерс с намерением стать католическим священником. Однако это намерение ему пришлось отложить, поскольку пришли первые заметные шахматные успехи. В 1954 году в возрасте 16 лет он стал самым молодым игроком, когда-либо выигравшим чемпионат штата Нью-Йорк!





 

А в 1957 году он поставил настоящий рекорд, став первым американцем, выигравшим чемпионат мира по шахматам среди юниоров. Его рекорд 11 из 11 до сих пор остается непревзойденным!


                                             1  2  3  4  5  6  7  8  9 10 11 12  Total

 1 William James Lombardy *  1  1  1  1  1  1  1  1  1  1  1   11

 2 Mathias Gerusel               0  *  1  1  0  1  1  1  1  1  1  1    9

 3 Alexander Jongsma         0  0  *  Ѕ  1  1  1  1  1  1  1  1    8Ѕ

 4 Vladimir Selimanov          0  0  Ѕ  *  1  Ѕ  1  1  1  1  1  1    8

 5 Rodolfo Tan Cardoso       0  1  0  0  *  0  1  1  1  Ѕ  1  1    6Ѕ

 6 Ralph Hallerod                 0  0  0  Ѕ  1  *  Ѕ  1  Ѕ Ѕ Ѕ Ѕ    5

 7 Francois Jobin                 0  0  0  0  0  Ѕ  *  0  1  1  1  1    4Ѕ

 8 Jorge Aldrete Lobo          0  0  0  0  0  0  1  *  0  1  1  1    4

 9 Timo O Makelainen         0  0  0  0  0  Ѕ  0  1  *  Ѕ Ѕ  1    3Ѕ

10 Bernard Rabinowitz        0  0  0  0  Ѕ Ѕ  0  0  Ѕ  *  Ѕ Ѕ    2Ѕ

11 Ibrahim M Bahgat           0  0  0  0  0  Ѕ  0  0  Ѕ Ѕ  *  Ѕ    2

12 Peter Bates                    0  0  0  0  0  Ѕ  0  0  0  Ѕ Ѕ *     1Ѕ


Билли легко расправился со своими соперниками! Вот два примера вдохновенной  игры победителя. 


М. Герузель (ФРГ) – У. Ломбарди

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4 4.Qc2 Nc6 5.Nf3 d5 6.a3 Bxc3+7.Qxc3 Ne4 8.Qc2 e5!

Судьба первого места решилась уже в третьем туре. По сути, будущий международный мастер из Западной Германии был единственным, кто мог остановить американского чемпиона. Но дебют сложился в пользу Ломбарди: он поймал соперника на вариант, разработанный Робертом Файном.

9.dxe5

Надежнее 9.е3 Bf5 10.Bd3.

9…Bf5 10.Qa4 0-0

У черных явный перевес в развитии, а ошибка Гарузеля позволила провести им эффектную комбинацию.

11.Be3? d4 12.Rd1



12…dxe3! 13.Rxd8 exf2+ 14.Kd1 Rfxd8+ 15.Kc1 a6 16.Qb3 Nc5 17.Qc3 Na5 18.e4 Nab3+ Белые сдались.


В. Селиманов (СССР) – У. Ломбарди

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Ba4 Nf6 5.O-O Be7 6.Re1 b5 7.Bb3 0-0 8.c3 d6 9.h3 Na5 10.Bc2 c6 11.d4 Qc7 12.Nbd2 Re8 13.b3 Bf8 14.Bb2 g6 15.b4 Nc4 16.Nxc4 bxc4 17.Qe2 exd4 18.Qxc4 dxc3 19.Qxc3 Bg7 20.Qd2 Be6

До этого момента советский шахматист хорошо вел партию, и после 22.Rac1 белые сохраняли лучшую позицию, но тут Селиманов «поплыл» и пропустил серию ударов.

21.Nd4 Bc4 22.f4?! c5! 23.bxc5 dxc5 24.Nb3 Rad8 25.Qf2?

 


25…Ng4! 26.hxg4 Bxb2 27.Rab1 Bc3 28.Re3 Bxb3 29.Rxc3 Bxc2 30.Rxc2 Rxe4

У черных лишняя пешка, и Ломбарди уверенно победил.

31.g3 Red4 32.Kh2 c4 33.Rbc1 Qa5 34.Kh3 h5 35.gxh5 Qxh5+ 36.Kg2 c3 37.Rh1 Qd5+ 38.Qf3 Rd2+ 39.Rxd2 Qxd2+40.Kh3 Kg7 0-1

Интересно, что  принципиальный соперник  1-го тура (СССР - США!) пасынок Василия Васильевича Смыслова  Владимир Селиманов так и не смог оправиться после этого поражения и практически отпал от борьбы за победу в турнире, заняв  в этом соревновании лишь 4 место. Хотя, как утверждают очевидцы, дело было не в Ломбарди, а в… несчастной любви! Тем, кто читал очерк Генны Сосонко "Над Канадой небо синее", известно, что в августе 1957 года в Торонто во время юношеского чемпионата мира Селиманов вступил в романтические отношения с местной русскоговорящей девушкой. Трагическая любовь закончилась… ничем, поскольку Владимир вынужден был вернуться в СССР, где его карьера как шахматиста практически закончилась.

Ломбарди же продолжил свое победное шествие на шахматном поприще. Именно он привел США к победе над СССР в 1960 году на чемпионате мира среди студентов, одержав на 1-й доске 11 побед при 2 ничьих, «попутно» победив  в личной встрече Бориса Спасского, будущего чемпиона мира.



 Б. Спасский (СССР) – У. Ломбарди

1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 a6 6.Bg5 Nbd7 7.Bc4 Qa5 8.Qd2 e6 9.0-0 Be7 10.a3 h6 11.Be3 Ne5 12.Ba2 Qc7 13.Qe2 b5 14.f4 Neg4 15.h3 Nxe3 16.Qxe3 0-0 17.Rae1 e5 18.Nf5 Bxf5 19.exf5 d5 20.Qxe5 Bd6 21.Qe2



Спасский явно недооценил соперника – последовала суровая расплата.

21…Bxa3! 22.Nd1 Rae8 23.Qf3 Bc5+ 24.Kh1 Rxe1 25.Rxe1 Qa5 26.Nc3 b4 27.Nxd5 Qxa2 28.Nxf6+gxf6 29.Qc6 Qc4  Белые сдались.

«Его способности были врожденными, а талант дан природой», - так охарактеризовал игру Ломбарди  в интервью газете The New York Times Антони Сэйди, международный мастер, игравший в том далеком 1960 году с ним в одной команде. 

Успехи Ломбарди были замечены шахматным руководством США, и он был включен в состав сборной страны на шахматные Олимпиады в Мюнхене и Лейпциге. Ломбарди выступил достойно. Особенно важными были, конечно же, его партии из матча со сборной Советского Союза. Оба раза он играл с Патриархом советских шахмат Михаилом Моисеевичем Ботвинником. Оба раза черными, и оба раза… добился почетной ничьей!

М. Ботвинник (СССР) – У. Ломбарди

Мюнхен 1958

1.c4 g6 2.e4 Bg7 3.d4 d6 4.Nc3 e5 5.dxe5 dxe5 6.Qxd8+ Kxd8

Патриарх разменял ферзей, считая, что в окончании переиграет неопытного соперника. Однако после контроля ничья фиксировалась уже в лучшем для черных положении.

7.Bg5+ f6 8.0-0-0 Nd7 9.Be3 c6 10.g3 Kc7 11.f4 Nh6 12.h3 Nf713.Nf3 Bh6 14.Re1 Re8 15.Rh2 Nf8 16.Rf2 exf4 17.gxf4 Ne618.Nh2 f5 19.e5 Ng7 20.Nf3 Nh5 21.Nd4 Be6 22.Kc2 Nd8 23.Be2Ng3 24.Bd3 Bf7 25.Rg1 Nh5 26.Bd2 Bf8 27.Be3 Bh6 28.Rf3 Bf829.Nce2 b5 30.cxb5 c5 31.b6 axb6 32.Nb5+ Kb7 33.Nec3 Nc6 34.a3Red8 35.Bc1 Ng7 36.Kb1 Ne6 37.Bf1 Ned4 38.Rf2 Rac8 39.h4 Na5 40.Rg3 Nab3 1/2-1/2


М. Ботвинник – У. Ломбарди

Лейпциг 1960

1.c4 d6 2.d4 g6 3.Nc3 Bg7 4.e4 Nf6 5.f3 O-O 6.Be3 e5 7.d5 c6 8.Nge2 cxd5 9.cxd5 a6 10.g4 h5 11.h3 Nh7 12.gxh5 Qh4+ 13.Bf2 Qxh5 14.Ng3 Qh6 15.h4 Qf4 16.Bg2 Nd7 17.Nce2 Qf6 18.Qd2 Nc519.O-O-O Bd7 20.Kb1 Rfc8 21.Be3 Rc7 22.Rc1 Rac8 23.h5 b5



На этот раз Ботвинник владел явным преимуществом, но импульсивный рывок пешкой ослабил позицию белого короля, и далее Ломбарди не дал шансов своему визави.

24.b4?! Na4 25.Rxc7 Rxc7 26.Rc1 Qd8 27.Rxc7 Qxc7 28.Qc1 Qd8 29.hxg6fxg6 30.Nf1 Bf6 31.Nc3 Nb6 32.Nd2 Bg5 33.Qg1 Bxe3 34.Qxe3 Nf635.Bf1 Qb8 36.a3 Nh5 37.Nb3 Na4 38.Nxa4 bxa4 39.Na5 Bb5 40.Nc6 Qb7 41.Qg5 Kh7 42.Nd8 Qa7 43.Bxb5 axb5 44.Ne6 Nf4 45.Qh4+ Nh5 46. Qg5 Nf4 47.Qh4+ Nh5 48.Kc2 Qe3 1/2-1/2

Кстати, на  Олимпиаде в Лейпциге Ломбарди встретился и с, как его называли, «венгерским Ботвинником» - Лайошем Портишем, которого победил в упорной маневренной борьбе!

 У. Ломбарди – Л. Портиш (Венгрия)

1.c4 c5 2.g3 Nc6 3.Bg2 g6 4.Nc3 Bg7 5.a3 a6 6.Rb1 Rb8 7.b4cxb4 8.axb4 b5 9.cxb5 axb5 10.Nf3 Nh6 11.e3 d5 12.Ne2 O-O13.O-O e5 14.d3 f5 15.Qb3 Nf7 16.Ne1 Ne7 17.f4 Be6 18.fxe5Nxe5 19.Nf3 Nxf3+ 20.Bxf3 Bf7 21.Nd4 Re8 22.Bb2 Qb6 23.Kh1 h5 24.Ra1 Ra8 25.Rxa8 Rxa8 26.Rc1 h4 27.Qc3 Rc8 28.Qd2 Rxc1+29.Qxc1 hxg3 30.hxg3 Qd6 31.Kg2 Be8  


Ничья? Нет, внезапным ходом коня назад Ломбарди разменял слонов и вскоре "прихватил" соперника по черным полям.

32.Nc2 Bxb2 33.Qxb2 Nc6 34.Qb3 Bf7 35.Qc3 g5 36.Nd4 Nxd4 37.Qxd4 g4 38.Be2 Qh6 39.Bf1 Qa6 40.Kf2 Kh7

На флажках Портиш растерялся, неудачно расставил пешки, и при доигрывании американец легко победил.

41.Qc5 Qa2+ 42.Be2 Qb1 43.Qxb5 Qh1 44.Qb8 d4 45.Qe5 Kg6 46.Qd6+ Kh7 47.Qf4 dxe3+ 48.Kxe3 Qc1+ 49.Kf2 Qxf4+50.gxf4 Bd5 51.b5 Kg6 52.d4 Kf6 53.b6 Bb7 54.d5 Ke7 55.Bd3 Kd6 56.Bxf5 Kxd5 57.Bxg4 Kc5 58.Bf3 Черные сдались. 

Забавно, что именно на этой Олимпиаде Ломбарди оказался героем небольшой интермедии между Робертом Фишером и Михаилом Талем:

На закрытии олимпиады Фишер подозвал к себе Таля, взял его за руку и серьезно предложил: "Давайте посмотрим вашу судьбу, мистер Таль". Американец долго изучал линии на ладони тогдашнего чемпиона мира, а затем задумчиво произнес: "Вижу, вы очень талантливый шахматист". Собравшиеся вокруг гроссмейстеры и журналисты рассмеялись и потребовали объяснений. Тогда Фишер медленно добавил: "На вашей руке написано, что вы играете в остром, комбинационном стиле", - раскрыл он секрет кудесника из Риги.

Все продолжали хохотать, в том числе Ломбарди, будущий секундант Фишера. А между тем Роберт уверенно продолжал: "Но я явственно вижу по вашей ладони, что в недалеком будущем вы потеряете свой титул, и следующим чемпионом мира станет, - собравшиеся замерли, - один молодой американский гроссмейстер". И только тут новоявленный хиромант, наконец, позволил себе улыбнуться.

Участники олимпиады по достоинству оценили шутку Фишера, но Таль мгновенно доказал, что и в этой области ему нет равных. Он тут же повернулся к Ломбарди и воскликнул: "Поздравляю, Билли! Значит, вам предначертано сменить меня на шахматном троне…" (Е. Гик).

Впрочем, как вы сами видите, на Олимпиаде Ломбарди играл так, что у Таля были основания для этой шутки!


 

После Олимпиады  У. Ломбарди было присвоено звание гроссмейстера. Впоследствии Ломбарди еще 5 раз играл за команду США, помогая своим товарищам по команде добывать важные очки.

Хайфа 1976

Ломбарди успешно играл не только в командных соревнованиях, но и в личных. На чемпионате Соединенных Штатов 1960-61 годов он становится «первым среди равных», занимая второе место после самого Фишера, что дает ему путевку на межзональный турнир 1962 года в Стокгольме. Но… вместо участия в важнейшем турнире жизни Ломбарди, к тому времени поступивший в семинарию Святого Иосифа, решил всецело посвятить себя Церкви. «По инерции» он выигрывает Открытые чемпионаты США 1963 и 1965 годов, но чему быть, того не миновать!  Он был рукоположен в 1967 году Фрэнсисом Джозефом Спеллманом, Архиепископом Нью-Йорка, и получил приход в окрестностях города, став «отцом Биллом».


Несмотря на свой плотный график пастырского служения, Ломбарди пытался совместить служение священника и игру в шахматы. Он продолжал принимать участие в соревнованиях, хотя и с перерывами.

Лучшие результаты в этот период: Монте-Карло (1969) — 3-4-е; Нетания (1969) — 2-4-е; Олот и Лос-Анджелес (1974) — 4-е; Рейкьявик (1978) — 3-6-е; Марибор (1978) — 3-е; Мехико (1980) — 3-4-е.


 

Под его «горячую руку» могли попасть не только рядовые гроссмейстеры, но и шахматисты первого эшелона. Даже такие, например, как Л. Полугаевский и В. Корчной!

У. Ломбарди – Л. Полугаевский (СССР)

Рейкьявик 1978

1.c4 Nf6 2.Nc3 e6 3.Nf3 Bb4 4.Qc2 c5 5.a3 Ba5 6.g3 Nc6 7.Bg2 0-0 8.0-0 Qe7 9.d3 h6 10.e3 d6 11.b3 Bd7 12.Bb2 Rab8 13.d4 cxd4 14.exd4 Rfc8 15.b4 Bd8 16.Rfe1 Qf8 17.Qd3 Ne7


Можно ли еще припомнить партию, чтобы известный теоретик Лев Полугаевский получал так плохо с дебюта?

18.Nd2 b6 19.Nb3 a5 20.d5 e5 21.Nb5 Ne8 22.Rac1 axb4 23.axb4 Rb7 24.Nd2 Ng6 25.h4 f5 26.Ra1 e4 27.Qb3 Bf6 28.Na7 Bxb2 29.Qxb2 Rcc7 30.Nc6 Bxc6 31.dxc6 Rxc6 32.Nxe4 fxe4 33.Bxe4 Ne7 34.Ra8 Rcc7 35.Bg6 Черные сдались. 

В. Корчной (Швейцария) – У. Ломбарди

Лонг-Пайн 1979

1. c4 f5 2. d4 Nf6 3. Nc3 g6 4. f3 d6 5. e4 Bg7 6. e5 dxe5 7. dxe5 Qxd1+ 8. Kxd1 Nh5 9. f4 Be6 10. Nf3 Nc6 11. Kc2 0-0-0 12. Be3 h6 13. a3 g5 14. g3 Bf7 15. Be2 e6 16. b4 gxf4 17. gxf4 Bf8 18. Rhg1 Be7 19. c5 a6 20. Bc4 Rhg8 21. Ne2 Rg422. h3 Rxg1 23. Rxg1 Rg8 24. Rxg8+ Bxg8 25. Nfd4 Nd8 26. c6 b5 27. Bd3 Bf7



У белых перевес – 28.а4! дает все шансы на успех. Но Корчной, в этот момент имевший рейтинг 2695 и занимавший вторую строчку в мировом рейтинг-листе, внезапно грубо просчитался.

28. Nxf5? exf5 29. Bxf5+ Ne6 30. Bg4 Nhg7 31. f5 h5! 32. fxe6 Bg6+!

Все дело в этом промежуточном шахе, после которого черные остались с лишним материалом.

33. Kc3 hxg4 34. hxg4 Nxe6 35. Nf4 Nxf4 36. Bxf4 Be4 37. Kd4 Bxc6 38. e6 Bf3 39. g5 Bg4 40. Kd5 Bh5 41. Ke4Bg6+ 42. Kd5 Kb7 43. Ke5 c5 44. bxc5 Kc6 45. Bd2 Bh7 46. Be3Bd8 47. Bd2 Bg6 48. Be3 a5 49. Bd2 Kxc5 50. e7 Bxe7 51. Ke6Bd6 52. Bxa5 Kc6 53. Kf6 Be4 54. g6 Bxa3 55. Kf7 b4 Белые сдались.

Однако со временем всем, да и самому Уильяму тоже стало очевидно, что время его ушло. К тому же пришло время для разочарований и колебаний в вере. Отец Билл в конце концов оставил священство (как сказал впоследствии его сын: «потому что он потерял веру в католическую церковь, которая, по его мнению, была слишком озабочена накоплением богатства»). Вскоре после этого, участвуя в турнире в Нидерландах, он познакомился и женился на голландке Луизе Ван Вален, которая переехала в Манхэттен, чтобы жить с Ломбарди в его двухкомнатной квартире в комплексе Stuyvesant Town.  Ломбарди переехал туда в 1977 году, чтобы помочь ухаживать за своим другом и тренером  Коллинзом (умер в 2001 году).

Сын пары, Раймонд, родился в 1984 году. Брак закончился разводом в 1992 году; жена Ломбарди вернулась в Нидерланды вместе с сыном, а Билл остался в Штатах.




Тем не менее, хотя лучшие шахматные  достижения Билла остались позади, в  заветном матче на первенство мира Ломбарди все же поучаствовал в качестве… секунданта! Возвращение Ломбарди в «Большие шахматы» состоялось благодаря секундированию им Роберта Фишера, с которым его связывала давняя дружба, о чем стоит рассказать более подробно.

В свое время Ломбарди совсем не думал о преподавании шахмат, но его успехи, прекрасное понимание стратегии древней игры и природное добродушие привлекли к нему внимание со стороны родных Роберта Фишера, попросивших его помочь в подготовке будущего шахматного короля. Начиная с сентября 1954 года Ломбарди начал регулярно тренировать 11-летнего Бобби Фишера. Билл говорил: «Мы проводили часы на наших занятиях, просто играя в качественные шахматы», и он щедро делился с Робертом всеми своими шахматными навыками, - «пытаясь привить Бобби секрет собственного быстрого роста».



Ломбарди  с самой первой встречи очень привязался к Фишеру. Об этом он сам  потом не стеснялся говорить открыто: «Когда я впервые встретил Бобби в возрасте 11,5 лет, он заявил, что будет чемпионом мира по шахматам. Я считал, что это моя работа, как его друга и доверенного лица, чтобы сделать всё, что в моих силах, чтобы помочь мечте молодого игрока сбыться! Я добровольно работал тренером Бобби и секундантом в 1958 году в Портороже, когда Бобби в возрасте 15 лет квалифицировался в турнир претендентов на звание чемпиона мира и благодаря этому стал самым молодым гроссмейстером».

Об отношениях между Фишером и Ломбарди можно сказать, что Билл на протяжении многих лет мягко игнорировал импульсивность Бобби, и, в конечном счете,  он воспринимал Фишера как младшего брата. Ломбарди был на протяжении многих лет готов заботиться о своем «младшем брате» и был готов помочь в любой чрезвычайной ситуации. Короче говоря, отношения между двумя шахматными гениями были такими, что Ломбарди являлся единственным подлинным авторитетом для Роберта Джеймса Фишера и его доверенным лицом.  Причем сам Билл никогда не  ревновал к успехам своего ученика и спарринг партнера! Как отмечал его сын Раймонд: «Отец чувствовал, что если бы Фишер не пришел, то он мог бы сам стать чемпионом мира. Но отец не был обижен на Фишера, с которым у него были почти братские отношения, он не завидовал ему».

Билл помогал Фишеру не только как тренер, но и как игрок в турнирном зале. Вот как удалось ему однажды «обезвредить» другого шахматного гения Америки Самуэля  Решевского:

«К этому времени в финальном решающем раунде чемпионата США Бобби сохранил лидерство в пол-очка (опережая Сэмми). Он играл черными против Эйба Тернера. Эйб был сильным игроком и, играя белыми, мог быть довольно опасен. А Бобби было всего тринадцать. У него были некоторые психологические трудности по сравнению с его мощным противником. Эйб был отличным скоростным игроком и всегда играл на ставки, но не против ребенка Бобби, которого на практике он обыграл во многих партиях. Поговаривали, что оба будут довольны ничьей. Бобби не хотел рисковать, полностью ослабляя свою хватку в борьбе за первое место. С другой стороны, Эйб откровенно не хотел портить турнир. У Решевского был худший турнирный расклад. Я уверен, что в своем сознании, учитывая, что у него были белые фигуры, он ожидал победы. Я проиграл ему в прошлом году, пока что это мой единственный проигрыш ему. Но я сыграл еще восемь партий с бывшим гением. Две из них состоялись в 1955 году на турнире Розенвалда, а остальные пять в матче. Кроме того, прошло всего четыре месяца с момента моего возвращения с международного чемпионата юниоров, так что он, конечно, вынужден был отнестись ко мне с некоторой опаской. Сэмми полагал, что партия Тернера закончится ничьей, и это произошло задолго до того, как началось настоящее противостояние в его партии со мной. Ничья Сэмми со мной оставила бы Бобби на первом месте. Что касается Сэмми, то для него ничья была равносильна проигрышу!

Когда моя партия с Сэмми дошла до поздней дебютной стадии, Сэмми призадумался. Поэтому я сделал перерыв в игре и пошел в главную комнату Манхэттенского шахматного клуба. Там я увидел группу энтузиастов, следивших за игрой. Среди них был Моисей Митчелл, директор клуба. Он спросил меня :«Как дела, Билл?», я ответил: «Кажется, все в порядке». «Забавно! Сэмми был здесь, пока ты думал над ходом, и мы задали ему тот же вопрос!» Моисей продолжал: «Решевский  ответил, что разгромит вас!» Я пожал плечами и вернулся к доске. Я был близок к тому, чтобы пожертвовать фигуру (19....Bh3!). Ситуация становилось все сложнее и сложнее, и давление, которое оказывало время на Сэмми, вполне могло быть важным фактором в игре. В любом случае, результат партии говорит сам за себя!».

Партия закончилась блестящей победой Ломбарди! Решевский был повержен в блестящем  атакующем стиле! А Бобби была обеспечена «зеленая улица»!

С.Решевский (США) – У. Ломбарди

Чемпионат США 1957/1958  

1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.Nc3 Bg7 4.e4 d6 5.Be2 0-0 6.Nf3 e5 7.0-0 Nc6 8.d5 Ne7 9.Ne1 Nd7 10.Nd3 f5 11.f3 f4 12.Bd2 g5 13.Rc1 Ng614.Nb5 a6 15.Na3 Nf6 16.c5 g4 17.cxd6 cxd6 18.Nc4 g3 19.h



19...Bxh3! 20.gxh3 Qd7 21.Nf2 gxf2+ 22.Kh2 Qe7 23.Rxf2 Nh5 24.Bb4 Rad8 25.Qd3 Nh4 26.Rg1 Ng3 27.Bf1 Rf6 28.Rc2 Rg6 29.Be1 Bh6 30.Nb6 Kh8 31.Bg2 Rdg8 32.Rc8 Bf8 33.Rc2 Qg7 34.Na8 Qh6 35.Bf1 Nxf1+ 36.Rxf



36...Qg7

Ломбарди потом очень сожалел, что не поставил тут красивый мат путем 36...Nf5!! 37.exf5 (37.Kh1 Qxh3+ 38.Rh2 Qxh2+ 39.Kxh2 Rh6+ 40.Bh4 Rxh4#) 37...Qxh3+! 38.Kxh3 Rh6+ 39.Bh4 Rg3+ 40.Kh2 Rxh4#.

37.Qe2 Rg2+ 38.Qxg2 Nxg2 39.Rg1 Nxe1 40.Rxg7 Bxg7 Белые сдались. 

Ломбарди наблюдает за игрой Фишера


А теперь Фишер наблюдает за игрой Ломбарди


В своих же «междоусобных» поединках Фишер практически всегда побеждал Ломбарди. Лишь однажды Биллу удалось сыграть с Робертом вничью. Причем в… варианте Фишера! 

У. Ломбарди – Р. Фишер (США)

Чемпионат США 1958

1. e4 c5 2. Nf3 d6 3. d4 cxd4 4. Nxd4 Nf6 5. Nc3 a6 6. h3 e5 7. Nde2 Be7 8. g4 0-0 9. Be3 Nbd7 10. a4 Nb6 11. Bg2 Be6 12. 0-0 Nc4 13. Bc1 Rc8 14. b3 Nb6 15. a5 Nbd7 16. Be3 Re817. Nd5 Bxd5 18. exd5 Nf8 19. Ng3 N6d7 20. Qd2 Ng6 21. Nf5 h622. c4 Nh4 23. Nxh4 Bxh4 24. Rfc1 Bg5 25. Bxg5 hxg5 26. Rc3Qf6 27. Be4 Rc7 28. Re1 Rec8 29. Rf3 Qe7 30. Rf5 g6 31. Rf3Nc5 32. Bc2 Nd7 33. h4 gxh4 34. Qh6 Nf8 35. Rh3 Qf6 36. g5 Qh8 37. Qxh8+ Kxh8 38. Rxh4+ Kg7 39. f4 exf4 40. Rxf4 Nd7 41. Re7Ne5 42. Rxc7 Rxc7 43. Rf6 Rd7 44. Kg2 Kf8 45. Kg3 Ke7 46. Rf1 Rc7 47. Ra1 f6 Ничья. 



 

В Рейкьявике-1972 помощь Ломбарди нельзя было переоценить! Он очень помог Фишеру в анализе отложенных партий. Как отмечал сам Ломбарди: «Во время этого подлинного Матча века я был единственным, кто видел другую сторону противостояния Фишера со Спасским, видел все изнутри. В Рейкьявике было отложено целых 14 партий, и, позвольте заметить, мы не сделали ни единой технической ошибки, ни в одном моменте не уступили целой бригаде советских аналитиков, помогавших Спасскому».  

Правда, есть и другие мнения, утверждающие, что не всегда все было так гладко. Так, например, очевидцы свидетельствуют, что когда Ломбарди принес показать свои наработки перед заключительным доигрыванием, которое принесло Фишеру победу, то претендент не открыл дверь, буркнув, что не надо ему мешать анализировать! Ломбарди не смог сдержать слез…

Как бы там ни было, именно Ломбарди оказался рядом с Фишером во время решающих событий в матче. Вот как он рассказал об этом в своих воспоминаниях:

«Судья матча Лотар Шмид позвонил мне и сообщил, что Спасский сдался, добавив, что официально Фишер будет провозглашен чемпионом только после того, как будут подписаны бланки. Я постучался в номер Бобби. «Что ты хочешь? Я анализирую...» - выдавил из себя Фишер. «Поздравляю! - воскликнул я. – Ты – чемпион мира!» «М-да... Я слышал уже по радио. Но правда ли это? Это что, официально? Нет, я должен еще раз взглянуть на позицию...» До доигрывания оставалось полчаса, и Фишер одновременно одевался, ел и продолжал изучать положение на доске. «Тут еще много игры. Почему Спасский должен здесь сдаваться?»

Сдаваться? Я вспомнил, что когда Бобби было одиннадцать, он, подписывая бланк, сделал ошибку в слове "resign". Наверное, потому, что ему самому никогда не приходилось пользовался этим словом.

По дороге в зал Фишер продолжал анализировать в машине позицию на карманных шахматах.

Я протянул ему экземпляр книги «Мои 60 памятных партий». «Что это?» - спросил он. «Подпиши. Я хочу быть первым, кто получит автограф чемпиона мира». «Нет, нет, пока это еще не официально... позже...» «ОК, но помни, что я буду первым».

«ОК, ОК...», - пробурчал Бобби и снова уткнулся в карманные шахматы. Пробравшись сквозь толпу, Фишер прошел в зал. Спасского нигде не было видно. Он сообщил по телефону о сдаче главному судье  только в 12.50. Шмид подошел к краю сцены и громко произнес: «Дамы и господа! Спасский сдался. Это вполне официальный и традиционный способ сдачи матча. Таким образом, Фишер выиграл 21-ю партию и весь матч». 

Раздались оглушительные аплодисменты. Бобби оставался в своем кресле. Его охватила внезапная робость, он даже не смотрел в сторону аплодирующей публики. Взяв Фишера под локоть, Шмид попытался оторвать его от стула. Наконец, Бобби поднялся, сделал пару шагов и остановился. Воспользовавшись моментом тишины, он поблагодарил зрителей, возвратился к столу, опустился в кресло и снова стал внимательно изучать подпись Спасского на бланках. Потом он резко поднялся и стремительно спустился со сцены».

Тем не менее, оказалось, что добра Фишер не запомнил. После рейкьявикского “Матча века” Фишер с 1972 года… отказался разговаривать с Ломбарди в течение тридцати пяти лет! Самонадеянный «младший брат» был недоволен тем, что Ломбарди в 1973 году написал статью, в которой, по мнению Фишера, события в Рейкьявике были описаны неточно и  искажены. Однако Ломбарди вскоре узнал истинную причину недовольства Бобби.

Дело в том, что текст этой статьи был своевольно "отредактирован" журналистом и охотником до сенсаций неким Бредом Дерраком, который пытался получить незаслуженный читательский успех за счет вкладывания своих мыслей в уста героев «битвы при Рейкьявике». Во время матча Деррак получил эксклюзивное право наблюдать вблизи за Фишером, который за привилегию, предоставленную Дерраку, получил гонорар в размере 25 000 долларов, от издательства Time-Life. Ломбарди предупреждал Бобби, что за относительно скромный гонорар от Time-Life его со временем настигнут серьезные проблемы и что он должен отказаться от этих опасных деловых отношений, так как Дерраку не следует доверять. Но Бобби и слышать ничего не хотел!

Статья вышла и имела огромный читательский успех! Билл потом проверил написанное и выступил с опровержением ряда тезисов, но было уже поздно.  Если у Фишера возникало малейшее подозрение насчет кого-нибудь из своего окружения, то, как известно, это было надолго, если не навсегда…

Кстати, в Рейкьявике Ломбарди тоже прошел своего рода «испытание на прочность». На матч прибыл кардинал Террас Кук, человек, обладавший большими административными способностями и навыками управления. При встрече  с отцом Биллом он не выразил ни грамма благодарности, ни простой вежливости. Цель его была одна – используя свое влияние в Церкви, заставить Ломбарди принять назначение в своей епархии на выгодных ему условиях. Одним из условий  должен был стать полный отказ отца Билла от участия в соревнованиях и сосредоточенность исключительно на своих приходских задачах. Отец Билл категорически отказался, сказав, что он может и будет лучше служить кардинальской  епархии и Церкви, используя свою хорошую репутацию в шахматах. Тогда кардинал покраснел и в своем неуемном плохо скрываемом гневе бросил следующую реплику: «возможно, шахматы - это не что иное, как толкание бессмысленных деревянных фигур по деревянной доске», и, не дождавшись ответа,  выбежал из небольшого кабинета без намека на любезность, непременно свойственную человеку, имеющему такой высокий церковный сан, как кардинал. Может быть, и можно было что-то поправить, но Ломбарди несколько раз публично выступил и поднял вопрос об отмене обязательного целибата для католического духовенства, что не могло не сказаться на развитии его церковной карьеры, которая после женитьбы отца Билла закончилась сама собой.

После окончательного ухода  как из «больших шахмат», так и из Церкви Ломбарди занялся издательской деятельностью, выпустив несколько книг, имевших довольно серьезный резонанс  в англоязычной аудитории.











 

Ломбарди дает автограф


В конце жизни Ломбарди преследовали финансовые трудности.

Раймонд Ломбарди сказал, что, насколько ему  было известно, его отец зарабатывал на жизнь шахматами после ухода из церкви — в основном, давая уроки.  Он переживал трудные времена и был даже выселен из своей квартиры в городе Стуйвесант за то, что задолжал арендную плату — эпизод, который был предметом статьи в Times в 2016 году.

 


 

Несмотря на  жестокие удары судьбы, Ломбарди не озлобился. Вокруг всегда было много учеников, он продолжал играть в свою силу в небольших локальных турнирах и частенько посещал те или иные шахматные мероприятия, комментируя разные эпизоды американской шахматной жизни ХХ века.






В своем очень живом эссе, посвященном Ломбарди, Яков Зусманович (обладатель крупнейшей в мире коллекции шахматных биографий и историк американских шахмат) так описывает свои впечатления от встречи с великим американским Маэстро: «Передо мной сидел знаменитый американский гроссмейстер, чьи фотографии и публикации я многократно на протяжении многих лет видел в книгах и журналах. По ним я помнил крепкого телосложения, высокого человека, старательно причёсанного, с чётким пробором, уверенного в себе, способного не только выслушать оппонента, но и твёрдо и решительно донести до него свои мысли и убеждения…. Наслышанный про финансовые проблемы Ломбарди, про идиотскую эпопею с выселением из квартиры в Манхэттене, видевший его "свирепое" выражение лица на обложке биографической книги, я, откровенно говоря, ожидал увидеть озлобленного на судьбу старика, жалующегося на здоровье (он ужасно плохо видел и, как оказалось, испытывал  проблемы с сердцем).

Ничего этого не было! Меня встретил собеседник с доброй, слегка задорной улыбкой… Меня поразила его великолепная речь: интеллигентная и выдержанная, неторопливая и удивительно дружелюбная. Сразу было видно, что передо мной сидит исключительно образованный человек, привыкший вести долгие дискуссии с людьми разных взглядов и наклонностей»


Живой и добродушный образ Ломбарди попал и в мировой кинематограф. В фильме «Жертвуя пешкой», где идет речь о Роберте Фишере, роль Уильяма исполнил известный голливудский актер Джон Сарсгард.




Насколько совпал образ Ломбарди с реальной личностью, сказать, мягко говоря, непросто. Тем не менее, фильм имел определенный  зрительский и коммерческий успех. Особенно в «нешахматных кругах». И это радует! Это значит, что люди, посмотревшие данный фильм, смогут хотя бы в такой, пусть и опосредованной степени, прикоснутся к шахматам. Являющихся  элементом человеческой истории и культуры, частью которой был, есть и будет скромный «отец Билл» - Уильям Ломбарди!



 

Автор выражает  искреннюю признательность Дарье Никифоровой и Юлии Буниной, оказавших неоценимую услугу в переводе англоязычных публикаций. В статье использованы материалы williamlombardychess.com, публикации Dylan Loeb McClain из «New York Times», Г. Сосонко и Я. Зусмановича

Автор статьи шахматист-священник Дмитрий Дмитриев

Фото chessbase.com, chess-news.ru, Американского зала Славы шахмат




← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.