Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
20 Августа 2014

Сергей Рублевский: Помогать надо тем, у кого глаза горят

Старший тренер женской сборной России гроссмейстер Сергей Рублевский ответил на вопросы Владимира Барского

– Сергей, поздравляю с победой! Наши девушки становятся трехкратными олимпийскими чемпионками, и это уже вторая Олимпиада, на которой вы были главным тренером. Можете сравнить это соревнование с предыдущим, в Стамбуле-2012?

– В Стамбуле мы, в общем-то, поймали случайный шанс, это все понимали. Китай оступился в поединке с Казахстаном, а мы выиграли в заключительном туре 4:0 и заняли первое место по дополнительным показателям. Китаянки – наши основные соперницы, мы к ним больше всего готовимся, хотя помним, конечно, что в наш спор могут вмешаться Украина и Грузия. В Тромсё мы весь турнир более-менее держали ситуацию под контролем. Обыграли Китай в личной встрече и опередили его (а также Украину) на два очка. По-моему, более чем убедительная победа, хотя в некоторых матчах нам, конечно, сопутствовала удача.

– Когда началась подготовка к Олимпиаде? Как она проходила?

– Сразу после Стамбула я составил план подготовки к следующей Олимпиаде и, в общем-то, его придерживался. Все намеченные сборы мы провели, сделали всё, что хотели. В основном, работали с теми людьми, с кем и планировали.

Гроссмейстер Сергей Рублевский

– Но ведь до последнего оставалось неясным, сможет ли в Тромсё выступить новый лидер команды – Екатерина Лагно?

– Если бы не искусственно возводимые препоны, то никаких проблем с ее выступлением бы не было. Катя полтора года живет в России, и с этого же времени изъявила желание выступать за нашу сборную. Мы просто этого не афишировали, поскольку надеялись в нормальном рабочем порядке договориться с ШФ Украины о трансфере. Больше года назад еще прежним руководством РШФ такие переговоры начались. Поэтому заявление тренера сборной Украины М. Бродского о том, что он в преддверии Олимпиады ничего не знал о переходе Лагно – полная ерунда. И не надо политизировать ситуацию, переход Кати с ситуацией на Украине никак не связан: она заявила о своем желании перейти в РШФ задолго до Майдана. Мы никого не хотели переманивать, но если человек постоянно живет в Москве и хочет выступать за сборную России, то мы не вправе отказываться от такой блестящей шахматистки. Мы соблюдали формальную процедуру трансфера, но она затянулась из-за протестов ШФУ.

– С Лагно давно знакомы?

– Да, очень давно. Мой друг Руслан Щербаков несколько лет был ее тренером, очень много сделал для ее становления. Поэтому она для меня – человек не со стороны. Сейчас, наверное, последует вопрос, как Катя интегрировалась в команду. С этим вообще не было проблем: она давно и хорошо знакома с нашими девочками, с Сашей Костенюк они вообще подружки. Поэтому интегрировать ее в сборную было не сложнее, чем не так давно – Олю Гирю. У русских и украинцев общая культура, поэтому никаких проблем не было.

– Все-таки адаптация в новом коллективе, выступление за новую команду – тонкий момент?

– Всё прошло на редкость гладко, ни разу не возникло никаких трений.

– На сборы Катю впервые привлекли непосредственно перед Олимпиадой?

– Да. Хотели встретиться и поработать раньше, но не получалось. А потом решили дождаться окончания трансфера, но не предполагали, что процесс может столь сильно затянуться.

– Как определялась рассадка по доскам?

–Когда имеешь столь сильную и сбалансированную команду, то придумывать что-то неординарное нет смысла. Поэтому мы с тренерами решили произвести рассадку практически по рейтингу, только чуть выше продвинули находящуюся в блестящей форме Валю. Слава богу, у нас среди членов сборной никто никогда не протестует против тренерского решения о рассадке по доскам. Также не возникает трений и претензий по поводу тренерских решений по ходу матча. В этот раз я два раза просил Наташу Погонину предложить ничью (что разрешено теперь правилами) по ходу матчей, чтобы отфиксировать в них командную победу, и ни разу не услышал потом, что она могла бы набрать и больше в этих партиях. Командные интересы у нас преобладают над личными, как и должно быть в таких турнирах у настоящих профессионалов.

– И все пять девочек играют более-менее равномерно?

– Стараемся сделать так. На прошлой Олимпиаде вообще все сыграли поровну: перед последним туром все отдохнули по два раза. У нас нет деления на основных и запасных, все – основные. Мы решаем по ситуации. Допустим, проиграл человек – возможно, ему будет тяжело на следующий день, можем предоставить выходной. Но мы стараемся мало проигрывать! На мой взгляд, нам с тренерами Евгением Наером и Александром Рязанцевым удалось найти баланс и более-менее равномерно распределять нагрузку по подготовке и участию в игре членов сборной с учетом индивидуальных особенностей каждой шахматистки.

– Как прошел для сборной нынешний турнир?

– Случались тяжелые моменты, когда судьба матча висела на волоске. Иногда даже жуть берет! Мы потерпели поражение, когда, в целом, уже почти решили судьбу турнира. С учетом того, что Китай в тот день сыграл вничью с Испанией, у нас после поражения даже никак не ухудшилась турнирная ситуация. Мы считали: если обыгрываем Китай, то у нас блестящие шансы на первое место.

– За счет чего удалось так убедительно обыграть Китай?

– А вдруг китайцы изучат русский и узнают все наши секреты? Вообще, у китайцев есть традиционные слабости, хотя в целом их сборная, конечно, не уступает нашей: ни по именам, ни по рейтингу, ни по личным спортивным достижениям. Рад, что мы научились с ними бороться в командных турнирах! Первым моим соревнованием в роли старшего тренера сборной был товарищеский матч с Китаем. Мы проиграли, но многому научились. Нас хорошо «побили», но за одного битого двух небитых дают!

Женская сборная Китая очень долго не может выиграть Олимпиаду, и видно, что их это уже коробит, просто по лицам видно, что они к концу турнира начинают сильно нервничать. Конечно, у них сейчас супер-лидер, Хоу Ифань играет блестяще, но когда она проиграла Кате Лагно – всё, у них уже совсем другая команда!

– Очень многое у них зависит от игры Хоу Ифань?

– Конечно. Она всегда набирает колоссальное количество очков. А «хвост» у нас, как минимум, ничуть не слабее. Хоу Ифань есть Хоу Ифань, но Лагно с ней в этот раз легко справилась! На Олимпиаду наши девушки колоссально собираются, настраиваются. Может быть, нам этот формат больше подходит, чем на чемпионатах мира и Европы. Много туров, мы успеваем разыграться. С ужасом вспоминаю, например, прошлогодний чемпионат Европы в Варшаве. Мы разыгрались только к последним трем турам. Может быть, физически у нас девочки более крепкие, или «через не могу» лучше играют.

– Наверное, можно провести параллель между Варшавой и Тромсё. Тогда в последнем туре наша команда обыграла Украину, когда соперницы уже стали чемпионками Европы. Сейчас в предпоследнем туре Украина обыграла нашу команду, уже практически обеспечившую себе олимпийское «золото». Вопрос мотивации?

– В нашем случае, думаю, сказалась банальная усталость. По ходу матча мы проигрывать никак не должны были, а найди Оля Гиря пару точных ходов на выходе из дебюта, то всё могло пойти по-другому. Но проиграли заслуженно, ничего тут не скажешь. Нам жаловаться на невезение никак нельзя: другие матчи без везения могли сложиться совсем иначе.

Конечно, никакой расслабленности перед матчем с Украиной у нас не было. Никто ведь нам не гарантировал, что всё так удачно сложится и Китай сыграет вничью с Испанией – на такой подарок мы не рассчитывали. Просто девочки устали из-за чрезвычайно насыщенного календаря. В заключительном туре усталость тоже чувствовалась, но просто команда Болгарии не такая классная, болгарки не могут четыре часа считать варианты, как Костенюк с Гуниной.

– Перед матчем с Украиной из-за последних нешахматных событий испытывали ли вы дополнительное давление?

– У нас вообще не было давления. Это Украина испытывала давление, поскольку они отставали на три очка и даже в случае победы у них, по большому счету, были шансы только на «тройку». Нам-то что? Китай мы обыграли, по дополнительным показателям его тоже опережали. Практически со всеми сильными командами сыграли, у нас блестящие шансы на «золото». С кем мы могли встретиться в последнем туре? Если не с Болгарией, то с Испанией. Такие команды мы не боимся, иногда, если очень надо будет, можем и на максимальный результат поиграть! Так что перед матчем с Украиной мы были спокойны. После победы над Китаем у нас ни разу не возникало нервозности из-за того, что мы можем не занять первое место. Проиграть матч было, конечно, неприятно, но не более того.

– Как вам бытовые и игровые условия на Олимпиаде?

– Начиная с 1994 года, я пропустил всего две Олимпиады, на остальных был в качестве игрока или тренера. Здесь была, мягко говоря, одна из самых скромных Олимпиад. Может быть, в 1994 году, когда я только начинал, мне вообще всё казалось очень круто, деталей уже не помню. Но с Ханты-Мансийском-2010, Стамбулом-2012 или Бледом-2002 трудно нынешний турнир сравнивать. В Тромсё условия для игры были спартанскими. Прошлую Олимпиаду, наверное, было за что критиковать, но я помню, какой хороший, просторный там был зал для игры. Здесь я чувствовал себя как на вокзале, дышать нечем. Видно, что Олимпиада готовилась в режиме жесткой экономии.

В гостинице номера были маловаты, но в целом условия нормальные. В бытовом плане наша федерация сделала всё, что можно. Но другой зал-то для игры она нам не может предоставить! Играть там было тяжко; в конце зала, где проводила матчи наша команда, дышать нечем. Да что говорить: в последний день человек прямо в зале умер: вполне возможно, что от духоты.

– Как свободное время проводили?

– С этим всё было в порядке: федерация, как золотая рыбка, исполняла все желания! С нами приехали врач и массажист. У меня в номере стоял кофейный аппарат, который привезли из Москвы. Всё, что нужно для отдыха и восстановления сил, у нас было. Погода, по местным меркам, нас тоже радовала.

– Какие дальнейшие планы у сборной?

– До конца года хотелось бы провести еще один сбор. И буду в ближайшее время составлять план подготовки к следующим соревнованиям.

– Не слишком ли редко проходят командные турниры?

– Да они пожирают столько сил!.. В 2015 году будут и чемпионат мира, и чемпионат Европы.

Вообще, у каждой из девочек свой календарь, довольно плотный. Заставлять их ехать на какой-то товарищеский матч, по-моему, не совсем корректно. Выставлять второй состав тоже нельзя: можно крупно проиграть, а это будет тяжелый психологический удар на будущее.

– Не надо ли уделять нашим ведущим шахматисткам больше внимания во время самых важных личных соревнований? Например, на Кубок мира 2012 года из Китая приехала целая бригада тренеров, к которым, насколько я понимаю, могла обратиться любая китайская участница. А от РШФ никаких тренеров не было, не говоря уж о врачах и массажистах.

– Можно об этом подумать, но есть тонкие моменты. Если мы хотим, чтобы чемпионкой мира стала россиянка, то надо помогать нашим девушкам на Кубке мира от начала и до конца. А что делать, когда у одной девушки есть персональный тренер, которого она пригласила с собой на турнир, а у другой нет? Как поступать, когда турнирная сетка сводит двух наших между собой? Составить график посещения массажиста, и т.д. и т.п. Много деликатных вопросов.

– Нет ли ощущения, что за последние 2-3 года уровень женских шахмат в нашей стране повысился?

– Я внимательно следил за последними чемпионатами России, и у меня, честно говоря, такого ощущения нет. Пока новых кандидатов в сборную за последние два года не появилось. Вижу нескольких девушек с хорошим потенциалом, но им еще по 12 лет. Среди 16-17 летних Саша Горячкина на три головы выше всех. А следующая, условно говоря, Оболенцева, но ей как раз лет двенадцать.

– А почему так?

– Так получилось, какой-то провал был в наших шахматах. У мужчин наоборот: талантливых юниоров полно, а среди младших можно назвать разве что Есипенко. У женщин на выход в Суперфинал претендуют из года в год одни и те же. В какой-то момент, к сожалению, может образоваться провал: нынешние участницы сборной уйдут, а новые еще не подойдут… Я даже ставил вопрос перед Марком Глуховским, что нам планку допуска в Высшую лигу с Эло 2380 надо опускать обратно до 2350. Иначе у нас ряд шахматисток, которые выступали в Суперфиналах, теперь остаются за бортом Высшей лиги. А им на смену пока никто не приходит.

У нас у многих чемпионок и призеров мира и Европы в своих возрастных категориях затянулся или вообще не состоялся переход во взрослые шахматы. Можно стать чемпионом по детям несколько раз, но к уровню сборной России даже не приблизиться. Соперники-то остаются примерно те же, что в 8 лет, что в 12, что в 16. А если появляется какая-то яркая звездочка вроде Горячкиной, то она в своей возрастной группе не играет – борется либо со старшими, либо среди юношей.

Нужна комплексная работа по подготовке резерва сборной, тут есть о чем подумать. Проблему-то я понимаю, но сложно предложить однозначно эффективные пути ее решения. Такой возможности заниматься с сильными тренерами, как в России, нигде больше нет. Безусловно, мы должны ее использовать. Надо только понять, кому и как помогать, чтобы у них, как у наших замечательных девушек – олимпийских чемпионок, глаза горели!



← Вернуться назад
Опубликовать:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.
Положения
27.05.2016