Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
25 Июля 2017

Сергей Бешуков: Стремимся сделать всё по максимуму

Главный тренер школы имени В. Цешковского ответил на вопросы Евгения Атарова

В первой половине июля в популярном туристическом местечке – бухте Инал, что на берегу Черного моря, прошла первая сессия школы им. В. Цешковского, организованная Краснодарской краевой федерацией шахмат «Кубань». В ее работе приняли участие все лучшие молодые шахматисты края, с которыми работали известные тренеры – Сергей Рублевский, Константин Ланда и Кирилл Брызгалин.

Президент краевой федерации гроссмейстер Сергей Бешуков подвел итоги первой сессии школы и поделился планами по ее развитию.

– Как у вас возникла идея организации шахматной школы?

– Идея эта не нова. Ведь почти все мы, гроссмейстеры, которым сейчас чуть за 40, в свое время занимались в различных школах. Да с теми же Ландой и Рублевским мы познакомились еще детьми, когда вместе занимались на школе Панченко.

Почти двадцать лет я занимался развитием клубного движения в стране, а наша команда, «Университет» из Белореченска, была поистине легендарной. Но чуть больше года назад, став президентом федерации края, я вдруг понял, что в погоне за титулами мы попусту тратим время и деньги… Хорошо, выиграем мы еще какой-то трофей, потешим свое честолюбие, а что это изменит?! Не лучше ли вкладывать деньги во что-то по-настоящему стоящее – например, в будущее шахмат!

В начале лета прошлого года пригласил своих друзей, местных тренеров Сергея Надырханова, Александра Полуляхова и Олега Майорова и провел вместе с ними 7-дневный сбор для краснодарских ребят. Всем понравилось. Причем сразу же были заметны результаты. Через несколько месяцев провели еще один сбор, на него я позвал уже Константина Ланду, который очень продуктивно поработал с ребятами.

В ходе того сбора и родилась идея школы. Группа получилась маленькой, нам не хватало коллективных занятий, соперничества. А кроме того, вспоминая размах, который был в школе Панченко (не говоря уже о школе Ботвинника-Каспарова), захотелось дать возможность заниматься с таким сильным специалистом не только местным ребятам, но и талантам со всей России.

– Организация подобных мероприятий – наверняка ведь дело хлопотное и недешевое?

– Да, рост шахматистов, начиная с уровня примерно кандидата в мастера, вообще удовольствие дорогое: тут и поездки на турниры, и индивидуальные занятия… Мы подумали, что идеальной формой работы станет сочетание лекций с практическими занятиями. Несмотря на появление компьютеров и интернета, принципы обучения за последние 30 почти не изменились.

Как повелось в свое время в «Университете», зовем к себе только самых лучших – раньше игроков, теперь тренеров. Не особенно задумываясь, во что нам это обойдется. А поэтому на сессии школы в Инале были приглашены Сергей Рублевский (который только что привел женскую сборную России к «золоту» на командном чемпионате мира) и Константин Ланда, от которого наши ребята были просто в восторге. Не собираемся снижать планку и дальше; ведем сейчас переговоры с Александром Халифманом.

Стремление на первом полноценном сборе всё сделать по максимуму, не скрою, обошлось федерации в копеечку. Отчасти это – дань памяти Виталию Валерьевичу Цешковскому, который искренне и бескорыстно любил шахматы. У ребят были хорошие номера с трехразовым питанием и по два занятия каждый день. Только работай!

– Сколько ребят откликнулось на приглашение федерации?

– Всего приехало 14 человек – кто-то самостоятельно, кто-то с сопровождающими. В основном, ребята из краснодарского края, но было и несколько «варягов». Думаю, при соответствующей рекламе их могло быть и больше, мы бросили клич слишком поздно. Возраст разный – от 12 до 17 лет, квалификация от 1-го разряда.

– Как определяли уровень ребят? Как проходили сами занятия?

– Большинство из них мы уже знали, но все равно первый день отвели на тест. Надо было с самого начала поставить «диагноз», разделить ребят на группы. В итоге сильнейшие 10 дней работали с Ландой и Рублевским, а с теми, кто послабее, по индивидуальным программам занимался гроссмейстер Брызгалин.

В день было по два занятия. В 10.00 – лекция. Работали над всеми стадиями игры: начали с эндшпиля, занимались принципами принятия решений в миттельшпиле и дебютной теорией. В 15.00 – практические занятия. Там закрепляли материал, полученный на лекции: играли парами (причем за оба цвета), команда на команду с записью всех вариантов и т.д. Под занавес Костя с Сергеем провели для восьмерки сильнейших альтернативный сеанс одновременной игры с последующим разбором партий у доски. Занимались так активно, что не выдерживали фигуры на магнитной доске – приходилось постоянно их подклеивать. Все остались довольны.

– Что бы хотели улучшить на будущих сессиях школы?

– Первое, что бросилось мне в глаза – ребята не выдерживали темпа занятий. Не по причине сложности лекций, просто они толком не высыпались. Играли до утра в «мафию» и с трудом поднимались к лекции. Со следующего раза у нас обязательно будет тренер по физподготовке, он поможет нагружать не только голову.

Считаю, нам надо больше внимания уделять индивидуальным качествам каждого ученика, узнать их заранее. Почему бы не ввести то, что когда-то было у Ботвинника: каждый присылал свои партии с комментариями, и исходя из них и из того, как ученик проявлял себя на занятиях, Патриарх определял, какое ему надо назначить «лечение». Да, это сделает работу наших тренеров сложнее, но цель, к которой мы стремимся – вернуть традиции советской шахматной школы.

– Вот так глобально?

– А почему нет? Считаю, нам не хватает стройной системы подготовки. Кажется, в последние годы в нашей стране для шахмат делается довольно много, но если взять конкретно подготовку молодежи, то всё отдано на откуп родителям. Хотят они и могут – двигают ребенка, нет – тот через какое-то время заканчивает с шахматами. В настоящее время можно выделить всего две шахматные школы: «Сириус» в Сочи и у Юры Яковича в Самаре.

– А если у родителей талантливого ребенка не будет средств, чтобы попасть на сессии школы Цешковского, как тогда быть?

– Я уже думал над этим вопросом. Открытие школы – это первый шаг. Кроме того, мы собираемся создать фонд, который помогал бы таким ребятам. Да, участие в сессиях – вещь добровольная, но мне хочется, чтобы на основе шахматной школы имени Цешковского сформировался костяк из 10-12 человек, которые в будущем могли бы составить основу команды. Нет-нет, речь не о профессиональной команде, какой когда-то был «Университет»; команда нужна, чтобы у ребят была практика.

– Как часто планируете проводить сессии школы, и где?

– В идеале – четыре раза в год, причем в таких местах, где можно совмещать шахматные занятия с отдыхом. Зимой в Лоо, где есть прекрасный аквапарк, и с руководством у нас достигнуты договоренности. Весной – в Краснодаре, хороших отелей в городе достаточно. Ну, а летом или в начале осени – снова на базе в Инале.

– Будет ли меняться преподавательский состав?

– Основных тренеров я уже назвал – это Ланда, Рублевский и, надеюсь, Халифман. К ним могут присоединиться и другие, тут проблем не будет, у меня со всеми ведущими специалистами отличные отношения.

– Вы подчеркнули, что школа собирается продолжить классическую линию. Но вы готовы предложить своим ученикам что-нибудь революционное?

– Как раз об этом хотел сказать. Мы хотим предложить настоящее ноу-хау: чтобы ученики сами выбирали себе преподавателей и их курсы. Какие из них наберут наибольшее число заявок, те и будем читать! Сейчас создаем сайт, на котором любой желающий сможет узнать, что такое школа имени Цешковского, кто в ней работает и занимается. Будет базовая программа плюс те самые лекции, которые можно выбирать. Кажется, такого еще никто не делал.

Кроме того, мы обязательно разработаем ритуал посвящения в ученики школы, а все ее выпускники будут получать дипломы: о том, что слушали курсы лекций Халифмана, Рублевского, Ланды, других специалистов. Это должно остаться у них в памяти… А станут ли они после этого профессиональными шахматистами или нет – это уже их личный выбор. В конце концов, мы не обещаем сделать всех учеников чемпионами, но научим их правильно думать – как за шахматной доской, так и в жизни!

– Заключительный вопрос: почему дали школе имя Цешковского?

– Тут все просто. Когда в 1983 году Виталий Валерьевич переехал жить из Омска в Краснодар, он просто считал своим долгом создать в крае шахматную обстановку. И сделал это! Ведь до него тут не было ни одного гроссмейстера, а в последующие лет 15 их появилось больше десятка. Я сам могу считать себя его учеником.

Имя Цешковского – святое для каждого из нас. О его любви к шахматам слагали легенды, он даже умер за шахматной доской – зевнул пешку в выигранной позиции, и сердце не выдержало. Поэтому долго искать «вывеску» не пришлось. Уверен, что Виталий Валерьевич, будь он жив, не возражал бы. Более того, принял бы активное участие в деятельности школы. Он любил делиться знаниями, а его подход к игре – постоянный поиск истины – идеально подходит для работы с молодежью.



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.
?>