Федерация
Шахмат
России
Скачать шахматы бесплатно
10 Июля 2012

Сергей Долматов: У людей мало времени для развития

Гроссмейстер, тренер «Гостиной Дворковича» ответил на вопросы главного редактора сайта РШФ Владимира Барского

Седьмой Кубок Владимира Дворковича завершился победой китайских юниоров со скромными рейтингами от 2154 до 2273 (для сравнения: обе российские дружины привлекли по два шахматиста с Эло хорошо за 2400, а в сборной страны играла и единственный гроссмейстер в турнире – Александра Горячкина). Впрочем, рейтинги в юношеских соревнованиях – ориентир ненадежный, особенно когда речь идет о шахматистах, которые редко выезжают за рубеж и, в основном, «варятся в собственном соку». Однако магия цифр сделала свое дело, поначалу китайцев недооценивали, а они спокойно делали свое дело – выигрывали матч за матчем. 

За два тура до финиша вопрос о победителе казался решенным: Китай набрал 10 очков из 10, ближайшие преследователи (из сборной России) отставали уже на 3 очка. Но спокойно доплыть до финиша лидерам не удалось: в 6-м туре россияне дали бой и вырвали победу 2,5:1,5.

Россия - Китай 2,5:1,5

И… железные китайцы оказались вовсе не железными: завибрировали и в последний день чуть не проиграли сборной Армении, которая в нынешнем году выступала не слишком удачно. Однако устояли над обрывом: китайская девочка Lei Tingjie спасла крайне сомнительную позицию против Сусанны Габоян. А две российские команды выясняли отношения между собой. Расклад оказался интригующим: если Китай терял хотя бы одно матчевое очко, то победа с любым счетом выводила сборную России на первое место. Но уже вскоре после начала тура стало ясно, что о победе речь не идет, да и ничья – под большим вопросом. В итоге «Гостиная Дворковича» обыграла соотечественников и прорвалась на второе место.

Гостиная Дворковича - Россия 2,5:1,5

После вкусного ужина, ожидая церемонию закрытия, мы побеседовали с тренером «хозяев поля».

– Сергей, команда «Гостиной Дворковича» усилилась по сравнению с прошлым годом?

– Да, но у нас нет девочек. Я просто не работаю с ними, Алина Кашлинская была исключением.

– Но с Алиной продолжаете сотрудничать?

– Да, «Гостиная» командирует ее на соревнования, и она продолжает ходить на занятия. Но вообще, у меня жесткая позиция в отношении девочек: я считаю, что глупо с ними заниматься шахматами, потому что они всё равно будут играть по-своему, независимо от того, что знают и умеют. Поэтому мне с ними неинтересно.

А вот с мальчиками – другое дело. Недавно у нас появился 11-летний Савелий Голубов. Когда ко мне приходят ребята, то я первым делом говорю им: «Настанет день, когда ты уйдешь от меня». Когда они уходят, у меня появляется свободное время, я снова начинаю заниматься с маленькими, и так далее. Я буду дальше передавать опыт, а они должны перейти к другим тренерам, потому что я не могу все знать о шахматах, а им нужны новые впечатления. Ведь информация передается не только при решении различный позиций, условно говоря, из картотеки Марка Дворецкого, но и просто при общении, когда человек анализирует сыгранные партии. Другой сильный шахматист покажет шахматы с другой стороны, и нужно успеть получить эту информацию, пока ты еще можешь меняться.

Недавно у меня появился еще один 11-летний ученик – Герман Меркин. Он год прожил в Германии, мы занимались по «Скайпу», а скоро он возвращается в Москву. Не знаю, что из него получится, это всегда неизвестно. Многое будет зависеть от ребенка, сможет ли он выдерживать нагрузки, потому что работы много, и занятия должны быть очень интенсивными.

– Лидеры команды Опарин и Антипов за год явно окрепли, да?

– Действительно, мы работаем, они прибавляют. Мы и до этого много работали, но ребята еще растут, происходят и физиологические изменения. Они становятся уверенней, укрепляется психика. Гриша выиграл первую доску, и для меня это не стало откровением - он может сыграть очень хорошо. Видно, что запас есть, он ведь еще и не добрал; например, с Бортником стоял на выигрыш, но просмотрел контригру.

А вот от Миши, честно говоря, я ожидал большего. Он не слишком уверенно провел первую половину турнира, но потом выиграл две последние, очень важные в спортивном отношении партии, и, конечно, негатив от выступления заметно сгладился. Хотя все равно я недоволен, он мог выступить гораздо лучше.

– Он играет в такие «фантазийные», что ли, шахматы?

– У него есть личностные проблемы, которые ему сильно мешают. Ему всё равно, с кем играть – с сильным шахматистом или слабым, он все равно в какой-то момент задумывается и попадает в цейтнот. Правда, решить эти проблемы не так просто, но необходимо над этим работать.

И очень хорошо сыграл Савелий Голубов, просто здорово, хотя результат может показаться не таким уж выдающимся – набрал плюс один, но ему было трудно, он ведь совсем маленький, 11 лет.

Он начал заниматься у нас буквально полгода назад. Кстати, это ребята мне его привели. Зимой они ездили в «Огниково» на сборы российской команды; и Мишка там был, и Гришка. Возвращаются и говорят, что есть такой хороший мальчик. Они на сборах с ним играли, общались, он им понравился, и они дали ему мой телефон. И когда его родители позвонили, то я, конечно, с удовольствием взял его к себе.

– Голубов из Подмосковья?

– Да, ему приходится довольно далеко ездить. Он занимается два раза в неделю, но сейчас, возможно, будет ездить чаще. Если есть желание, то можно пережить дальнюю дорогу. Он, конечно, слабоват еще, мало что знает и умеет, но борется здорово, очень хорошо находит ходы. Видно, это врожденное – его поведение, настрой за доской…

Конечно, в итоге здорово все получилось, мы никогда еще не занимали второго места на Кубке Дворковича. Один раз, когда в команде был еще Даня Дубов, мы были третьими. У той команды был большой потенциал, но так сложилась судьба, что я вынужден был расстаться с Дубовым. У нас сразу возникли проблемы, пришлось приглашать шахматистов со стороны...

– А как сейчас в команде оказалась Северина?

– Я обратился в федерацию с просьбой дать какую-нибудь сильную российскую шахматистку, чтобы всем была польза. Понятно было, что за сборную России играет Горячкина. Мы готовы были взять абсолютно любую, но в следующем году – я уже разговаривал с руководством нашей команды – мы пойдем другим путем: выставим свою девочку, которая имеет отношение к «Гостиной», хотя она не россиянка. Очень, очень сильная девочка! Называть имени пока не буду.

– Поражение на старте 0,5:3,5 от Китая вас не обескуражило?

– Тут просто совпал ряд вещей. Думаю, мы не заслуживали такого крупного поражения. Да, должны были проиграть матч, это справедливо, но не так крупно. Перегнули палку, когда уже проигрывали. 2,5:1,5 – это было бы по игре. Но мы не ожидали, что китайцы – настолько сильная команда. У них очень низкие рейтинги, и мы чуть-чуть недооценили соперника; это ведь был первый тур. Все-таки, они очень хитрые, эти китайцы! Проявилась и объективная проблема, которая видна по конечным результатам: практически, мы «катали» на трех досках. Не хочу ничего плохого сказать про Северину, но она действительно набрала мало очков, 2,5 из 7.

Честно говоря, я предлагал руководству, поскольку это все-таки наше соревнование, обойтись без девочки. Чтобы нашей команде, в виде исключения, разрешили на девичьей доске выставить мальчика до 11 лет. Потому что мальчики у нас будут все время. А какая разница? Он же маленький совсем! Ясно, что он еще достаточно слабый, но мы бы его «обстреливали».

– Все девочки смеялись бы над ним!

– И пусть смеются, а он бы их обыгрывал!

– Вообще-то, девочки играют в мужских турнирах, а почему мальчикам нельзя в женских? Дискриминация!

– Ну да. Мне кажется, это логичнее, чем тренировать чужих девочек. Или, допустим, мы бы играли только на трех досках. Просто взяли бы сразу какую-то фору – и вперед.

– В этом году поменялся регламент, вместо быстрых шахмат – классические. По чьей инициативе?

– Это была инициатива сразу нескольких команд, потому что Кубок Дворковича всегда вызывал большой интерес, но, к сожалению, не обсчитывался. Сейчас мы использовали тот же контроль, что и в официальных детских соревнованиях. Логично, чтобы детям обсчитывали коэффициенты. Они играют с этим контролем первенства мира, Европы, и это правильно, турнир становится более серьезным. Вообще, надо с детства приучать к более серьезной игре. Они еще наиграются и в быстрые шахматы, и в блиц. Может, к этому вообще все придет, кто знает? Но пока есть еще островки более-менее серьезной игры. Мне кажется, именно так надо воспитывать детей. Как видите, борьбы тут было не меньше, чем в рапиде. Это во взрослых шахматах случаются быстрые ничьи, а тут всегда борьба, всегда кровь.

Сергей Долматов напутствует своих подопечных

– Как в целом шахматный уровень турнира?

– Мне трудно оценивать, я ведь смотрю относительно своих игроков... На мой взгляд, по сравнению с прошлым годом уровень нескольких команд снизился. Например, Армения в прошлом году привезла ребят, которые по возрасту были на пределе. И когда одно поколение уходит, то часто выясняется, что на замену никого нет. Это только Китай может непрерывно менять состав…

– А китайцы привезли трех новых?

– Даже не знаю, я китайцев плохо различаю, честно говоря. Девочка новая, это точно. Но неважно, кого они привезли; в следующем году это не будет иметь значения, поскольку мы, надеюсь, станем еще более сильной командой! И мальчики прибавят, и сильная девочка появится.

– Итак, Армения слабее, Китай послабее…

– Украина тоже слабее.

– Зато «Гостиная» и сборная России усилились?

– Да, сборная серьезнее стала относиться к турниру. У них, безусловно, девочка сейчас очень хорошая. Но, на мой взгляд, турнир все равно оказался серьезной проблемой для команды России. Не могу на этом не остановиться. Очень хорошо, что существует Гостиная Дворковича, но подобных гостиных в стране должно быть много. В крупных городах, таких как Питер. Там же есть и сильные шахматисты, кто мог бы возглавить процесс, и спонсоры, а самое главное – есть дети, очень много детей!

В принципе, все проблемы российских юниоров оттого, что с ними мало работают индивидуально. Не открою никакого секрета, если скажу, что работаю со своими учениками индивидуально 5 дней в неделю по 8 часов в день. Строго один на один, занятия продолжаются по 4 часа. Ученики сами составляют расписание, когда им удобно. Договариваются между собой и говорят мне, а я подстраиваюсь. Бывает, что занимаюсь с десяти утра до шести вечера, а бывает, что с двенадцати до восьми. С совсем маленькими я работаю по 3 часа, потому что им тяжелее, а со старшими уже по 4. Я раньше пробовал по 2 часа, но они говорят: «Чего мы на 2 часа будем приезжать?» И сами решили, что лучше по 4. Считаю, что индивидуальные занятия – это самая естественная и правильная форма работы. Конечно, на сборах у них коллективные занятия. Я никогда не возражаю, чтобы они ездили, например, на сборы российской команды. Нет никаких табу, я только рад, если кто-то их приглашает.

В наших детских шахматах, на мой взгляд, есть очень серьезные проблемы, и они не решаются, к сожалению. Например, одна из них очевидна: мы до сих пор не можем сделать первенства России до 18 лет круговым турниром.

– Слышал мнение многих тренеров, что у нас в этом году первенство России до 18 лет оказалось слабее, чем до 16…

– Ну, вы представляете, что творится? Это же бред какой-то! Турниры по швейцарской системе – не для мастерства, а для массовости. Хотите мастерство? Делайте круговые турниры! Это просто смешно: Гришка, которому было 14 лет, играл в первенстве России до 20. И сыграл достаточно хорошо. Гриша молодец, конечно, но у нас, значит, нет двадцатилетних.

– Может, дело в том, что лет в 16 подростки обычно делают выбор, и мало кто решается связать жизнь с шахматами?

– На мой взгляд, у нас просто не работают с этими детьми по-настоящему, нет серьезных центров. Вот чем должна заниматься РШФ: создавать подобные центры! Естественно, их не может быть много, достаточно 4-5 в крупных городах. Например, в Питере такой центр может функционировать: там наверняка и помещение можно найти, и спонсоров. Была бы идея! Я не говорю, что мы такие уникальные, не об этом же речь! Где работают, там и приходят результаты. Понятно, что не сразу, должно пройти время. Может, года через 3-4 появятся первые успехи, но зато потом результаты будут стабильными.

Естественно, тренер должен зарабатывать столько, чтобы ему не приходилось искать других учеников. Не секрет ведь, что происходит сегодня в разных дворцах творчества: тренеры просто выбивают с родителей деньги, а на учеников им вообще плевать, даже на талантливых. Главное – найти родителей, которые готовы платить за частные уроки, все заняты только этим. Им все равно, вырастет из ученика шахматист или нет.

– Тренерские ставки слишком низкие?

– Да, они гораздо больше зарабатывают частными уроками. Кстати, зарабатывают достаточно хорошо, но на профессиональном уровне результатов у их учеников не будет.

– Должно совпасть, чтобы у талантливого ученика оказались богатые родители?

– Нет, это не совпадет. Система должна работать, и ее следует менять. Подчеркну: я вовсе не против домов творчества и СДЮШОР, они должны существовать, поскольку работают на массовость, воспитывают любителей.

Но есть очень серьезный вопрос, который не решается. Например, я не могу пригласить талантливых ребят, поскольку никто из тренеров не хочет их отдавать. Я прекрасно понимаю, с чем это связано: если у ребенка будут результаты, то тренер станет получать большую зарплату. Так создайте систему, при которой он, наоборот, будет заинтересован отдавать учеников в подобные центры! Мне же все равно, кто будет числиться тренером по всем документам, и пусть первый тренер еще лет 5 получает хорошие надбавки. Тогда он окажется заинтересован в том, чтобы отдать ребенка в подобный центр и за его новые успехи получать больше денег.

А сейчас получается, что дворцы творчества просто «гребут» всех подряд. Образно говоря, я сижу с удочкой, а они идут с сетью. Талантливые дети им тоже, конечно, попадаются, но потом просто пропадают, из них ничего не получается. Они теряют время, а потом уже бессмысленно догонять. Вроде как система есть, и деньги государство дает, а работает все вхолостую. Возникает ощущение, что толчем воду в ступе…

Каждый год я читаю отчеты детской комиссии РШФ – сколько медалей завоевали. Просто смешно все это читать. Когда-то я был главным тренером мужской сборной России, и обнаружил, что у нас нет резерва. А когда изучил систему подготовки, то понял, что его и не будет. Никто всерьез этим не занимается. По-настоящему одаренные ребята, конечно, пробиваются, но это дело случая. Вот Даня Дубов уже стал гроссмейстером. Не говорю, что это наша заслуга, но, наверно, и мы что-то вложили, придали ему какое-то ускорение. Мы здесь работаем профессионально, и нас могут обогнать только очень талантливые люди.

А вопрос с центрами, подобными нашему, необходимо решать. Нам нужна здоровая конкуренция. Конечно, индивидуальные занятия с хорошими тренерами, поездки на турниры – дорогое удовольствие. Но нужно создавать условия.

– Сергей, вам не нравится работать с девушками. Но, может, какой-то другой тренер будет готовить их в Гостиной?

– Понимаете, у нас изначально вообще не было идеи создавать подобный центр. Просто хотели учить маленьких детей играть в шахматы. Только потом, когда мы начали общаться с Дворковичем, такая идея появилась. Что касается девушек, то их, мне кажется, вообще бессмысленно учить играть в шахматы. Или нужно искать девочек с сильной психикой.

– Тем не менее, девушки в шахматы продолжают играть, никто же этого не отменяет…

– Они могут играть плохо, но если у них сильная психика, то за счет этого будут выигрывать. Мальчика достаточно просто научить играть в шахматы, а с девочками очень специфическая работа. Ты можешь всему ее правильно обучить, но результатов не будет, потому что психика гораздо важнее – вдруг она испугается чего-то чисто по-женски, или что-то еще произойдет. Их нужно учить совсем другим вещам, не шахматным. То есть шахматам, естественно, тоже надо чуть-чуть учить, но другие вещи важнее.

– Сильнейшие женщины мира играют сегодня на уровне приличных гроссмейстеров, у них рейтинг под 2600.

– 2600 – это не рейтинг сегодня.

– Да?

– Вот говорят, что женщины научились играть в шахматы. А сколько было шахматисток в первой сотне, допустим, в мое время? Одна – Юдит Полгар. Сколько сейчас? По-моему, тоже только Полгар. Ничего не изменилось, просто цифры другие. Условно говоря, в мое время, чтобы находиться в сотне, надо было набрать 2570, а сейчас – 2670. Вот и всё! Нынешние 2600 – это, считайте, прежние 2500. Ну, 2500 и раньше было у шахматисток, у Иоселиани, например. По сути, ничего не изменилось. На самом деле они играть не умеют. Только если входят в мужскую сотню, значит действительно что-то могут.

Интервью гроссмейстера Александры Горячкиной тележурналисту Марине Макарычевой. Сможет ли Саша войти в мировую первую сотню?

– А у ваших учеников хорошие перспективы стать со временем настоящими профессионалами?

– В сотню-то они войдут, если будут работать, в этом я не сомневаюсь, но дальше – сложный вопрос. Там уже другие вещи будут иметь значение – психика, физическая форма и так далее. В сотню они войдут, надеюсь, в ближайшее время, но это не бог весть какой уровень. А вот пробиться на самый верх… Возьмем Сергея Карякина – отличный пример. Он очень рано стал гроссмейстером, поставил рекорд, никто до сих пор не может побить. У него было очень много времени для развития, правильно? Да, он высоко поднялся, стал, может быть, вторым или третьим шахматистом мира, но первым стать не может. Явно между ним и Карлсеном есть ступенька: у меня полное ощущение, что Магнус играет сильнее, и Сергей не может эту ступеньку преодолеть. Он уже много лет бьется, ему помогают тренеры, но не получается, чего-то не хватает.

Шахматисты – это штучный товар, кто дойдет до первой десятки – никому неизвестно. Я считаю, моя работа заключается в том, чтобы готовить «полуфабрикаты». Моя задача – чтобы ученики к 15 годам научились понимать, что такое хорошо в шахматах, что такое плохо, изучили какие-то вещи, а потом они должны перейти к другим тренерам. Федерация должна создавать такие структуры, куда можно было бы перейти, чтобы новые люди начали уже чуть по-другому объяснять шахматы. И получим ускорение. А у меня освободится время, и я снова начну заниматься с маленькими, 9-10-летними, а потом опять их отдавать.

– Не хотите вести учеников дальше, привлекая к работе, естественно, и других специалистов?

– Проблема в том, что сейчас в РШФ не существует структуры, куда я могу их передавать. Я разговаривал с Дворковичем по этому поводу, спрашивал, до какого возраста они будут оставаться. Гостиная тоже ведь не резиновая, и с финансовой точки зрения сложно выдерживать, когда много людей. Их же надо посылать на турниры. Система до конца еще не выстроена. До какого возраста они здесь будут? Куда им потом переходить? Это же глупо, если их просто выгонять.

Я не зацикливаюсь на том, что это мои ученики, у меня наверняка сохранятся с ними хорошие отношения по жизни, но они должны переходить, чтобы расти. У людей очень мало времени, когда они могут развиваться, и это время обязательно надо использовать для занятий с разными специалистами. Поэтому я всегда говорю ребятам: «Придет время, когда вы от меня уйдете». Потому что ребенку очень трудно самому потом сказать: «Извините, Сергей Викторович, я от вас ухожу». Тут какие-то этические моменты существуют, и это просто сложно сделать. А так я ему сразу говорю, что придет время, когда мы нормально расстанемся, проблем не будет.

Еще один момент, на который хотел бы обратить внимание. Вот сейчас прошла Высшая лига. Участники платили сами за себя. Раньше расходы несла федерация, и в Высшей лиге играло 64 человека. Зачем федерация подняла рейтинговую планку до 2625, зачем сократила количество участвующих? Чем плохо, если в турнире будут играть молодые, будут играть женщины? Ведь они все равно платят свои деньги. А получилась такая Высшая лига: с одной стороны – топовые шахматисты, затем пропасть, и с другой – полные любители, которые допущены из зон. Зачем создавать искусственно эти барьеры, не пускать людей? Не будь границы в 2625, приехал бы кто-то еще из перспективных шахматистов, и получилась бы нормальная Высшая лига. Если ты действительно работаешь в федерации и хочешь, чтобы шахматы в России развивались, тогда необходимо задумываться и о женщинах, и о детях. Почему их не допустить? Логического объяснения я не вижу: любая федерация будет использовать свои турниры, чтобы привлекать шахматистов и давать им возможность расти.

– В Высшую лигу допускали чемпионов до 20 и до 18 лет.

– Это записано в правилах еще с того времени, когда я был главным тренером сборной, ничего нового не добавилось. Хотя с тех пор много всего изменилось: по сути, произошла революция. Надо, чтобы наши дети могли тренироваться в сильных турнирах. Это можно прописать решением РШФ. Дорога ложка к обеду, это же известно. Потом можно хоть икрой кормить, а уже не впрок будет. Ты вовремя дай турнир, вовремя дай возможность высказаться! Так что у меня много вопросов, и на ближайшем Тренерском совете буду их задавать.

Прошлогодние победители из Армении на этот раз выступили не очень удачно

Мария Лекс и Ян-Кристоф Дуда (Польша)

Руководитель китайской делегации и главный судья Геннадий Осташевский

Команда Армении к бою готова

Матч Россия - Китай начинается

Украина - Гостиная Дворковича

Армения - Турция

Лидер польской команды Ян-Кристоф Дуда

Лидер сборной России Юрий Елисеев

Кирилл Алексеенко (Россия, 2-я доска)

Юлия Осьмак (Украина)

Мануэль Петросян (Армения, 2-я доска)

Лидер команды Армении Тигран Арутюнян 

Гостиная Дворковича - Россия

Александра Горячкина против Марии Севериной

К награждению всё готово

Не наигрались - в дело пошли шахматы на троих!

Андрей Лукин беседует с Дарсеном Санжаевым и Юрием Елисеевым

Кирилл Алексеенко пригорюнился...

Адриан Михальчишин, Сергей Макарычев и Арсен Егиазарян


Выступает Галина Львовна Дворкович

Главный судья Геннадий Осташевский подводит итоги

Команда России завоевала бронзовые медали

"Серебро" - у Гостиной Дворковича

И обладатели Кубка Дворковича 2012 года - грозная китайская дружина

Или не такая уж грозная?..
Страница турнира

Подробные результаты



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.