Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
16 Декабря 2009

Потом и сейчас

Image

Мы остановились на том, что первая и вторая партии финала закончились вничью. Третья партия могла стать решающей. Пономарев был очень близок к победе.

Р. Пономарев – Б. Гельфанд
Славянская защита D11


1.d4 d5 2.c4 c6 3.Nf3 Nf6 4.Qc2 g6 5.Bf4 dxc4 6.Qxc4 Bg7 7.Nc3 Be6 8.Qd3 Nd5 9.Bg3 Nxc3 10.bxc3 Qa5 11.e4. Редкий вариант «славянки» привел к позиции с грюнфельдовскими очертаниями. На пресс-конференции Руслан предложил интересную идею: 11...Nd7!?, и если по шаблону 12.Be2, то 12…Nc5!? На 13.dxc5, разумеется, 13…Bxc3+, на 13.Qc2 – 13...Nxe4! Судя по реакции Гельфанда, он этой идеи не видел.

11…c5 12.Qb5+ Nc6 13.Qxa5 Nxa5 14.Bb5+ Bd7 15.Rb1 Rc8 16.Ke2!? Жертва пешки, принимать которую опасно: 16…cxd4 17.cxd4 Rc2+ 18.Kd3 Rxa2 19.Rhc1 и т.д. Главное, непонятно зачем. Кажется, что на доске – типичный грюнфельдовский эндшпиль, да еще с лишними темпами. Абсолютно безопасная позиция.

Чепуха! Все не так просто.

16…cxd4 17.cxd4 Bxb5+ 18.Rxb5 b6 19.Rd1 0-0.

Image


20.Rd5!
В этот момент Борис побагровел. (Интернет в тот день из-за сорокаградусных морозов и разнообразных аварий практически не работал, и все журналисты, комментаторы, эксперты переместились из пресс-центра в зрительный зал.) Я был уверен, что у Гельфанда произошел скачок кровяного давления. Кстати, позже, по окончании финала Борис признался, что именно повышенным давлением объясняется раннее соглашение на ничью в предыдущей, второй партии. Голова не работала, и каждый ход давался с огромными затратами времени и сил.

Но вернемся к позиции на диаграмме. Ход 20.Rd5! был черными зёвнут. Ладья с нерабочего поля b5 устремляется на 7-ю горизонталь, а размен ладей приводит к тому, что белые занимают единственную открытую вертикаль: 20...Rfd8 21.Rxd8+ Rxd8 22.Rc1, и нельзя 22…Bxd4 23.Nxd4 Rxd4 из-за 24.Rc8+ Kg7 25.Be5+ и 26.Bxd4. Поэтому черные подключают к разменным операциям коня.

20…Nc6 21.Rd7 Rfd8 22.Rxd8+ Nxd8. Но теперь после 23.d5! окончание из безопасного становится ощутимо неприятным для черных. Конь на d8 вырезан, его белый визави лезет через d4 на b5 или с6, пешки в центре вот-вот образуют опасную проходную.

Курьезная деталь: начиная с 20…Nc6 и до конца партии я угадал все ходы черных (конечно, за исключением 28-го). Можете счесть это бахвальством, но у меня есть свидетель: гроссмейстер Алексей Безгодов. В зрительном зале мы сидели вместе.

Image

Как любителю шахмат, мне было приятно. В то же время понимал: если Борис вдруг заиграл в мою силу, это дурной знак. И действительно: в ближайшее время его позиция стала стремительно ухудшаться.

23…Kf8. Ладья борется с ладьей, легкие фигуры борются между собой. А с намечающейся проходной по вертикали «d» будет бороться король. Больше просто некому.

24.Nd4 Rc4 25.Ke3 Ke8 26.Nb5 Nb7 27.d6!? Под цейтнот соперника белые обостряют игру. В случае немедленного отъема пешки: 27.Nxa7 Nc5 28.f3 Ra4 29.Nc8 Ra3+ черные разворачивали контригру и могли вздохнуть свободнее.

27...exd6 28.Bxd6.

Image


28…a6. Не знаю, какие знаки можно выставить к этому ходу. Если бы в шахматной нотации существовал знак «сердечный приступ у болельщиков», наверное, он был бы самым точным.


Потом, в самолете, обсудили с Борисом эту ситуацию. Я высказал предположение, что в тот момент он стал заложником собственной концепции, выработанной еще перед началом соревнования. Концепции, которую можно описать словами: «Ни шагу назад!» В полуфинальном матче эта концепция принесла две блестящие победы. В финале чуть не поставила на грань катастрофы.

Но «чуть» не считается. Хотя там, в зрительном зале мне по-настоящему стало плохо. Как медиум, я увидал ближайшее будущее: черные в цейтноте зевают мат после 29.Nc7+ Kd7 30.Bg3+ Kc8 31.Nd5 Rc6 32.Ne7 или 31...Bf8 32.Nxb6, сдают партию – и получают удар, от которого уже не смогут оправиться.

29.Nc7+ Kd7 30.Bg3+ Kc6. Мат, слава тебе, господи, проскочили. Но пешки нет; нет и времени (а у соперника еще больше десяти минут), и как спасать партию – непонятно.

31.Nxa6 Ra4 32.Nb8+ Kb5 33.Rb1+. В ответ на 33.Rd7 сумеречное болельщицкое сознание успело зафиксировать 33…Nc5 34.Rxf7 Ra3+ 35.Kf4 Ne6+ 36.Kg4 h5+ 37.Kh4, и… если как-то отвлечь ладью от поля f6, то можно сыграть на мат! Потом, в бюллетене Сергей Шипов по-гроссмейстерски материализует эти воспламененные идеи: 37…Ra7! 38.Rxa7?? Bf6+ 39.Kh3 Ng5+ 40.Kh4 Nf3+ 41.Kh3 Ng1#!!

Image


Конечно, на турнирной доске такой вариант воплотиться не может. Но он показывает, что белым, несмотря на кажущуюся безопасность их положения, все-таки было чего опасаться.

33...Kc4 34.Rc1+. «Когда я увидел первое повторение, то сразу все понял», – скажет Борис в самолете, следующем по маршруту Ханты-Мансийск – Москва.

Вполне возможно. Недаром говорят, что соперники во время матча (пусть даже скоротечного) проникаются друг другом и начинают предугадывать не только ходы, но и мысли, и чувства.

Но в зрительном зале, если бы кто в тот момент заикнулся, что дело может закончиться повторением ходов, был бы немедленно признан психом и из зала, скорее всего, выведен под локотки. Какое повторение?! У белых здоровая лишняя пешка, а у черных висит флаг.

34...Kb5 35.Rb1+ Kc4 36.Rc1+ Kb5 37.Rb1+. Но повторение произошло. Соперники пожали руки, подписали бланки. У секунданта Хузмана на мгновение отвисла челюсть. Секундант Родштейн застыл как вкопанный. Мы смотрели друг на друга, не делая шага навстречу.

– Что за чудеса? – механически сказал я.

– Какие чудеса? – спросил Хузман.

– Ханукальные чудеса, – сказал Родштейн.

Да, с такими репликами можно с успехом выступать в передаче «В час по чайной ложке».

Мало-помалу оцепенение спало. План Пономарева на матч раскрылся окончательно. Он по-прежнему будет ждать своего шанса. Но теперь стало ясно, каков этот шанс. Это не лишняя пешка и перевес по времени; этого слишком мало. Это должен быть какой-то крупногабаритный зевок: ладьи, ферзя, чего-то такого, после чего сразу останавливают часы. Или просрочка времени. Это должно быть что-то, что исключает малейший риск.

И ради этого шанса он готов делать ничьи.

Те же и бутылочка.


Вот-вот начнется 4-я, заключительная партия матча с классическим контролем времени. Пока счет равный: полтора на полтора. Борис Гельфанд будет пытаться реализовать последний белый цвет.

А в команде Гельфанда очередное пополнение. На один день в Ханты-Мансийск прилетел Игорь Бурштейн. На фото он справа, вместе с Сергеем Шиповым вглядывается в позицию.


В позиции меж тем ничего сверхъестественного не происходило. Соперники, как в предыдущей четной партии, разыграли каталонское начало. Только Руслан на 4-м ходу не стал давать шах на b4, а сразу развил слона на е7. Вскоре стало ясно, что он копирует игру Ананда – в поединке против Гельфанда на недавнем мемориале Таля.

На 20-м ходу белые применили новинку. Черные были к ней готовы, отреагировали быстро и толково. Кульминация наступила десятью ходами позже.

Б. Гельфанд – Р. Пономарев



Image


30.g4 hxg4 31.Nxg4 Qf4 32.Nxf6+. Интересную жертву пешки озвучил на пресс-конференции Пономарев: 32.Ng1!? Bxh4 33.Nh3 Qc7 34.Qe3 с очевидной угрозой поставить тяжелыми фигурами мат по вертикали «h». Руслан сказал, что, вероятно, был бы вынужден сыграть 34…f5, хотя очень не хочется. Гельфанд предложил взамен 34...f6, но с тем, что жертва пешки была бы решением интересным (и неприятным для соперника), согласился.

32...Qxf6 33.Qe3. Промедление, непонятно чем вызванное. Следовало выбрать между 33.Rh1 Kg7 34.h5 и сразу 33.h5!?

33...Kg7 34.Rh1 Rh8 35.Rh3. Ничья.

Высказывалось мнение, что заключительная позиция предпочтительнее уже за черных. Руслан предложил следующее развитие событий. Черные сдваивают ладьи по вертикали «h», белые ставят королевскую ладью на g5, а ферзевую – на с1. Затем ладья идет на с5, нападая на пешку а5 и вызывая b7-b6. Вызвав, возвращается обратно. У черных оказывается слаба пешка с6, и единственный активный план связан с жертвой качества на h4. Но он рискован.

Руслан прибыл на пресс-конференцию в залихватском шарфе a la «Остап Бендер». На вопрос, почему не был повторен дебют 2-й партии (имеется в виду шах на b4), ответил, что чувствует себя в каталоне учеником Гельфанда и с удовольствием бы взял уроки игры в различных вариантах этого начала. Отчего чувствует легкую досаду, что классическая часть матча закончилась так рано.

Разбор полетов. Слева – направо: Шипов, Родштейн, Бурштейн, Гельфанд, Хузман, «Рыбка» или «Фриц» (отсюда не видно).


Следующий день в любом случае должен был стать последним. Моя командировка отсчитывала середину третей недели. Оба финалиста провели в Ханты-Мансийке на неделю больше.

И все ради этого дня.

Image


Утро выдалось чудесным. Снежное, морозное, но без ветра. Перед уходом посмотрел онлайн китайской клубной лиги. Вера Небольсина в 20 ходов заматовала знаменитую Чжао Сюэ. В позиции принятого ферзевого гамбита с изолированной пешкой на d4 черные забыли разменять коня с3, и тот сделал лучшую карьеру военного: пал смертью храбрых. Лошадка без тормозов проскакала по маршруту с3-е4-g5, бахнула на f7 – и все было кончено.

Девочка на ресепшн показала лесную дорогу от гостиницы до игрового зала. Чуть длиннее, чем обычно, но зато не надо идти по трассе, уворачиваться от машин. Деревянные половицы, полностью скрытые снегом, весело скрипели, лесной морозный воздух щекотал ноздри. Настроение улучшалось с каждой минутой.

Image


В первой партии тай-брейка белыми фигурами выпало играть Руслану Пономареву. Долго ли, коротко, но борьба перешла в эндшпиль. Черные вновь, как и в классической части матча, ощутимо отставали по времени. Но ход игры, казалось, контролировали полностью.

Р. Пономарев – Б. Гельфанд


Image


Понятно, что плохо 39...Nxb2 40.Rb4. Но напрашивается 39...Nxa5 40.b4 Rd2, и больше ничьей из этой позиции белым не извлечь. Что в ситуации «4 минуты против 14» выглядело оптимальным исходом.

Израсходовав из 4-х еще добрых минуты полторы, черные, тем не менее, делают другой ход: 39...b5. Из красного угла ринга, где сидели два милейших человека, Александр Хузман и Максим Родштейн, в ту же секунду вырвался полушепот-полукрик, который и на футбольном матче не каждый раз услышишь:

– ******  *  ***!!!

Сказано было, в общем, негромко, но с такой экспрессией, таким нажимом на первый гласный звук, что немногочисленные зрители как по команде повернули головы в направлении пары интеллигентов. Кажется все же, что о решении своего патрона высказался старший секундант.

А партия, несмотря на болельщицкие страсти-мордасти, завершилась бескровно и тихо:

40.axb6 Nxb6 41.Re2 Kf8 42.Be4 c5 43.b4 cxb4 44.cxb4 Rd4 45.b5 Nd5 46.Rc2 Rb4 47.Rc8+ Ke7 48.Ra8 Rxb5 49.Rxa7+ Kf8 50.Ra8+ Kg7 51.Bxd5. Ничья.

Тихо стартовала и следующая партия, уже шестая по счету. Но именно ей суждено было стать первой результативной. Ферзей с доски смахнули на 7-м ходу, еще ходов двадцать не происходило ничего захватывающего, а затем перевес белых начал не просто расти – взбухать, как тесто в квашне. Если помните, у нерадивого солдата Балоуна это тесто пристало к нёбу. А тут оно пристало к двум пешкам, равно стоящим по краям: на а7 и h7.

Б. Гельфанд – Р. Пономарев

Image


Во время партии казалось, что форсированно побеждает 34.Ne5 (отодвигая короля еще дальше от центра) 34…Kg7 35.Rb4 Rd5 36.Rxd5 exd5 37.Nd7 Rd6 38.Rxb5 Rxd7 39.Rb7. А если 34...Nd6, то уже обе ладьи начинают шуровать по обжорному ряду: 35.Rc7 Rxa6 36.Rxh7 Kg8 37.Nxf7 и т.д.

Но Борис, продумав все оставшееся время, выбрал другое решение: 34.Rb4 Rd5 35.Rxd5 exd5 36.Nf4 Nc7 37.Rxb6 axb6 38.a7. Коневой конец, разумеется, выигран – в спокойной обстановке. А в ситуации, когда флаг поддерживают только 10 секунд инкремента, всякое возможно. Поэтому выбор Пономарева играть до упора осуждать нельзя:

38…d4 39.Nd5 Na8 40.Kf2 Ke8 41.e3 dxe3+ 42.Kxe3 Kd7 43.Nf6+ Ke7 44.Nxh7 f6 45.g4 b5 46.g5 fxg5 47.Nxg5 Kf6 48.f4 b4 49.Kd4 Nb6 50.Nf3 b3 51.Kc3 Ke6 52.h4, и только здесь черные сдались.

Image


Заключительная позиция. Короли показаны неточно (в действительности белый замер на с3, а черный – на е6), но суть схвачена верно: проходная b3 задержана, с проходными h4 и а7 черные справиться не в состоянии. Говоря по-обиходному, «штаны».

Image


Следующая быстрая партия по своему шахматному содержанию, наверное, самая скверная. Черные в дебюте зевнули пешку, белые не проявили точности в реализации. Черные вновь подарили своему сопернику шансы на победу – а белые за ход до выигрыша подставили слона.

Р. Пономарев – Б. Гельфанд
Славянская защита D23


1.d4 d5 2.c4 c6 3.Nf3 Nf6 4.Qb3 dxc4 5.Qxc4 Bg4 6.Nc3 Nbd7 7.e4 e6 8.Be3 Be7 9.Qb3 0-0 10.Be2.

Image


10...b5. Сделав этот ход, Борис ненадолго ушел со сцены. Когда вернулся, его ждал сюрприз:

11.Ne5! Трудно сказать, чего не заметили черные. Может, того, что после 11…Bxe2 12.Nxc6 Bc4 находится ресурс 13.Nxd8 Bxb3 14.Nc6! А, может, чего-то другого, не знаю.

11…Bxe2 12.Nxc6 Qe8.
Положение близко к безнадеге. Проще всего это можно подчеркнуть путем 13.Kxe2 (указано Александром Хузманом), и нельзя 13…b4 14.Nb5 Nxe4 из-за 15.Nc7 – мат ферзю!

Белые сыграли иначе: 13.Nxe2, после 13...Nxe4 14.Qxb5 Nb6 15.0-0 Nd5 положение немного стабилизировалось. Появилась слабая надежда на ничью, которая крепла ход от хода. Затем, уже в эндшпиле, черные опять играли не лучшим образом. Слово и образ, по-пушкински рифмуемые с Европой, вновь замаячили на горизонте.

Image


Кажется, что спасение надо искать в ладейном эндшпиле. Но в ответ на 48...Nc3+ 49.Bxc3 Rxc3 крайне неприятно 50.Rd3! Ладья становится перед пешкой, шансов не видно: 50…Rc4 (или 50...Rc2+ 51.Rd2 и 52.Ra2) 51.Ra3 Rc2+ 52.Kd3 Rxh2 53.a5 Rb2 54.a6 Rb8 55.a7 Ra8 56.Kc4 Ke6 57.Ra6+ и 58.Kd5 с выигрышем.

На размышление у Гельфанда оставались секунды. Он быстро сыграл 48...Nb6 49.Rxh6 f4.

– Белые выигрывают в два хода, – прошептал Хузман.

– Как?

– Да очень просто: 50.Rh7+ Kg6 51.Rb7! Пешка проходит в ферзи: 51…Rb2 52.a5 Nc4 53.Rxb2 Nxb2 54.a6 Nc4 55.Ba5!

Но на сцене, поддавшись быстрому ритму игры, Пономарев шлепнул 50.gxf4 gxf4 51.a5 Nc4, а затем и вовсе отдал фигуру: 52.a6 Rb2 53.Kd3 Nxd2. Счастье еще, что ничья нашлась, а то матч был бы закончен сразу.

54.a7 Ra2 55.Rh8 Nxf3 56.a8Q Rxa8 57.Rxa8 Nxh2 58.Ra6 f3 59.Ke3 e4 60.Ra1 Ke6 61.Rh1 Ng4+ 62.Kxe4 Nf2+ 63.Kxf3 Nxh1. Ничья.

«Если Руслан не выигрывает такую, как он вообще может выиграть?», – подумалось в этот момент, видимо, не мне одному. Оставалась всего одна партия; Борис играл белыми; для общей победы ему было достаточно и ничьей. Все складывалось в его пользу.

К 20-му ходу казалось, что матч заканчивается. Немногочисленные фоторепортеры потянулись к первым рядам зрительного зала, чтобы запечатлеть финальное рукопожатие. Официальные лица вышли на сцену и встали рядом с судьями, чтобы вместе попасть в объектив. Фотографы вскинули свои камеры. Мизансцена была готова.

Только один человек был против: Пономарев.

Б. Гельфанд – Р. Пономарев

Image


Все фигуры белых расположились по центру. Вот-вот последует Bd3-e4, конь уйдет, тогда Bd2-c3… Защитник черного короля, слон f6, будет разменян, пешечное прикрытие рыхлое, белые ладьи ощетинились, как кабаны, по центральным вертикалям. Что еще надо, чтобы достойно сделать ничью с позиции силы?

20...Be6. Сыграно, очевидно, для того, чтобы на 21.Be4 иметь бой на b5. Но белый слон заходит с другой стороны.

21.Bc4 Re8 22.Bxg5. Задним умом легко рассуждать, что порядок ходов следовало изменить: сперва 22.Bxd5 Bxd5, затем 23.Rxe8 Qxe8 и только в самую последнюю очередь 24.Bxg5. Ну, а тот порядок ходов, что избрал Борис – чем он плох?!

22...hxg5 23.Bxd5 Rxb5 24.b3 Bxd5! 25.Rxe8 Bxb3! 26.Qe4 d5!
«Три корнера – пенальти», – считают во дворе, когда играют в мяч. А три хода черных, один за другим, напоминают три нокдауна, что, сложившись вместе, в сумме дают нокаут.

27.Qe2 Qd7 28.Re1 Bc4 29.Qe3 d4 30.Qc1 Bd3 31.Qa3. Из зала казалось, что последний шанс заключается в 31.R8e5 (только не 31.R1e5? Rb1) 31…Bxe5 32.Nxe5 (ничего не дает 32.Qxg5+ Bg6 33.Nxe5 Qf5) 32...Qf5 33.g4! Наверное, у Бориса был резон отказаться от жертвы качества (может быть, все дело в 31…с4), но проигрывает он безропотно.

31...Bh7 32.Ra8 d3 33.Qc1 Qd5 34.Rae8 c4 35.Qa3 d2 36.Rd1 c3 37.Qf8+ Kg6 38.Rc8 Qb3 39.Rc6 Qxd1+ 40.Kh2 Qxf3 41.gxf3 d1Q. Белые сдались.

Я болел в финале за Гельфанда. И не скрывал этого. Но бойцовские качества Пономарева вызывали восхищение. Он великий боец.

Матч начался заново. В общей сложности соперники проведут за доской в этот день более шести часов.

8:26 вечера. Через 4 минуты, согласно протоколу, должно начаться официальное закрытие Кубка мира.


Как не так. Оно не начнется и через час.

В зал, где во все игровые дни располагался пресс-центр, стали прибывать музыканты. Начали репетировать сольные и групповые номера.


Трубачи, совсем еще молодые ребята, делали то, что прежде я никогда не слышал: выводили заглавную тему «Summertime» и тут же, не теряя ритма, переходили на «Раз пошли на дело я и Рабинович…» Попробуйте напеть одну мелодию поверх другой и поймете, как это смешно.

А это танцоры репетируют какое-то па.


Могу лишь повторить то, что написал в своем первом репортаже из Ханты-Мансийска. Невероятно красивые девушки живут в этом городе. Невероятно!

Ненадолго пришел дирижер. Оркестр сыграл вступление, дирижер что-то подправил и вновь оставил ребят самих «разогревать» свои инструменты. Я сидел, если судить по этой фотографии, в левом нижнем углу кадра. А прямо над моей головой бил в большой барабан какой-то увлекающийся молодой человек. Бил, слушал эхо, после чего бил еще сильнее.


В конце концов, я взорвался. Объяснил (каюсь, на повышенных тонах), что пройдет не менее часа, прежде чем музыканты и танцоры смогут выступить перед почтенной публикой. Мое выступление имело эффект сверх ожидаемого. Музыкантов из пресс-центра как ветром сдуло. Остался только высокий худенький виолончелист.

Остался и сыграл начало Первого виолончельного концерта Шостаковича. И красивую тему из концерта Элгара. И еще что-то, что я не смог распознать.

– Ну, и чего ты орал? – резонно спросили коллеги. – Все равно ведь ни черта не делаешь.

Истинная правда. С другой стороны, что было делать? На сцене шел блиц. Смотреть его вживую, из зала, не мог: слишком мучительно. И так переживаний выпало более чем достаточно. Остался в пресс-центре. Интернет починили, можно было следить по монитору.

Три первые партии закончились единообразно: белые выиграли. На четвертую, прочухав, что результат может быть иным, вернулся в зал.

Пономарев протягивает руку, признавая свое поражение. Матч закончен, счет – 7-5 в пользу Гельфанда.

Заключительная (за вычетом двух королей) позиция Кубка мира-2009.

Первая реакция победителя. Сдержаннее, не правда ли, чем у его друзей.

Борис Гельфанд на итоговой пресс-конференции...

...послушать которую собралась небывалая до сего дня аудитория.


Потом началось торжественное закрытие. Не было первых лиц: президента ФИДЕ, губернатора ХМАО, кого-нибудь из руководства РШФ.

И почему-то не было шампанского.

Выступает вице-президент международной шахматной федерации Зураб Азмайпарашвили.


Он говорит здравицу в честь второго финалиста, Руслана Пономарева. Но сам адресат остается безучастным.

Подошел к Руслану, спросил, о чем он думает. Оказалось, все его мысли остались в последней, 12-й партии матча.

Р. Пономарев – Б. Гельфанд



Image


– Ход 23.b6, что я сделал, – сказал Руслан, – очевидный зевок пешки (по причине 23...Nxb6). Почему бы просто не пойти 23.Ba5 b6 24.Bc3, перевести коня на е3… Позиционный перевес у белых огромный!

С этими словами Руслан пошел получать тарелку за второе место.


Победителя Кубка мира-2009 награждает в прошлом выдающийся биатлонист, а ныне региональный министр спорта Виктор Майгуров.

Пока Борис говорит долженствующие для таких случаев слова...

...Руслан продолжает, кажется, переигрывать наиболее драматичные эпизоды из закончившихся партий.

Церемония награждения закончена. Наступает глупое, счастливое время фотосъемок.

Боря и Кема были здесь.

Боря и Берик.

Александр Хузман, отмечающий 20-летие своей работы с Борисом Гельфандом, тоже взял в руки Кубок.




Он тяжеленький, кстати. Но это, как ни банально, приятная тяжесть.

Оркестр играл. Торжества продолжались. Разошлись заполночь, а рано утром надо было улетать.


Без происшествий доехали в аэропорт, прошли регистрацию. Я сел в хвост самолета. Стюардесса была та же самая девочка, что и на рейсе сюда, из Москвы. Видите, как удачно закольцевалась поездка.

Рядом со мной никто не сел. А просто положили коробку с Кубком мира на два сиденья рядом. Сверху я положил пальто, прикрыл чужие трофеи. В проходе самолета погасли огни. Командир воздушного корабля поприветствовал пассажиров. Я закрыл глаза, и с закрытыми глазами почувствовал, как убегает город по взлетной полосе. Убегает, убегает – и пропал совсем.

А мы полетели домой.



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.