Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
14 Декабря 2009

Сорок

Этот репортаж неизбежно должен получиться короче, чем предыдущий. Потому что описывает не события, а их отсутствие. Может, вам, когда читаете эти строки, уже известна развязка. Я же не имею о ней ни малейшего понятия.

Несколько слов об участниках финала.

Image


Пономарев, бесспорно, поймал свою волну. Об этом, кстати, говорил Свидлер на своей итоговой пресс-конференции. О том, что как бы неудачно ни сложился предыдущий турнир (а мемориал Таля, последний и для Свидлера, и для Пономарева турнир, сложился для обоих гроссмейстеров в целом неудачно), важное значение имеет заключительная партия. Выигрыш в которой обязательно задает тон для следующего соревнования.

Последнюю партию в Москве Пономарев выиграл – у Морозевича. Выиграл в своем фирменном стиле. Невзрачненький дебют, затем тягомотное, вроде бы бесцельное хождение фигур: туда-сюда, туда-сюда. Размены, как же без них. А потом черным вдруг резко стало плохо. И в конце – на пустой доске – попалась ладья. Причем она не была зёвнута, она была загнана. Когда смотрел вживую эту партию, на память почему-то пришла другая: Карпов – Портиш. Только там загнали не ладью, а ферзя. А так очень похоже.

Шедевр Карпова вспомнился не случайно. Пономарев – шахматист карповского направления, может быть, единственный в нынешней элите и на ближних к ней подступах. Если есть в шахматах что-то мистическое, необъяснимое («не выговариваемое»), то это искусство лавирования в первую очередь. Карпов был великим жрецом этого культа, и Пономарев овладел искусством лавирования в совершенстве.

При лавировании, то есть внешне бесцельном хождении туда-сюда, важно не столько улучшение вашей позиции, сколько ухудшение позиции противника, причем внезапное и непонятно какими причинами вызванное. Все происходит как бы в замедленной съемке. Ладья идет на с1, через несколько ходов – на d1, потом может перейти на d2, а оттуда – на с2. Потеря времени? Безусловно. Но использовать это почему-то нельзя. Конь с f3 идет назад, потом возвращается. Делается форточка, хотя королю ничего не угрожает. Другие фигуры начинают топтаться на месте. Соперник, не находя конкретного плана, поневоле делает то же самое. В таком топтыжкином обморочном танце могут пройти пять ходов, десять, двенадцать. Глядь, позиция белых осталась прежнего качества. А позиция черных вдруг разваливается на части, будто все это время ее ели термиты.

Предлагаю провести нехитрый эксперимент среди читательской аудитории. Вот текст партии Пономарева (белые), сыгранной здесь, в Ханты-Мансийске, в третьем круге против Александра Мотылева.

1.Nf3 d5 2.g3 c6 3.Bg2 Bg4 4.0-0 Nd7 5.d4 e6 6.Nbd2 Ngf6 7.Re1 Be7 8.e4 0-0 9.c3 Bh5 10.e5 Ne8 11.Nb3 Rc8 12.Be3 c5 13.Nc1 cxd4 14.Bxd4 a6 15.Nd3 Nb8 16.Qb3 Qc7 17.Nd2 b5 18.Nf4 Bg4 19.Nf1 Bg5 20.Ne3 Bxf4 21.gxf4 Bh5 22.a4 Nc6 23.axb5 Nxd4 24.cxd4 axb5 25.Qb4 g6 26.Qa5 Qe7 27.Rec1 Rxc1+ 28.Rxc1 Be2 29.Qd2 Bh5 30.Rc8 Nc7 31.Rxf8+ Qxf8 32.h3 Qa8 33.Kh2 Qa7 34.Kg3 Ne8 35.Bf1 Ng7 36.Bxb5 Qa1 37.Kg2 h6 38.Bd3 Nf5 39.Nxf5 gxf5 40.f3 Qa4 41.Be2 f6 42.Qc3 Kg7 43.b4 fxe5 44.fxe5 Qa2 45.Kf2 f4 46.b5 Be8 47.Qc7+ Bf7 48.Qc1 Bg6 49.Ke1 Qa5+ 50.Qd2 Qa1+ 51.Kf2 Bf5 52.h4 Qb1 53.Qxf4 Qb2 54.Qe3 Kg6 55.Kg3 Qb1 56.Qf2 Kf7 57.Bf1 Ke7 58.Qe2 Kd7 59.Kf2 Qb4 60.Qe3 Qb2+ 61.Kg3 Qb1 62.Bh3 Bxh3 63.Kxh3 Qf5+ 64.Kg3 Qg6+ 65.Kf2 Qc2+ 66.Qe2 Qc3 67.Qd1 Qb2+ 68.Kg3 Qxb5 69.Kg4 Qb8 70.Qd3 Qg8+ 71.Kh5 Qf7+ 72.Kxh6 Qf4+ 73.Kg7 Qxh4 74.Qb5+ Kc7 75.Qc5+ Kb7 76.Kf7 Qh7+ 77.Kxe6 Qg8+ 78.Kd7 Qf7+ 79.Qe7 Qxf3 80.Qb4+ Ka7 81.Kc6. Черные сдались.

Попробуйте, не прибегая к подсказке компьютера, определить, где черные допустили решающую ошибку. Спокойно переиграйте все ходы на доске. Можете сделать это несколько раз. Вас никто не торопит.

У меня определить не получилось, сколько бы ни просматривал партию. Тогда чуть-чуть изменил условия эксперимента. Отложил (пока) поиски решающей ошибки, попробовал найти любую другую, пусть даже самую легкую. Где черные допустили неточность? Где?

По дебюту у них порядок. Потом начинается хождение по мукам: туда-сюда, туда-сюда. Иногда один из соперников предлагает размен. Второй, как правило, не отказывается. Доска пустеет на пару фигур. Снова: туда-сюда, туда-сюда. Опять размены. Опять хождения.
А черным, как тому лосю из анекдота, почему-то все хуже и хуже.

Еще одно колоссальное качество – для шахматиста вообще, а для матчевого игрока в особенности: способность терпеть. Терпеть и ждать своего шанса. Конечно, это качество хищника, в этом нет никакого сомнения. И Пономарев, как показал его путь на Кубке мира, обладает этим качеством в полной мере.

После выигранного матча с Гашимовым я спросил украинского гроссмейстера: то, что его фигуры во всех партиях тай-брейка не выдвигались дальше третьего (за черных – шестого) ряда, это совпадение или часть заранее составленного плана? Руслан озарил пресс-центр улыбкой, которой в шахматном мире, по-моему, улыбается только он один, и с первого же слова стал говорить про луну на небе. Но уход от ответа – тоже ответ. Сомнений не осталось: Пономарев вытаскивал своего эмоционального соперника из окопа, подманивал внешней пассивностью, приглашал атаковать. Загонял в цейтнот и выигрывал. Для Бакро у него была другая тактика, для Малахова – третья, но всегда Руслан оставался хищником, притаившимся в засаде и ждущим своего шанса. Как только таковой шанс представлялся – всё. Пиши пропало.

С Гельфандом другая история. Он более, нежели его соперник, закрыт как человек и открыт как личность. Никакого противоречия здесь нет.


Борису, не ошибившись, дашь его возраст. Его национальность тоже не спутаешь ни с какой другой. Гельфанд выглядит так, как выглядит любой сорокалетний еврейский мужчина, в руках у которого – профессия, а не барахло. Если чуть подробнее, это означает: много дружелюбия, много достоинства, много дистанции. Он из тех, кто не откажется пожать вам руку у околицы – но за калитку не пустит. И правильно сделает.

Здесь, в Ханты-Мансийске, Гельфанд переживает ренессанс. Перефразируя Бабеля, можно сказать, что у Бориса на носу очки, а в душе – осень, но только Болдинская. Он оттопыривает губы, он таращит глаза, уморительно пьет из своей знаменитой бутылочки. Болтая руками, ходит по сцене, как профессор Плейшнер по Цветочной улице. Но когда он кончает проделывать все это и садится за доску, любой поймет, что сел мастер. У вашего корреспондента один дед был еврей-кузнец, а второй – еврей-сапожник; первого я ни разу в жизни не видел за работой, второго видел, и очень часто. Ей-богу, они чем-то похожи, мой дед Меер Морткович и Борис Гельфанд. У этого сорта людей посадка мастеровых. Это вам не статейки писать.

Поведение Гельфанда здесь, в Ханты-Мансийке, можно исчерпать тремя словами: спокойствие, уверенность, позитив. Как он этого добивается, я не знаю. Но точно знаю, что самый опасный противник из числа принимающих участие в турнире – Пономарев. С любым другим это было бы состязание силы против силы. С Пономаревым это будет сражение силы против силы и еще против хитрости.

Image

Image


Между полуфиналом и финалом был день отдыха – первый и последний на турнире. Первую его часть, думаю, все провели примерно одинаково. Мне, к примеру, удалось оторвать голову от подушки где-то во втором часу дня; другие, уверен, встали если и раньше, то ненамного. Дальше – свободная программа.

Гельфанд посетил местную картинную галерею. Где, по его словам, столкнулся с инсталляцией под названием «Магнус». Что подразумевал автор, я спросить постеснялся. А Руслан по обыкновению порадовал пресс-центр исчерпывающим ответом, заявив, что в выходной день он отдыхал.

Что до меня, то на вечер я заказал машину с сопровождающим: хотелось поснимать город. Где-то за час до оговоренного срока в трубке раздался взволнованный голос:

– Если не передумали ехать, надевайте все теплые вещи, какие есть! На улице – минус тридцать пять, с ветром.

Раз велено, надел все теплые вещи, одну на другую. Отчего стал похож на бабушку Хатиджу из бессмертного фильма Кустурицы «Время цыган». И борода та же, гримироваться не надо. В общем, какие-то тряпки пришлось снять. Стало холоднее, но и проворнее.

А сама поездка предсказуемо превратилась в экстрим. Выскакивал из микроавтобуса, судорожно, пока пальцы еще слушались, нажимал спусковую кнопку на фотоаппарате и олимпийским прыжком, как сайгак, запрыгивал обратно в машину. Так все два часа, что длилась поездка. Потом в номере отпаивал себя чаем, отбраковывал нелепые снимки, чертыхался.

На верхнем фото – стадо мамонтов. На нижнем – тоже какие-то супербизоны в натуральную величину. При этом никакого обмана. Ученые отрыли стойбища, люди искусства воссоздали древних животных. Получился уникальный мамонтовый парк.

Ледовая арена «Югра». Как ни странно, справа, вне кадра – еще одна арена.


Сопровождающий меня парень, Данис Хуснутдинов (ему, кстати, огромное спасибо, что в лютую стужу согласился поехать с больным на голову корреспондентом) рассказал, зачем нужны две арены на таком маленьком пятачке. Но, если честно, я уже забыл.

Посетили знаменитый биатлонный комплекс. Там вовсю идет где строительство, где реконструкция. Чтобы комплекс соответствовал всем международным стандартам, и вредный президент международной биатлонной федерации не смог ни к чему придраться.

Сам город производит приятное впечатление. Не думайте, что мне показали только фасад. Ездили мы порядочно, не раз дорога выводила нас на окраину. Видели деревянные дома типа «изнакурнож», проезжали мимо панельных двухэтажек времен развитого социализма. Еще, кстати, большой вопрос, где теплее: в сложенном на совесть деревянном доме с хорошей печкой или в продуваемой насквозь «панельке».

Больше всего радуют новые кварталы малоэтажья. У нас в Москве такие пробовали строить в Бутово, но процесс не пошел. Здесь – специально спрашивал – отзывы очень хорошие. Говорили и про квартиры на нескольких уровнях, и про полы с подогревом. Стоят, правда, дорого (по московским меркам, скажем так, недешево). Дороги коммунальные расходы, это уже без всяких оговорок. Но выглядят такие дома просто здорово.

Image

Image


Башней-многоэтажек нет или почти нет – болотистые почвы не позволяют строиться ввысь. Так даже лучше. Кварталы современного уютного жилья тянутся, сколько хватит глаза. Бывает, что по одной стороне трассы – новые дома, а по другой, через дорогу, жмутся старенькие, деревянные. Их, конечно, будут сносить.

Говорят, что город отстраивается бурно, темпы взяты высокие. Очень хвалят своего губернатора Филипенко. Хотя я наводящих вопросов не задавал и за язык никого не тянул. «Поднимает город», – так отзываются о нем.

Image


А здесь в следующем году пройдет шахматная Олимпиада. Играть будут тут, а жить в другом месте. Мне показали, где: там тоже вовсю идет строительство.

Image


Вплотную к игровому залу примыкает студгородок. «Городком» он только называется; на самом деле, шикарный студенческий кампус со всей необходимой инфраструктурой.

Интересно, как Олимпиада скажется на демографической ситуации в городе. Все помнят, как в середине прошлого века в Москве провели всемирный студенческий фестиваль. Пригласили молодых прогрессивных лидеров из развивающихся стран, а спустя пару десятилетий Госкино СССР начал снимать фильмы наподобие «Хижины дяди Тома» без привлечения иностранных актеров. А генерал Огано и его армия? Сплошь дети фестиваля. Как-то сложится на этот раз, когда посланцы четырех континентов съедутся в Ханты-Мансийск.

Image

Image

Image


Снова центр города. Здание банка; просто здание; аллея. На небе ни звездочки: густая жуткая чернота, воет ветер. Зато внизу буквально каждый сантиметр пространства освещен огнями.
Я не психолог, но почти уверен, что какая-то смягчающая психологическая подушка в этом есть. Нельзя оставлять людей один на один с такой чернотой, морозом и ветром.

Иллюминация становится глазным лекарством против депрессии. Хотя бы и в ежедневном режиме.

У Даниса другая версия. Он говорит, что изначально подсветка задумывалась в целях предотвращения преступности. Трудно спорить, хотя мне показалось, что он противоречит сам себе. Потому что до этого Данис рассказывал, что Ханты-Мансийск – не город суровых газовиков и нефтяников и тем более не город потомков-каторжан. А (дословно) «город белых воротничков», по-русски говоря, управленцев, и город молодежи, студентов.

Если так, то откуда взяться преступности?! Воротничок у воротничка если что и стащит, то не в подворотне же. А с бедного студента априори взять нечего.

Image


Старая церковь с непростой судьбой. Как объяснил Данис, она чуть не XIX века постройки. В годы революции, ясное дело, церковь снесли, а когда решили восстановить, то оказалось, что фундамент не поврежден: строить в прежние времена умели.

Церковь очень опрятная и, если уместно такое слово, душевная.

Image


Совсем другая церковь. Не спрашивал, но почти наверняка новодел. Имперский стиль.

Image


Тот же храм с другого ракурса. Где-то я видел подобную постройку.

Image


Ресторан «Старый двор». Интересен тем, что сбоку – видите? – изображен действительно старый двор. Тот, каким он был в этом городе сто лет назад, а, может, еще раньше.

К сожалению, приучил своих читателей, что если в репортаже появляется ресторан, то ноги автора сами идут туда. Следом извлекается меню и другие необязательные подробности. Еще несколько минут, еще несколько абзацев – и голова идет кругом, оттого, что невозможно понять, где кончаются шахматы и городские достопримечательности и начинается кулебяка о четырех углах вкупе с хребтовою частью теленка.

Но из всякого правила есть исключения. Переворачиваем эту страницу и следуем дальше.

Image


Гостиница «Миснэ», она же «Лесная фея». Эта фея не дает мне скучать третью неделю. Кажется, опытный уже человек, везде бывал, всего насмотрелся. Но гостиница преподносит сюрприз за сюрпризом. Разгоняет тугу-печаль, изо дня в день держит в тонусе. Рассказать – не поверите, да, наверное, и не надо.

На следующий день порог холода был преодолен, и местная детвора не пошла в школу, о чем известила бегущая строка в выпуске новостей. А выдающиеся гроссмейстеры вышли на тропу финала.

Image


Этот магический кристалл – верхняя шишечка Кубка мира, за который, собственно, и борются финалисты. Сам трофей выглядит скромно, но со вкусом.

Image

Image


Поехали!

1.e4 e5 2.Nf3 Nf6.

Image


Русская партия. Ходы в которой делались на таком автопилоте, что участники практически не сталкивались между собой за доской. Однажды сцена опустела вовсе: Пономарев сделал очередной теоретический ход и убежал, а Гельфанд еще не вернулся. Судьи, уверенные, что никаких эксцессов не будет, тоже на минуточку куда-то пропали.

Сюрреализм полнейший: в абсолютно пустом зале на абсолютно пустой сцене идет своим чередом финал Кубка мира!

Image


3.Nxe5 d6 4.Nf3 Nxe4 5.d4 d5 6.Bd3 Nc6 7.0-0 Be7 8.c4 Nb4 9.Be2 0-0 10.Nc3 Bf5 11.a3 Nxc3 12.bxc3 Nc6 13.Re1 Re8.

Image


Один международный гроссмейстер (не буду сейчас называть его имени), секундант другого, еще более сильного гроссмейстера, как-то сказал мне в доверительной беседе, что от русской партии его, дословно, тошнит. Что, будучи верным своему секундантскому долгу, он в течение года занимался практически одной русской партией, но больше не может.

Зато другой гроссмейстер (на этот раз имя его вполне можно назвать – это был Рустам Касымжанов) сказал мне, что редко какая табия доставляет ему столько удовольствия, как та, что изображена сейчас на диаграмме.

В общем, сколько людей, столько и мнений.

14.cxd5 Qxd5 15.Bf4 Rac8 16.h3 h6 17.Qc1 Bf6 18.Qb2 Na5 19.Be5 Bxe5 20.Nxe5 c5 21.Bf3 Qd6 22.Rad1 b6 23.Qa2 Be6 24.d5 Bxh3. Начинаются осложнения, впрочем, весьма корректные. А вблизи игрового зала меж тем появился Александр Хузман. Надо полагать, подъехал к финалу.

Image


В бригаду Гельфанда принято боевое пополнение. Вряд ли кому-то нужно пояснять, кто здесь кто. Но если нужно, то с красным стаканчиком – Александр Хузман. А в черной куртке – Максим Родштейн.

Саша обратился к девушке за стойкой с просьбой об аккредитации.

– А давайте завтра, – с восхитительной интонацией сказала девушка.

В общем, некоторые белые воротнички выглядят здесь что-то уж слишком белыми. Это мое пришлое мнение.

25.Nxf7 Rxe1+ 26.Rxe1 Kxf7 27.gxh3 Re8 28.Rxe8 Kxe8.

Image


Осложнения закончились, но позиция не определилась еще окончательно. В статике у черных перевес: ферзь с конем, меньшее количество пешечных слабостей. Но все эти рассуждения имеют смысл только, если конь войдет в игру (скажем, переместится на d6). С конем, стоящим на отшибе, каши не сваришь. О, кажется, родился экспромт:

С конем на отшибе,
Как сказал доктор Тарраш,
Пенки не снимешь
И каши не сваришь!


29.Qe2+ Kd8 30.Qa6 Qg6+ 31.Bg2 Qb1+ 32.Kh2 Qf5 33.Qxa7 Qf4+ 34.Kg1 Qc1+ 35.Kh2. Как пояснил на следующий день Пономарев, он попросту не заметил, что мог избежать вечного шаха: 35.Bf1 Qg5+ 36.Kh1 Qxd5+ 37.Bg2 Qd1+ 38.Kh2 Qd6+ 39.Kg1 Qd1+ 40.Bf1. Но, продолжил Руслан, расстраиваться не стоит, потому что черные, скорее всего, сыграли бы 39...g5 и в ответ на 40.Qa8+ поставили короля не на е7 (тогда, после 41.Bd5 конь действительно надолго «вырезается» из игры), а на с7: 40…Kc7 41.Bd5 Nc6. Больше ничьей из этой позиции белым все равно не извлечь.

35...Qf4+ 36.Kg1 Qc1+ 37.Kh2. Согласились на ничью.

Image


Руслан Пономарев за чтением свежего, только из типографии, турнирного бюллетеня. Судя по реакции, прочитал что-то для себя интересное.

Вторая партия, сыгранная на следующий день, получилась неожиданно короткой.

Image

Image


Руслан двинул пешку на d5. В ответ Борис сыграет g2-g3, и дебют можно будет классифицировать как каталонское начало. Следующая трансформация произойдет уже на стыке миттельшпиля: черные пойдут f7-f5, позиции приобретет узнаваемые черты «каменной стены». Или «стоунвола», как писали еще во времена Ботвинника.

К 20-му ходу с доски не уйдет ни одна фигура или пешка. Игрушечные войска по обе стороны замрут в ожидании приказа. Казалось, вот-вот начнется рукопашная.

Image


Уверенный, что партия продлится еще долго, я вышел в вестибюль.

Image


Нет, это не картинная галерея. Это вестибюль и есть. Фактически это первое, что видят дети, когда входят в свой Дворец, еще не успев снять пальто, шапку, варежки.

Вспоминаю свой, московский Дворец пионеров. Вечно грязный, в тающей жиже пол. Неистребимый запах аммиака из открытого настежь туалета. Первый этаж всегда хотелось пробежать бегом, втянув голову в плечи.

А здесь входишь как в музей. Даже говорить почему-то хочется шепотом.

Image


Крайний барельеф у выхода на улицу (и, соответственно, у входа во Дворец). Слева направо: Полигимния, Каллиопа, Урания, Терпсихора, Клио. На противоположной стене, можете поверить, – остальные музы: Талия, Эрато, Эвтерпа, Мельпомена. И с ними почему-то Аполлон. Может, для четности. Или чтобы барышни не скучали.

Партия меж тем закончилась вничью – в той самой позиции, что изображена на диаграмме. Прямого боестолкновения не произошло, военачальники предпочли заключить мир. На пресс-конференции Пономарев сам, без чьего бы то ни было вопроса, рассказал, почему не решился на план с g7-g5-g4.

– Потому что пешки назад не ходят.

И через паузу:

– Не ходят. И оставляют за собой дырочки.

Видимо, у Руслана своеобразная склонность к уменьшительным, к тому же парным образам. Позавчера были конфетки-бараночки, сегодня – пешечки-дырочки.

Image


Борис Кутин (слева) и Зураб Азмайпарашвили выглядят вполне довольными. Я, кажется, знаю, почему.

Не надо надзирать за софийскими правилами.

Image


Довольным выглядит и Руслан Пономарев. Матч пока развивается по его плану. Его устраивают две ничьи. Устроят и четыре, и шесть, и больше. Он будет делать то, что делал во все предыдущие дни: ждать своего шанса.

Борису Гельфанду и его команде есть о чем подумать.

А вечером по пресс-центру пополз нехороший слух. Что завтра за окном ожидается -40.

– Не-е-е-ет, – как бы гласным звуком помогая своей машине выполнить крутой поворот, протянул водитель, везший меня обратно в гостиницу.

– Нет, – коротко повторил он же, когда мы выехали на трассу и поехали прямо. – Нет. Тридцать семь, тридцать восемь, где-то так. Но не сорок.

Успокоил.



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.