Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
19 Мая 2018

Петр Свидлер: Турнир без «крокодилов» стал помягче

Лидер «Медного всадника» рассказал Владимиру Барскому о победе своей команды

– Поздравляю с победой! Какая она по счету у «Медного всадника»?

– Так и думал, что меня об этом спросят, и понял, что не знаю ответа на этот вопрос. Может быть, четвертая или третья. По крайней мере, у команды с нынешним названием. Если же говорить о моих победах в клубном чемпионате России, то их существенно больше. Но я очень давно на этой работе.

Вообще, Владимир Владимирович Быков недавно запустил новый сайт http://clubvsadnik.ru/, и там это все отражено. Более того, я даже относительно недавно проглядывал статистику, но почему-то плыву в этом вопросе.

– Что можно сказать о нынешнем чемпионате? В чем его отличие от нескольких предыдущих?

– Объективно, состав был помягче. Надо признать, что отсутствие настоящих «крокодилов» из команды «Сибирь/Глобус» делает турнир гораздо более приемлемым по составу, так скажем. А у нас как-то все сложилось со старта. В отличие от, скажем, ребят из «Сима-Ленд», с которыми мы играли в последнем туре. Мы их слегка превосходим по рейтингу на первых досках, но уступаем на последних. На бумаге это совершенно равный матч; он и выглядел абсолютно неясным, пока в цейтноте у них не развалилась пара досок. У них всё, что могло пойти не так, пошло не так.

– С первого тура?

– Да. Я не знаю, почему так произошло, не берусь судить. А у нас, наоборот, всё сложилось удачно. Были крайне «валидольные» матчи, которые решались в одной-двух партиях. Например, стыковой матч с Москвой решился в партии Федосеев – Наер; долгое время позиция была крайне плохой для нас, а закончилась игра победой Володи в цейтноте, когда у Женьки оставалось совсем мало времени.

Конечно, это была поворотная партия, потому что мы выиграли тот матч с минимальным счетом. Причем выиграли благодаря победе в позиции, оценка которой была у Володи в какой-то момент примерно «минус три». Понятно, что это не технически «минус три», когда там, грубо говоря, две лишние пешки, которые проходят в ферзи сами собой. Была острая тактическая позиция, в которой надо ставить мат, но очевидно, что он ставится; – и то, что в итоге он поставился «не в те ворота», сыграло очень важную роль в исходе турнира.


В. Федосеев – Е. Наер


32…f4?

Выигрывало 32...g4!, например: 33.Rc3 (33. hxg4 Bf2+; 33. Kg1 Bg5 34. Rc3 Bf4) 33... Bg5 34. Kg1 Bf4.

33. Qe4 Qf6

Шансы на перевес оставались после 33...Bg3+ 34.Kg1 f3! 35.Bxf3 Qf6 36.Rf1 Bf4.

34.cxb5 Bg3+ 35.Kg1


35…Bxh3?

Решающая ошибка. После 35...Rxc1+ 36.Rxc1 Rxh3 37.Bxe5 Rh1+! 38.Qxh1 (брать королем нельзя из-за 38…..Qh6+ с матом в несколько ходов) 38…Qxe5 39.Qh5 Qe3+ 40.Kg2 Bh4 41.Qg6+ игра заканчивалась вничью вечным шахом.

36. Bd3 Bh2+ 37. Kh1 Rh4 38. Bxe5 Qh6 39. Bd4 f3

Не спасало и 39...Bg3 40.Rxc8+ Bxc8+ 41.Kg1.

40. Rxc8+ Bxc8 41. Qe8+ Черные сдались.

– На протяжении турнира у нас все, даже я, выиграли хотя бы одну важную партию. Я выиграл всего один раз (и в целом турнир себе в актив, конечно, не занесешь), но, тем не менее, удалось одержать победу в матче с подмосковной командой, который мы выиграли «плюс раз». Никита выиграл одну, но важнейшую партию у Жени Алексеева, которого в принципе обыграть крайне нелегко.


Н. Витюгов – Е. Алексеев

1. Nf3 Nf6 2. g3 d5 3. Bg2 g6 4. c4 c6 5. b3 Bg7 6. Bb2 0-0 7. 0-0 Nbd7 8. d4 Ne4 9. Nbd2 Ndf6 10. Ne5 Bf5 11. e3 Qa5 12. Nxe4 Nxe4 13. f3 Nf6 14. Qe2 Nd7


15. e4 Nxe5 16. exf5 Nd7 17. fxg6 hxg6 18. Qxe7 Qd2 19. Qxd7 Qxb2 20. cxd5 Rae8 21. Rae1 Qxd4+ 22. Kh1 Rxe1 23. Rxe1 Qxd5 24. Qxb7 Qd2 25. Rf1 Re8


26. f4 Bd4 27. f5 Re1 28. fxg6 fxg6 29. Qxc6 Kg7 30. Qb7+ Kh6 31. Qf3 Kg7 32. Qf8+ Kh7 33. Be4 Bg7 34. Qf3 Rxf1+ 35. Qxf1 Qxa2 36. Qh3+ Bh6 37. Qe6 Qa1+ 38. Kg2 Qb2+ 39. Kf3 Qg7


40. h4 Qg8 41. Qxg8+ Kxg8 42. Bxg6 Kg7 43. Be8 Bd2 44. Ke2 Bb4 45. g4 Kf6 46. g5+ Черные сдались.

– Никита выиграл «на носовом платке». У меня было ощущение, что позиция со старта получилась совсем равная, но он поддерживал напряжение, и в какой-то момент стало ясно, что она уже не равная, а дальше Никита не отпустил.

Начиная с третьей доски, народ выиграл уже много партий. Володя Федосеев, Максим Матлаков – это люди, про которых мы все знаем, насколько они сильные шахматисты. Ну, и особое слово, конечно, надо сказать про Кирилла Алексеенко.

– Он новичок команды?

– Да, это его первый турнир за наш коллектив. И он начал с того, что «попал» в первых двух, причем в довольно печальной манере. На его месте многие бы «закуксились», – я бы точно погрузился в пучину самобичевания, и мог бы оттуда уже не выползти. А он на финише выиграл подряд несколько важнейших партий черными, в том числе в последнем туре у Сереги Рублевского стратегически сложную партию. Не знаю, насколько все это было корректно тактически, но по рисунку это была очень интересная, хорошо (по крайней мере, до цейтнота) игранная обоими соперниками партия, в которой Кирилл сознательно шел на сложную борьбу и в этой сложной борьбе оказался сильнее.


С. Рублевский – К. Алексеенко


21. Nf5 Rd8 22. g4 Kh8 23. N1g3 Bxe3 24. Nxe3 Nc5 25. g5 Ng8 26. Bg4


26… f6 27. Bxe6 Nxe6 28. Nd5 Qa7 29. gxf6 Rf8 30. Re3 Qf7 31. Ne2 Ng5 32. Nb6 Rad8 33. f4


33…Nxf6 34. fxg5 Ng4 35. hxg4 Qf2+ 36. Kh1 Qxe3 37. Nc4 Qh3+ 38. Kg1 Qxg4+ 39. Kh1 Rf2 Белые сдались.

– В итоге Алексеенко закончил турнир «плюс два», начав с «минус два». Видно, конечно, что молодой человек очень способный. И мне это особенно приятно еще и потому, что он ученик Андрея Михайловича Лукина. Так что есть некая преемственность поколений.


– У вас состав был практически оптимальным?

– Если брать условных питерцев, то да. Домингеса мы уже считаем родным, но на этот турнир он не попал. Мы продолжаем с ним общаться, и возможно, когда-нибудь он еще сыграет за наш клуб. С ним у нас по-прежнему хорошие отношения, но определенные события в его личной жизни привели к тому, что он не сыграл в прошлом сезоне, и в этом у нас было семь человек. Но состав выглядит притертым, у всех хорошие отношения между собой.

– Второго запасного не было?

– Нет.

– Из-за экономии средств?

– Несомненно, часть причин экономическая. Но это не моя тема, не хочу ее особо обсуждать.

– Что интересного происходило в Премьер-лиге? Какие партии запомнились, какие шахматисты понравились? Ты же всегда много ходишь, наблюдаешь за другими поединками.

– Я хожу, да, но у меня всё немножко сливается. Порой я видел, что происходит нечто интересное, но не понимал, насколько много это интересное приносит очков. Что касается новых имен… Не могу сказать, что активно слежу за ним много лет, но я в курсе существования молодого человека Давида Паравяна.

– В прошлом году играл за «Гоголь-моголь».

– Да-да-да. Года 2-3 назад на Вышке он выиграл черными у Жени Наера в чрезвычайно странном, редком разветвлении защиты Грюнфельда, сыграв линию, которую я показывал в одном из своих видео. Линия настолько второстепенная в малоизвестном варианте, что я даже написал по этому поводу в «Твиттере»: мол, как приятно, что молодые люди изучают мое творчество. А потом я его встретил здесь в Сочи на командном чемпионате России. Я его буквально догнал на лестнице и говорю: «Давид, посмотрел видео? Признавайся». Он переспрашивает: «Какое видео?» «Ну, вот, ты с Наером сделал такой вот ход». Давид отвечает: «Ну, компьютер же указывает, Петр Вениаминович».

В этом году он тоже сыграл интереснейшую партию с Эрнесто Инаркиевым, и тоже полностью по моему видео. Я не удержался и имел с ним абсолютно такой же диалог: «Ну, в этот-то раз видео посмотрел?» Он смутился: «А есть видео? Черт! Опять не посмотрел!» В общем, мы с ним знакомы шапочно, но у нас, тем не менее, есть общая шутка, которой мы друг друга периодически балуем.

Несомненно, нужно отметить его результат. Он занял первое место на второй доске, набрал очень много очков, играл хорошо – интересно, свежо.

Так что подрастает молодежь. Опять же, есть Андрей Есипенко. Про него менее интересно говорить, потому что про него и так все знают. Он уже некая устоявшаяся величина, его фамилия на слуху. Я тоже смотрел за тем, что он здесь делает – видно, что растет юноша, приятно смотреть. Опять же, Паша Понкратов набил «плюс три» на первой доске. В этом турнире набрать на первой доске «плюс три» крайне тяжело, так что это, конечно, серьезнейшее достижение.

Интересный турнир, всегда в нем приятно играть. Другое дело, что я сам себя особенно похвалить не могу – не за что. Но, может, зато в Европе получится сыграть повеселее.

– Перед Еврокубком будете как-то усиливаться?

– О селекционных решениях надо у Владимира Владимировича спрашивать, и опять же, ему яснее, чем нам, финансовая ситуация. Подумаем. В принципе, сейчас у нас тоже боевой состав. И наличие только одного запасного делает выбор проще – гораздо меньше пертурбаций, на обсуждение которых можно потратить два с половиной часа. У нас всё равно меньше не получается, но если представить себе, что у нас два запасных, то собрания команды вообще никогда не закончатся!

– Третье место в Премьер-лиге заняла «Молодежка», новая команда…

– …Вот, кстати, ее лидер Володя Поткин играл здесь в очень бодрые шахматы. Конечно, его не назовешь особенно молодым и перспективным, мы его знаем миллион лет, но видно было, что он с аппетитом бросался на людей!

– «Молодежка», как и некоторые другие команды Премьер-лиги (не говоря уже о Вышке), играла на общественных началах. Это нормальная тенденция?

– Я ничего об этом не знал, но охотно верю на слово. Насколько это нормально – опять же, что мы понимаем под «нормально».

– Спорт становится всё более любительским?

– Не знаю, насколько мы хотим разговаривать о таких серьезных, всеобъемлющих вещах. Это, скорее, говорит не о том, что идет некий процесс движения шахмат в сторону любительства. Мне кажется, это один маленький индикатор того, как дело обстоит с финансированием в российских шахматах. Но если все равно собираются настолько интересные команды и так хорошо играют, невзирая ни на что… Приятно видеть энтузиазм, однако я не думаю, что это некое сознательное движение в сторону любительского подхода. Просто было семь годов сытных, а теперь семь относительно голодных. Шахматы продолжаются, и это хорошо. Хотя я не думаю, что в этом есть какая-то философская подоплека.

– Понятно. Какие еще шахматные эпизоды запомнились, что обсуждали с коллегами?

– Как говорилось у классика, «у меня, как и у всех моих товарищей», естественно, перед глазами партия Марка Владимировича с фигурами за двух ферзей.


И. Дужаков – М. Глуховский

Примечания Марка Глуховского


С этого момента партия начинает быть интересной. До этого я играл хреново, но и соперник как-то медленно реализовывал большой перевес!

30.Nc6 Rxe4 31.Qxe4 Bf5 32.Qf3 Bg4 33.Qf4 Be2 34.Rfe1 Bxc4 35.b7


35...hxg3

Я видел вариант 35...Qxb7 36.Na5 Qxd5 37.Nxc4 Qxc4, но несмотря на то, что позиция черных вполне игровая, хотел все же поатаковать с большим количеством фигур.

36.b8Q gxh2+ 37.Kh1 Bxd5+ 38.f3 Rh4

Неплохо было и 38...Rxb8 39.Nxb8 Qh3 или 39...Qc8.

39.Qg3 Qxc6

Следовало пойти 39...Rh3 40.Qbxd6 Qxd6 41.Qxh3 Qxc6.

40.Ra3 Rh5

Ход в партии проигрывает, но, во-первых, он 40-й, а во-вторых – без него ничего не получилось бы ))

41.Qbxd6 Qc2


42.a5

Белые не нашли правильное 42.Qgf4 Rf5 43.Qxh2, и если 43…Bxf3+, то 44.Rxf3. Понять их можно – не хочется подставляться под Rf5.

42...d3

Трудно поверить, но после этого хода на победу играют уже черные. У белых лишний ферзь, и они начали проводить третьего. Но теперь, чтобы спастись, от них требуется исключительная точность.

43.Qgf4


43...Bb2

Я отлично понимал силу позиции черных. Ход в партии показался мне еще более сильным, чем 43…Bc3, – я увожу слона от размена и готов приступить к реализации свой единственной, зато очень сильной угрозы – движению пешки «d». Но все заканчивается очень красивым контрударом со стороны соперника.

Изначально я собирался играть здесь Bc3, но меня смутила перспектива размена ладьями. Ясно, что слоны в этой позиции сильнее! Вариант демонстрирует, с какими трудностями столкнулись бы белые при моем правильном ходе: 43...Bc3 44.Rxc3 Qxc3 45.Rd1 d2 46.Kg2 Qc2


И здесь только правильная отдача ферзя с шахом ведет к ничьей. Проигрывает 47.Qd4+? Kh7 или 47.Qfe5+? Kh7 48.Qxh5+ gxh5 49.Qxd5 h1Q+. Белым пришлось бы найти 47.Qde5+ Rxe5 48.Qxe5+ Kg8 49.Qb8+ Kg7= или 47.Qdf6+ Kh7 48.Qxf7+ Bxf7 49.Qxf7+ Kh6 50.Qf8+ Kh7=.


44.Rxd3!

Тоже очень красиво! Все-таки белые нашли применение своим бесполезным ферзям: если теперь 44...Qxd3, то 45.Qxf7+ Bxf7 (45...Kxf7 46.Re7+ Kf8 47.Qd8#) 46.Qxd3.

44...Qf2

Можно было сразу сдаться, но я решил сделать еще один ход – слишком обидно было расставаться с позицией. После партии мы с соперником почти час ее анализировали и не нашли спасения за белых после 43…Bc3. Да, компьютер показывает, как можно было сделать ничью, но для начала белым нужно поверить, что несмотря на лишнего ферзя, они должны вести борьбу за спасение.

45.Qg3 Черные сдались.

* * *

– А из нашего турнира… Как всегда, самое яркое – это самое последнее. Я сыграл крайне интересную партию с Борисом Гельфандом. Но ее трудно привести в пример, потому что она буквально нашпигована ошибками. Ее было чрезвычайно интересно играть и, возможно, даже смотреть, но когда немножко спросишь у железного друга, что происходило – приходится с недоумением чесать репу: процент совершенно необъяснимых и неоправданных, грубых ошибок зашкаливает. Видимо, оба были уставшие. К тому же в партиях такого плана настолько много счета, что к цейтноту уже немножко изнашивается ресурс. Хотя все равно жалко, что столько было брака. Ничейный результат можно в целом признать объективным, но к нему нужно было прийти совершенно другим путем, без вот этого обмена второсортными решениями. А так партия интересная. Но я привожу примеры из своего творчества не потому, что они ярче других, а просто они мне ближе и легче вспоминаются.

– Спасибо, Петр, и еще раз поздравляю с победой!



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.