Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
5 Мая 2015

Они не вернулись из боя. Марк Стольберг

Гроссмейстер Евгений Соложенкин исследует судьбы советских мастеров, погибших во время Великой Отечественной войны

Марк СТОЛЬБЕРГ (1922 – 1942)

В 1939 году на Всесоюзном турнире кандидатов в мастера, набрав 8,5 очков из 13 и заняв 2 место, 17-летний ростовчанин Марк Стольберг становится самым молодым мастером Советского Союза. 



Если считать выполнение мастерского норматива рубежом, который позволял войти в «профессиональные» шахматы предвоенного СССР, то можно сказать, что Марк играл на высшем уровне всего три года. И тем не менее, масштаб его дарования таков, что Стольберг навсегда вписал себя в историю отечественных шахмат. 

О Марке Стольберге заговорили после Всесоюзного шахматного турнира школьников 1936 года, когда команда Азово-Черноморского края сенсационно заняла 1 место, обойдя сборные обеих столиц. На первой доске за команду-победительницу играл до того неизвестный 14-летний перворазрядник из Ростова-на-Дону. 

Через два года Стольберг выигрывает чемпионат родного города среди взрослых. На Всесоюзном турнире первой категории становится кандидатом в мастера, разделив первое место с будущим чемпионом мира Василием Смысловым и будущим мастером, известным теоретиком Анатолием Уфимцевым. В 1940 году блестяще выступает в полуфинале первенства СССР, набирает 10,5 очков из 16, делит 1-2 места и выходит в финал.

12-й чемпионат СССР по шахматам сложился для Стольберга не так, как он рассчитывал: 8 очков из 19, дележ 13-16 мест из 20 в компании таких игроков, как Бондаревский, Лилиенталь, Керес, Болеславский, Смыслов, Петров… Достаточно сказать, что Ботвинник разделил только 5-6 места. Все прочили Марку Стольбергу блестящее шахматное будущее.



Как утверждает гроссмейстер Николай Шальнев в интернет-журнале «Зарубежье» (№ 12, 2006), в 1940 году Стольберг поступал в Ростовский политехнический институт в компании с будущим гроссмейстером Леонидом Шамковичем. Шамкович поступил, а Стольберг не прошел по конкурсу, и его призвали в РККА. У него было плохое зрение, но он был признан годным к строевой службе в очках.

В июне 1941 года в Ростове-на-Дону проводились полуфиналы 13-го чемпионата СССР, финал которого был назначен на август. Формула отбора была такой: из четырех групп по 11 человек два игрока выходили в финал. Регламент: 3 часа на 48 ходов с ежедневным доигрыванием на следующее утро. В таблицах полуфиналов есть несколько участников, напротив фамилий которых стоит не город, а «Красная Армия» - командированных военнослужащих для участия в полуфинале. Кроме Стольберга, это С. Абрамян, А. Чистяков, И. Рудаковский.

Воспоминаниями об этом прерванном войной турнире поделился Д.Б. Ломоносов. Дмитрий Борисович был, вероятно, последним военнопленным шталага XB Зандбостель, в котором умер мой дед. На своем девятом десятке он был активным автором "Живого журнала". Ломоносов - родственник известного в СССР шахматного композитора Евгения Умнова. Он скончался в марте этого года в возрасте 90 лет, не успев посетить мемориал Зандбостель в 70-ю годовщину освобождения лагеря (29 апреля 2015 года).

Вот что Дмитрий Борисович помнил о Стольберге:

"Мастер Гольдберг в форме рядового красноармейца в ботинках с обмотками, вероятно отпущенный из части для участия в соревнованиях, все время ходил между игровыми столами, как казалось, больше интересуясь тем, что происходило на соседних досках, чем на его собственной. 21 июня после завершения игрового дня я с большим интересом слушал разбор очередной выигранной им партии против гроссмейстера Бондаревского.

А на следующий день…

Я все же в понедельник 23 июня пришел к клубу: там, естественно все было закрыто для посетителей".

Я написал Ломоносову после того, как увидел эти воспоминания, рассказал о разных судьбах участников того полуфинала и получил слова искренней благодарности за информацию: Дмитрий Борисович ответил, что ничего о судьбе мастеров не знал. Оказывается, Ломоносов не пользовался никакими поисковиками, когда писал о шахматах, все только по памяти! Спустя 70 лет он помнил всех игроков полуфинала по именам, лишь Стольберга назвал Гольдбергом, притом, что действительно был и такой шахматист! Невероятно!

Во всех справочниках датой смерти Марка Стольберга указывался 1943 год. В частности, Б. Вайнштейн в книге «Шахматы сражаются» (изд. «Физкультура и Спорт», Москва 1985) написал: «Юный шахматист в первые же дни пошел добровольцем на фронт. Он погиб на Малой земле – под Новороссийском в 1943 г.». 

Полковник НКВД, председатель Всесоюзной шахматно-шашечной секции Б. Вайнштейн был, безусловно, осведомленным человеком. Но, может быть, и он мог ошибаться?

Благодаря документам, которые обнаружил в Центральном архиве министерства обороны РФ журналист и историк Роман Михайлович Никитин, и донесениям ОБД мы можем проследить боевой путь красноармейца Стольберга вплоть до его предполагаемой гибели в водах Керченского пролива в мае 1942 года.

После досрочного прекращения ростовского полуфинала Марк Стольберг вернулся в свою часть, 157-ю стрелковую дивизию Северо-Кавказского фронта (ныне знаменитая 76-я гвардейская Черниговская Краснознаменная ордена Суворова десантно-штурмовая дивизия), дислоцировавшуюся в Новороссийске. Дивизия вступила в войну в середине сентября, когда по приказу Ставки она была переброшена на помощь осажденной Одессе. 22 сентября 157-я СД совместно с морпехами 3-го морского полка, летчиками Черноморского Флота и Приморской армии первого формирования, а также бойцами 421-й стрелковой дивизии участвовала в операции, по итогам которой были разбиты, отброшены на 5-8 километров и понесли значительные потери 13-я и 15-я румынские дивизии. При этом сама дивизия вышла из боя с минимальными потерями.

Во исполнения директивы Ставки войскам Одесского оборонительного района эвакуироваться на Крымский полуостров, 157-я дивизия покинула Одессу одной из первых в начале октября и была передислоцирована в Севастополь. Поступила в распоряжение 51-й армии и до конца октября вела тяжелые бои за оборону Перекопа. Затем - передислокация обратно в Новороссийск и участие в Керченско-феодосийской операции.

В ОБД есть документ о том, что стрелок 157-й стрелковой дивизии Стольберг Марк Моисеевич, 1922 года рождения, уроженец Ростова 2 октября 1941 года пропал без вести у хутора Дальницкий Овидиопольского района Одесской области.



Для примера: брат моего деда, согласно разным документам ОБД (и, к слову, с разной степенью искажения фамилии в документе): «пропал без вести», «погиб» и «даже попал в плен». На самом деле он был тяжело ранен, вернулся домой по окончании войны и умер своей смертью в семидесятых.

Марк Стольберг не пропал без вести 2 октября 1941 года у хутора Дальницкий. Но благодаря этому документу мы узнаем, что мастер Стольберг перед эвакуацией на полуостров участвовал в тяжелейшем бое:

"Командование ООР решило часть сил 157-й СД дивизии привлечь для контрнаступления в Южном секторе, для чего 25-ю СД усилили танковой ротой 141-го орб, 384-м СП и 422-м ГАП.

Утром 2 октября после залпа 48-го отдельного дивизиона гвардейских минометов (катюш) и 20-минутной артподготовки, в которой приняли участие бронепоезд «За Родину», 42-й и 40-й оад и 422-й ГАП, 384-й СП перешел в наступление. Наша пехота, атаковавшая первую линию окопов, почти не встретила сопротивления. Подавленная огнем реактивных минометов на правом фланге, румынская пехота начала беспорядочный отход.

К 11 часам передовые подразделения 384-го СП вышли на южные скаты высоты у хутора Дальницкий. Противник начал спешно подбрасывать резервы. Два батальона пехоты на машинах приближались к подразделениям соседнего 54-го СП. Движение колонны машин в лощине засекли артиллерийские разведчики л-та И.А. Пахолюка из 422-го ГАП. Получив координаты цели, дивизион капитана А.М. Меерсона открыл губительный огонь из всех 12 гаубиц.

Попытки овладеть высотой южнее хутора Дальницкий, предпринимавшиеся 3-м батальоном 384-го СП, не приводили к успеху. Мешали пулеметы, которые в складках местности артиллерийские наблюдатели не могли засечь и подавить. Пока стрелки атаковали высоту с фронта, с фланга, используя складки местности, пробрались командир пулеметного отделения ст. сержант Савченко и красноармеец Турин. Неожиданно открытый огонь нашего пулемета отвлек внимание оборонявшихся. Этой заминкой воспользовалось стрелковое отделение серж. Дубнева, бросившись в атаку и увлекая за собой соседние отделения. Когда командира сразила пуля, его заменил красноармеец Арзамасов, первым ворвавшийся в траншею. Уцелевшие румыны бежали, бросив четыре исправных пулемета с большим запасом патронов.

На подступах к хутору Дальницкому 384-й полк разгромил два батальона 5-го пограничного полка румын, но контратакованный резервными подразделениями 1-й пограничной дивизии, поддержанной танками и артиллерийско-минометным огнем, перешел к обороне. Главный удар румыны наметили на стыке выдвинувшегося вперед 2-го батальона полка и несколько отставших боевых порядков кавдивизии. Около 200 солдат противника, подвезенных на бронетранспортерах, вклинились на левом фланге в расположение полка. Несколько бронетранспортеров было подбито нашими артиллеристами, но спешившиеся автоматчики продолжали продвигаться вглубь нашей обороны, пытаясь по кукурузным полям выйти в тыл 2-му батальону. Взвод автоматчиков атаковал наблюдательный пункт батареи л-та В.С. Скубака из 422-го ГАП. Три разведчика и два связиста во главе с командиром батареи подпустили вражескую цепь поближе, затем бросили несколько гранат и открыли огонь из карабинов. Восемь автоматчиков упали замертво, остальные залегли. Отбиваясь гранатами и, прикрывая друг друга огнем из карабинов, артиллеристы без потерь отошли на запасной наблюдательный пункт, откуда лейтенант Скубак продолжил управлять огнем батареи.

Около 80 румын просочилось в наш тыл и вышло на командный пункт гаубичного дивизиона капитана А.М. Меерсона. Перекрыв пути отхода противника из ручного пулемета и карабинов, командир дивизиона вызвал огонь батарей, которые несколькими залпами рассеяли противника. Артиллеристы находились в окопах, и огонь наших гаубиц не причинил им вреда. По предложению начальника штаба 384-го СП майора А.Т.Кияшко, зенитный взвод полка выдвинулся со своими счетверененными зенитными пулеметами, установленными на автомобилях в боевые порядки полка. Используя складки местности, изобилующие лощинами и участками неубранной кукурузы, зенитные установки, маневрируя на поле боя, неожиданно появлялись и открывали убийственный кинжальный огонь с коротких дистанций.

Героически дрались танкисты 141-го орб. Расстреливая вражеских солдат и давя их гусеницами, 15 танков БТ-7 прорвались западнее Ленинталя к позициям вражеских минометных и артиллерийских батарей. Часть уничтожили, а остальные, взяв на буксир, притащили в свое расположение в качестве трофеев.

Когда наступила темнота, румыны попытались обойти позиции полка, но выдвинутая из резерва зенитно-пулеметная рота полка (ком-р л-т М.П. Завальнюк) атаковала и взяла в плен около сотни румын. Выдвинувшийся вперед 2-й батальон оказался в окружении и лишь на третьи сутки пробился к своим.

Разгромив четыре батальона румын и основательно потрепав 1-ю пограничную дивизию румын, во второй половине дня по приказу командующего Приморской армии, дивизия прекратила наступление.

Наши части нанесли значительный урон противнику и захватили 44 орудия, свыше 40 пулеметов, несколько минометных батарей, множество винтовок и автоматов. 160 румынских солдат и офицеров были взяты в плен. Примечательно, что пленных в порт отконвоировали две женщины из местного истребительного батальона.

Значительные потери понес и 384-й СП. В его стрелковых ротах вышло из строя около трети личного состава.

Бой за хутор Дальницкий был последним боем дивизии под Одессой".

Затем Марка Стольберга переводят в распоряжение 136-го армейского запасного стрелкового полка. В самом этом факте нет ничего необычного, так как согласно «Положению о запасных частях военного времени сухопутных войск» комплектование запасных частей личным составом производится в том числе и эвакуированными с фронта. Могло быть так, что в бою 2 октября он получил ранение, и это стало причиной перевода в резерв, а может быть и нет.

В январе 1942 года Стольберг находится в населенном пункте Абинская Краснодарского края. В мае полк получил приказ на выдвижение по направлению к Крымскому полуострову. Слово Роману Никитину:

"В алфавитном списке Стольберга не оказалось - там, в основном, армянские фамилии. Какой-то прямо национально-территориальный стрелковый полк получается. Русские или украинские фамилии единичны, еврейских не заметил ни одной. Что удивительно, потому что в книге приказов за 1942 г. армянские фамилии почти не встречаются. Хотя там, в основном, указываются представители комначсостава, приказов по рядовому составу гораздо меньше. Но мне повезло: в одном из них я обнаружил Стольберга!

ЦАМО, ф.36 азсп, о.288657, д.1, л.185

ПРИКАЗ № 17
136-му армейскому запасному стрелковому полку

17-го января 1942 г.  Лагерь Абинская

Параграф 11

Нижепоименованных кр-цев артдивизиона перевести в 3-й батальон.

.....

9. Стольберг М.М.

.....

Основание: рапорт к-ра артдивизиона от 12.01.1942 г. 
        
В начале мая полк передислоцировался в Тамань. Дальше - только переправа через Керченский пролив и переправа обратно, ставшая роковой.

ЦАМО, ф.136 азсп, о.288657, д.1, л. 255 об.

ПРИКАЗ № 125
136-му армейскому запасному стрелковому полку

5-го мая 1942 года  ст. Тамань

В связи с переменой дислокации полка на основании приказа штаба Крымфронта за № 40/УК, полк выступил для следования к новому месту дислокации из Новороссийского лагеря 2, 3 и 4 мая с.г. тремя эшелонами.

Штаб полка сего числа считать прибывшим на ст. Тамань.

У меня, на самом деле, только один вопрос. Как (на чем) Марк Стольберг и группа военнослужащих 136 азпс пытались преодолеть пролив? На "одиночное плавание" Стольберг явно не тянет (были и такие - уносило в открытое море). Значит, либо самодельное плавсредство (например, плот из надувных камер), либо малое судно. И то, и другое не добралось до Таманского п-ова. Скорее всего, никаких посадочных списков в тех условиях не велось. Сотни и тысячи испуганных людей нередко попросту давились за возможность попасть на какой-нибудь катер, сейнер, мотобот". 

К словам уважаемого Романа Михайловича Никитина можно только добавить ссылку на книгу Всеволода Абрамова «Керченская катастрофа 1942» (М.: Яуза, Эксмо. 2006), посвященную тем событиям:

Согласно донесению о безвозвратных потерях, мастер Марк Моисеевич Стольберг без вести пропал во время переправы частей Красной Армии через Керченский пролив 16 мая 1942 года:



О чем впоследствии родным пришло извещение:




Источники фото:

Б. Вайнштейн «Шахматы сражаются» (ФиС, М. 1985)

"Ставка больше, чем жизнь" (статья Сергея Воронкова на сайте Chesspro.ru) 



(с) Евгений Соложенкин

Продолжение следует...


← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.