Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
20 Января 2016

«Он был идеальным человеком, стремившимся играть в идеальные шахматы»

Гроссмейстера Ивана Букавшина вспоминает Арнольд Эпштейн

Сегодня – девять дней, как не стало Ивана Букавшина.

Его родные, близкие, друзья еще не скоро осознают ужасную весть: двадцатилетнего парня, который никогда ни на что не жаловался, которого все любили и которого, как всем казалось, ждет лучезарное будущее, больше нет с нами. И вряд ли боль от этой утраты отступит насовсем. Да и все остальные, кто умеет сострадать, надолго запомнят свое состояние в тот момент, когда они узнали о смерти тольяттинского гроссмейстера.



– Когда нашли Ваню, даже мысли не возникло, что его может не быть. Так и думал, что это – какая-то история, которая сначала грустная, а через неделю станет смешно, – говорит один из тренеров Букавшина Яков Геллер.

Увы, это только в детских сказках всегда бывает счастливый конец.

Когда происходит такое, каждая мелочь, каждая деталь воспринимается по-особому. Например, в прошлом году тренеры Ивана не очень-то хотели, чтобы он продолжал играть, как это называется на шахматном сленге, в «детских» турнирах – то есть в молодежных. А сосредоточился на взрослых соревнованиях. Но он настоял, что должен поехать в Лоо, где проходило первенство России среди юниоров (до 20 лет), которое он, в итоге, и выиграл. «Я должен хлопнуть дверью», – в шутку сказал Иван.

Вспоминает Юрий Якович:

– Я даже не хотел ехать с Ваней на этот турнир. Считал, что он уже перерос юниорские соревнования. Но старт не задался, и я полетел в Лоо. Пришлось напомнить: если уж приехал сюда – надо выигрывать. И, как не раз бывало с Ваней в последнее время, он по ходу турнира усилил игру, выиграл решающие партии и стал чемпионом. Раньше у него была неприятная системная проблема: неуверенная игра в последних турах. Чтобы «вылечиться», Ваня целый год играл до «голых королей». Не только сам не предлагал ничьи, но и не соглашался на мирные предложения соперников, даже если не сильно нравилась собственная позиция. Мы не обращали внимания на то, что такая тактика шла во вред результатам каких-то отдельных партий. Вспоминаю наши длительные прогулки перед последними турами, разговоры о том, что последняя партия турнира ничем не отличается от предыдущих, надо просто хорошо сыграть в шахматы, не думая о результате... Все это позволило ему обрести ту самую спортивную наглость, без которой скромному, доброму и воспитанному мальчику было бы сложно проявлять свое мастерство в решающие моменты. Так что, когда в марте 2015 года на чемпионате Европы среди мужчин после обидного поражения Ване надо было по заказу выиграть в последнем туре, чтобы попасть на Кубок мира, я практически не сомневался в результате. И в Кубке России среди мужчин он блестяще победил в труднейшем турнире по нокаут-системе.


Иван Букавшин и Юрий Якович в Лоо

А вот – фрагмент из его интервью, которое Иван дал перед отъездом в Баку на Кубок мира, всего-то несколько месяцев тому назад.

– Я бесконечно признателен родителям. И чем старше становишься, тем больше понимаешь, ценишь, что сделали мама и папа. Они всё бросили, многим пожертвовали, чтобы дать мне возможность реализовать себя в шахматах. Именно после переезда в Тольятти я сформировался на 99% как шахматист. Организационные моменты полностью взяла на себя Гульнара Равильевна Салахова. Здесь в ходе сессий гроссмейстерской школы, занятий с Юрием Рафаиловичем Яковичем, а также, увы, ушедшим из жизни Андреем Васильевичем Харловым, в ходе постоянной работы с Яковом Владимировичем Геллером прививалась культура – шахматная и, пожалуй, даже общечеловеческая.

Словно ведь итоги подвел. И сделал это в своем стиле – четко, лаконично и всеобъемлюще.

Словно партию разобрал.

Закончившуюся.

...Семья Букавшиных переехала из Ростова в Тольятти в 2007-м, когда Ивану было двенадцать.

– После окончания первенства России среди юношей в Дагомысе ко мне подошла Ванина мама и спросила: как я отнесусь к их возможному переезду в Тольятти, будут ли у Вани регулярные занятия и тренер во время соревнований?! – вспоминает Гульнара Салахова. – Мы, конечно, сделали все, чтобы помочь им – с поиском работы, с поиском жилья. Но родителям Вани все равно пришлось нелегко – у его папы была хорошая работа на «Ростсельмаше», в Тольятти им пришлось поначалу жить в общежитии, потом на квартире. Лишь пару лет назад у Букавшиных появилась своя большая квартира в самом «шахматном» районе города. И на все это они пошли ради будущего своего сына – на мой взгляд, этот поступок может вызывать только уважение!

Тольятти, при всей симпатии к «русскому Детройту», – далеко не Ростов. Но Иван Букавшин стал счастлив именно здесь. Потому что именно в Тольятти он попал в ту истинно шахматную обстановку, в которой только и может раскрыться восходящая звезда. Прекрасные тренеры, талантливые сверстники, идущие вперед параллельным курсом, и организаторы, ограждавшие своих питомцев от всех рутинных бытовых проблем, – вот что такое тольяттинская шахматная СДЮСШОР. Если бы у этой заметки был другой повод, она заслуживала бы отдельного подробного рассказа...


Тренеры и воспитанники тольяттинской СДЮСШОР: Дмитрий Фрольянов, Санан Сюгиров, Гульнара Салахова, Иван Букавшин, Юрий Якович, Александр Предке, Яков Геллер, Алексей Мокшанов

Финансовая сторона «трансфера» Ивана Букавшина из Ростова в Тольятти не имела для него вообще никакого значения. «Золотой дождь» перестал лить на спортсменов Автограда задолго до того, как он стал волжанином. А уж шахматисты никогда не относились к числу привилегированных спортсменов...

Впрочем, для самого Ивана эта сторона жизни никогда не была главной. Его, например, было почти невозможно уговорить купить вторые джинсы, пока эти не износились. «У меня же одна попа, правда?» –  отшучивался он. И старался не отвлекаться от главного.

Его мастерство после переезда в Тольятти стало расти как на дрожжах. В тот момент, когда родители Вани отважились совершить важный шаг в своей жизни, его рейтинг застыл на отметке 2250, хотя, по всеобщему мнению, он был способен на большее. Зато уже в 2008-м он выиграл «золото» в первенствах Европы и России среди юношей, а в шестнадцать лет стал гроссмейстером. Это был, по выражению Юрия Яковича, почти вертикальный взлёт.

История, как Букавшин достиг этой высоты, является на редкость поучительной. Она повествует не только о спортивной составляющей, но и о том, в какой системе человеческих ценностей Иван шлифовал свое мастерство. Вот что рассказывает Яков Геллер:

– Так совпало, что с Вани моя тренерская деятельность и началась. Когда он приехал, мы просто нашли друг друга. Шахматы были моей жизнью, моей профессией, а тут еще ко мне в ученики попал такой человек... мы с ним могли заниматься круглые сутки. У меня тогда не было представления, как работать с детьми, но было огромное желание сделать для него что-то хорошее... Во время нашего первого совместного турнира Дима Фрольянов, немного пообщавшись с Иваном, пошутил, что Ваня станет гроссмейстером раньше меня. Именно так и произошло. Спустя 4 года, в одном из турниров «Москва-опен» ему надо было набрать полтора очка в двух последних партиях для первого гроссмейстерского балла. И, как назло, жребий свел нас между собой. Нам всегда было сложно серьезно играть друг с другом, поэтому наши классические партии обычно завершались вничью. Однако если мы соглашаемся на ничью, то ему в последнем туре пришлось бы выигрывать черными у сильного гроссмейстера. Что значит первая гроссмейстерская норма для юноши, живущего шахматами, словами передать трудно, но он подошел ко мне и говорит: «Яков Владимирович, я не хочу играть с вами, будут же еще нормы!» А ведь на тот момент он у меня в блиц очков восемь из десяти брал. Я, конечно, ответил: тебе надо норму выполнять, так что давай играть. По крайней мере, ты будешь знать, что сделал всё, что мог. Партию эту он честно и заслуженно выиграл, несмотря на все мои попытки отбиться, и норму выполнил. Второй и третий гроссмейстерские баллы Ваня закрыл в течение полугода – с ними всё было ясно еще за пару туров до завершения турниров...



При этом Иван всегда был образцом корректности за доской. В детских турнирах во всех видах спорта всегда царит на редкость нервозная обстановка, которую, как правило, создают любящие родители. Но в шахматах это появляется особенно остро: во-первых, в силу специфики самой игры, а во-вторых, потому что здесь как нигде острая, изнурительная конкуренция, требующая игры только на победу. Однако Иван никогда не давил на соперников своими габаритами, что в детском спорте может быть более чем веским аргументом. Более того, он никогда не позволял себе никаких вольностей по отношению к сопернику, во время партии всегда действуя предельно уважительно. И неизменно находил в себе силы, остановив часы в знак признания своего поражения, протянуть победителю руку. Хотя и переживал поражения исключительно болезненно – как и подобает спортсмену, который редко проигрывает и мечтает о многом.

Яков Геллер вспоминает:

– Как-то раз на турнире ребята заходят ко мне в номер и спрашивают: «Яков Владимирович, а что будет, если у гостиницы стена развалится?» Я: «Как развалится? Значит, стена некачественная». Потом осекся: «А почему вы спрашиваете?» Оказалось, что Ваня проиграл, пришел в номер, кулаком дал в стену в сердцах, и кулак ушел вглубь... Но это было не единственное разрушение, как выяснилось. Дыру в стене они решили заклеить страницей из журнала, когда клеили – стол выпачкали, когда клей вытирали – полотенце испортили. Короче, получили штраф, который оказался больше призовых за этот турнир. Но всё равно было грустно совсем недолго, а потом только смешно… Люди, у которых нет спортивной жилки, едва ли всё это поймут правильно. Но можете не сомневаться: именно таким должен быть характер у человека, который не собирается оставаться на вторых ролях.

«Мальчик из общаги не может стать чемпионом», – сказал про Букавшина один столичный специалист. И ошибся. Характер у него был чемпионский. Как не вспомнить, например, юношескую Олимпиаду в Турции 2009 года. Наверное, худший по организации турнир, в котором участвовали наши шахматисты. Поселили команду на отшибе, кормили плохо, да еще и запасного не было. Игравший на первой доске Букавшин отравился. Последние туров пять его постоянно рвало. Его и в турецкую больницу возили, но врачи толком помочь не смогли. Однако Ваня всё равно занял первое место на своей доске и внес существенный вклад в победу сборной. А закончилось всё тем, что через час после возвращения в Россию вызвали «скорую», и он две недели лечился в больнице...

Прошлый год подтвердил: у него есть все качества для того, чтобы закрепиться в элите. Иван стал чемпионом России среди 20-летних, поделил 1-3 места в Высшей лиге чемпионата России среди мужчин, квалифицировался в Суперфинал чемпионата страны, дебютировал в Кубке мира среди мужчин, стал обладателем Кубка России среди мужчин, занял 3-е место в «Аэрофлот Опен»... Он прекрасно понимал, что развитие шахматиста происходит скачками (Иван сам говорил об этом в одном из интервью), и терпеливо работал, приближая этот взлет. Переход из юношеского спорта во взрослый – всегда болезненный процесс, но у него был такой импульс, который помог ему с запасом перемахнуть через этот барьер.


Суперфинал чемпионата России, Чита 2015. Встреча с многократным чемпионом страны Петром Свидлером

При этом у него не было ни тени звездной болезни или переоценки собственной персоны. Юрий Якович рассказывает:

– Ваня был душой любой компании. Гроссмейстер, обладатель кубка России – он никогда не отказывал 10-летнему ребёнку в просьбе сыграть несколько партий в блиц. И не только в шахматы он составлял компанию малышам – футбол, настольный теннис, «мафия». К нему тянулись дети, с ним было интересно взрослым... «Он был идеальным человеком, стремившимся играть в идеальные шахматы», – такую характеристику дал ему Яков Геллер.

Иван Букавшин был не похож на многих молодых гроссмейстеров, которые зацикливаются только на шахматах. Он тоже много работал, но старался быть разносторонним человеком. Вскоре после переезда в Тольятти Ваня настоял на том, чтобы перейти в более сильную школу, и успешно ее окончил. Много читал, мечтал всерьез заняться изучением психологии. С удовольствием занимался многими видами спорта.

И, кстати, последнее, что было в его жизни – игра в настольный теннис с Сананом Сюгировым. Давным-давно, когда восьмилетний Ваня стал чемпионом Южного федерального округа среди мальчиков, десятилетний Санан – на тот момент уже крутой шахматный авторитет, чемпион мира среди юношей не старше 10 лет – вручил ему первую в жизни медаль. И он оказался последним, с кем общался Иван Букавшин...


Последним турниром Ивана оказался "Щелкунчик"-2015

Слова соболезнования



← Вернуться назад
Опубликовать:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.
Репортажи
"Ход конем"