Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
7 Мая 2014

Александр Никитин: Мой опыт компьютерного анализа партии

Лекция, прочитанная заслуженным тренером СССР в Лоо 17 апреля 2014 года на тренерском семинаре


Мало кто оспаривает необходимость и полезность анализа сыгранных партий. Этот анализ позволяет находить совершенные ошибки, разгадывать плановые операции сторон, определять критические и переломные моменты шахматного сражения и в результате всего этого делать выводы, помогающие дальнейшему совершенствованию игры шахматиста.

Я начал заниматься подобным делом лет пятьдесят назад, когда после окончания Московского энергетического института вынужден был отойти от активной игры в соревнованиях ввиду большой загруженности инженерной работой в очень серьезном ОКБ. В 1973 году я всё-таки вернулся в шахматный мир, приняв предложение стать одним из тренеров сборных команд СССР.

Ну а в начале 1976 года судьба дала мне замечательный шанс – я стал плотно работать с маленьким вундеркиндом из Баку, которого через пару лет узнал весь шахматный мир. Это был Гарри Каспаров.

Я не буду говорить далее о деталях и методе работы с этим сверхталантливым юношей. Скажу лишь, что анализ сыгранных партий, как совместный, так и раздельный, был одной из основных форм его тренировочного процесса.

Клара Каспарова, Гарри Каспаров, Виталий Мелик-Карамов и Александр Никитин (Вильнюс, 1984 год)

Взлет Гарри пришелся на эндшпиль докомпьютерного периода шахмат, когда качество аналитической работы зависело только от желания шахматиста докопаться до истины, тратя порой на это уйму времени и сил. У Гарри с малых лет была огромная любовь к шахматам и постоянное желание узнать как можно больше их тайн. Анализ разного рода позиций, возникавших на разных стадиях этой мудрой игры, увлекал сначала мальчика, а затем и юношу в одинаковой степени.

Результаты наших анализов заносились Гариком в толстые тетради. Я же, успев создать в Центральном шахматном клубе (что на Гоголевском бульваре) перфокартотеку, заносил свои анализы в собственные перфокарты, ставшие первой попыткой облегчить сбор и хранение нужной шахматной информации и, главное, быстрое извлечение из большого массива перфокарт отдельных ее экземпляров, на которых хранилась нужная мне конкретная информация. В семидесятых годах поток информации с каждым годом становился всё больше и больше, и стала реальной угроза захлебнуться в этом потоке новых партий и анализов, опубликованных в книгах, шахматных газетах и журналах, в спецвыпусках и т.п. Выручило нас вторжение компьютеров в мир шахмат.

Сначала это были примитивные игровые модули, малопригодные даже для роли спарринг-партнеров серьезного шахматиста. Но весь мир ждал появления компьютеров, способных решать совсем не шахматные задачи. Поскольку шахматы позволяли изучать процесс игры по записям шахматных ходов, то они стали испытательным полигоном для отработки серьезных аналитических программ, предназначенных для использования в науке, управлении, в военном деле и во многих других областях человеческой деятельности. Аналитических программ, предназначенных для шахмат, оставалось ждать совсем недолго. Правда, первые компьютеры лишь позволяли шахматным профи не возить с собой на соревнования тяжелый чемодан, набитый журналами, информаторами, аналитическими тетрадями и т. п., но для привычной ныне работы они не были приспособлены.

Первым моим компьютером оказался «Атари 1040», на покупку которого в 1987 году я израсходовал большую часть своего гонорара, полученного по окончании севильского, четвертого матча двух Ка. Теперь я мог ездить на соревнования и тренировочные сборы с небольшим чемоданчиком, где был упакован мой комп, в небольшом винчестере которого хранилась вся шахматная информация, нужная мне в поездке. Я был доволен этим и очень берег свой компьютер. Тогда компьютеры стоили у нас необычайно дорого. Так, мой коллега, вернувшись из Севильи, обменял такой же «Атари» на новенькие «Жигули». Мой «Атари» прослужил мне верой и правдой пять лет, пока я в 1992 году, заехав в редакцию голландского журнала «New in Chess», не купил «по сходной цене» передовой для того времени компьютер на процессоре 386 SL. Это был настоящий ноутбук, позволивший работать с первыми версиями «Chess Base» и «Chess Assistant». Правда, о каких-либо продвинутых формах работы не позволяла думать его слабая память – оперативная 1,0 мегабайт, да и память винчестера 40 мегабайт позволяла использовать ее лишь как хранилище отобранной мною ценной шахматной информации. Я быстро отвык писать на бумаге, все комментарии партий и дебютные анализы делал на компьютере и автоматически сохранял в его памяти. Так продолжалось те же пять лет, пока параметры моего компьютерного друга не стали заметно уступать новым, более мощным и скорострельным его братьям. Тренерские проблемы, которые мне приходилось решать, становились всё сложнее, мой банк шахматной информации требовал переезда в новое, более просторное помещение, и пришлось компьютер сменить.

Как-то принято считать, что компьютеры очень быстро устаревают, и срок их полноценной полезности составляет примерно два года. Я спокойно работаю со своими силиконовыми помощниками по пять лет, быстро привыкаю к ним, узнаю их особенности. Они становятся моими друзьями, с которыми жалко расставаться. Так что, если ваши шахматные проблемы не усложняются, то не спешите расставаться с постаревшими компьютерами. Не зря же говорят, что старый друг лучше новых двух.

Следующие пять лет у меня был компьютер на процессоре «Pentium 266», позволявшем работать с серьезными программами «Chess Base 7.0» и «Fritz 5.0». Их использование позволяло чувствовать себя более уверенно при анализе дебютных схем. Правда, оценки, выдаваемые компами, были порой весьма спорными, и я сразу взял за правило не идти на поводу у них, а полагаться на свое понимание позиции.

Заслуженный тренер СССР, сеньор-тренер ФИДЕ, международный мастер Александр Сергеевич Никитин

Сейчас я уже два года тесно дружу с ноутбуком фирмы «ASUS», сердцем которого является двухъядерный процессор Intel(R)Core TM i3 CPU, имеющий вполне достаточную для проведения шахматных исследований тактовую частоту (2,4 мегагерц); более чем достаточна и емкость жесткого диска (40 гигабайт). Я вполне доволен его работой: как по неплохой точности его оценок, так и по времени их получения. Сейчас есть компьютеры, которые те же результаты могут получить вдвое быстрее, но это меня не волнует, я не люблю торопить своего друга.

Должен сказать, что накопленный мною опыт работы с новейшими аналитическими программами, такими как «Houdini 4», «Stockfish 4», «Komodo 5» позволил сделать выводы, над которыми вам стоит подумать.

1. Ни один компьютер не может усилить вашу игру. Он может предостеречь от грубых ошибок при анализе и в конце его (прекращение анализа определяете вы, опять же исходя из вашего понимания позиции), дать определенный объем информации со своими сугубо формальными числовыми оценками (их всегда несколько), которые вы должны проверить, исходя из вашего понимания позиции и, главное, сравнив со своей, «человеческой» оценкой, сделать окончательный выбор.

2. Ведущим в анализе должен быть человек. Надо твердо усвоить, что компьютер – добросовестный счетовод, а мыслитель и главный в поиске шахматной истины – вы.

3. Мне смешно видеть юных шахматистов, играющих в силу кандидата в мастера, но уже имеющих мощные компьютеры с четырехъядерными процессорами. Для них это всё равно, что играть партии хрустальными или золотыми шахматами, вместо обычных деревянных фигурок. На таких компьютерах хорошо тратить время на сложные игры типа "звездных войн" и т.п., но это уже, как говорится, другая песня. Для решения шахматных проблем вполне достаточно и двухъядерных процессоров. Лучше на сэкономленные деньги купить хорошие шахматные книги.

Далее я постараюсь сымитировать процесс анализа шахматной партии с помощью компьютера. Для этого я взял партию старых мастеров, совсем не длинную, не безошибочную, но без грубых зевков. Она уже была проанализирована гроссмейстером Нанном 6 лет тому назад, и мне хотелось посмотреть, поможет ли мой более мощный компьютер найти что-то новое в освещении событий, происходивших в этой интересной и поучительной партии. Замечу, что во время лекции я, конечно, не показывал варианты длиннее 5-6 ходов; они приводятся далее для самостоятельного анализа тренерами и учениками.

Юные слушатели в Лоо

Рудольф Шпильман – Арнольд Денкер

1934

Французская защита С06

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nd2 Nf6 4.e5 Nfd7 5.Bd3 c5 6.c3 Nc6 7.Ndf3 Qb6 8.Ne2 cxd4 9.cxd4 Bb4+


10.Kf1 «-0.04» (Здесь и далее после хода будут даны оценки возникшей позиции, рассчитанные аналитическим модулем «Stockfish 4» после 3 минут его работы).

Некоторым игрокам не терпится начать драку без предварительных маневров. Правда, у большинства из них рейтинг едва переползает за 2100 – для этого достаточно посмотреть выборку партий из Мегабазы. Я же оперирую в своих комментариях примерами игры более сильных шахматистов, способных проникать в понимании позиции, выражаясь компьютерным языком, на большую глубину и за меньшее время.

Потеря рокировки здесь не может иметь серьезных последствий, так как положение в центре стабильно. А пока оно стабильно, пешка е5 обеспечивает белым пространственный перевес, а черным неудобства, связанные с теснотой в собственном доме, часть которого простреливается неприятелем. Хочется эту пешку как-то убрать, но не особо решительных пугает вскрытие игры и угрозы собственному королю. Вот так сразу завязывается конфликт интересов и возникает шахматный Майдан.

Серьезные игроки предпочитают получить небольшое позиционное преимущество, но не лишаться рокировки. 10.Bd2 (+0,10) Bxd2+ 11.Qxd2 Qb4 12.Rc1 Qxd2+ 13.Kxd2 Nb6 14.b3 Ke7 15.h4 Bd7 16.Rh3 Nb4 17.Bb1 a5 18.a3 +/=, Керес – Флорес, 1939.

10...0–0?! (+1,15)

Рудольф Шпильман в своих скудных комментариях наградил единственным вопросительным знаком рокировку черного короля и назвал этот естественный ход решающей ошибкой, допускающей стандартную жертву слона на h7. Действительно, он не ошибся, говоря об ошибке, есть ходы и получше сделанного им. Рокировка черных в данный момент – ход, в котором много провокации, поскольку у более менее-опытного игрока сразу загораются глаза при виде пешки h7. «Бить или не бить?» – сразу возникает древний вопрос.

Давайте сначала посоветуемся с компьютерами. Мои компьютерные помощники – задиристый «Stockfish 4» и солидный «Komodo 5», как я и ожидал, не были едины в экспресс-оценке последствий соблазнительной жертвы слона. Стокфиш решился на жертву мгновенно (11.Bxh7+), сразу дав ей мощную поддержку «+1.21». Комодо вообще не заметил этого хода, в сравнении с солидным общеукрепляющим 11.Be3 и двумя подобными ходами, данными мне на выбор. Я решил дать им время поработать. Лишь по истечении 15 минут, достигнув глубины расчета 25 полуходов, Комодо соизволил увидеть жертву слона и ее выгоды, сразу поставив ход на первую строку с оценкой «+0.79». При этом он указал вариантное доказательство более убедительное, чем у своего конкурента Стокфиша. Далее я решил посмотреть, при какой глубине расчета компы перестанут двигаться дальше. Через час работы они резко сбавили скорость своих расчетов, и продолжать их эксплуатацию дальше уже не имело смысла. Пришлось зафиксировать такие результаты их работы: «Stockfish 4» достиг глубины в 31 полуход и сохранил прежнее восторженное отношение к жертве слона при оценке хода второй строки (11.а3), тоже довольно высокой (+ 1.05). Комодо 5 был более задумчив. Он достиг глубины расчета в 26 полуходов и сохранил уважительное отношение к жертве слона, оставив ее на первой строке (+0.88), вдали от вторострочника (11.Be3 c оценкой +0.31). В то же время стоит отметить, что лучший «человеческий» ход, найденный Нанном (11.Nf4), так и не был удостоен внимания аналитиков-счетоводов.

Узнав мнение компьютера, продолжим теперь наш чисто шахматный разбор. Главная дебютная идея французской защиты заключается в подрыве пешечных укреплений белых в центре. Поскольку подрыв пешки d4 успешно отражен, черные должны торопиться с подрывом пешки е5, неприятно стесняющей передвижения черных фигур. Этой цели служит выдвижение пешки f7-f6, которое нужно осуществить как можно быстрее.

1) 10...f5? (+0.90) Принципиальная ошибка, не требующая вариантного доказательства. Черные отказываются от подрыва пешечного центра и должны теперь терпеть мытарства в стесненной позиции без контригры. Руки делают первые ходы выигрывающего плана, давая отдохнуть голове: 11.h4 0–0 12.Rh3 h6 13.Rg3 Kh8 14.Be3.

Компы, следившие за моими ходами, дают здесь жестокую оценку такой дебютной стратегии черных : «+2.04 или +-«. Я соглашаюсь и дальнейший анализ прекращаю.

2) 10...f6 (0.56)

Снова смотрим, как трудится «Stockfish4»: 1 минута – глубина расчета 20 полуходов, оценка позиции «+0.58»; 2 минуты – 22 полухода и «+0.08»; 6 минут – 26 полуходов и оценка «0.00».

11.Nf4 (11.exf6 (-0.10) Nxf6 12.Bf4 0–0 13.Qb1 Be7 14.a3 Bd7 =)11...fxe5 (11...Ndxe5?! 12.dxe5 fxe5 13.Nh5 0–0 14.Be3 Qd8 15.Ng3 h6 16.h4 Bd6 17.Rh3 e4 18.Nxe4 dxe4 19.Bxe4 +/-) 12.Nxe6!? g6 (Выглядит крайне подозрительно, но лучшего не видно) 13.dxe5 Ndxe5 14.Be3 Qa5 15.Nxe5 Nxe5 Белые, вроде бы, всё делали правильно, но их надежды на перевес, кажется, тают. 16.a3 (16.Nd4 0–0 17.Be2 Nc4 =) 16...Bxe6 17.axb4 Qxb4 18.Bd4 Bg4! 19.Qa4+ Qxa4 20.Rxa4 Rc8 21.Bb5+ Nd7 22.Bc3 a6 23.Bxa6 bxa6 24.Rxg4 0–0 25.Rd4 Nf6 26.f3 Ne4 =.

3) 10...Be7! (0.00) Слон сделал своё дело – слон может уйти поближе к королю. 11.a3 f6! (В качестве примера неудачной постановки дебюта за черных привожу фрагмент партии двух великих классиков, сыгравших эту партию в конце своей шахматной карьеры. Черные почему-то сразу ушли в глухой пассив и безропотно погибли. 11...Nf8? 12.b4 Bd7 13.Be3 Nd8 14.Nc3 a5 15.Na4 Qa7 16.b5 b6+- (Алёхин – Капабланка, 1938) 17.h4! f5 18.Rh3 h6 19.Rg3+-)12.Nf4 fxe5 13.Nxe6 Bf6. Дебютное развитие внезапно прерывается началом боя в центре доски. 14.Qe2 e4 15.Bf4 Nde5! 16.dxe5 Bxe6 17.exf6 0–0! 18.Ng5 Rxf6 19.Nxe6 exd3.

На этой острой позиции была начата проверка работы счетовода «Stockfish4» в однопроцессорном стационарном компьютере. Через одну минуту движок достиг глубины расчета в 18 полуходов; через десять минут он был на глубине 27 полуходов с оценкой хода 20.Qg4 «+0.14». Еще через 20 минут он остановился на глубине 31 полуход с оценкой того же хода «0.00».

20.Qg4 Rg6 21.Ng5 Qxb2 22.Re1 d2. Компы дают здесь оценку «=». Но для меня позиция не столь ясна – слишком сложно понять, что здесь происходит, и я ставлю оценку «неясно». Однако если продолжить вариант – 23.Rd1 h6 24.h4 hxg5 25.hxg5 Re8 26.Kg1 Qc2 27.Rxd2 Re1+ 28.Kh2 Ne5 29.Qh3 Rxh1+ 30.Kxh1 Qe4 31.Qc8+ Kh7 32.Qh3+, то получается вечный шах.

11.Bxh7+ (+1.15)


Белые торопятся, может, это не зря. Ведь следующим ходом одна из черных пешек – f7 или h7 может пойти на 6-й ряд, и тогда возможность жертвы слона станет неактуальной. Конечно, рука так и тянется «хлопнуть» на h7, после чего белый ферзь врывается в крепость, где прячется неприятельский король, и тому приходится спасаться бегством. Именно это обстоятельство и позволило большому любителю поатаковать считать жертву слона оправданной, ибо он верил в свое умение вести атаку и полагал, что «дальнейшие атакующие возможности найдутся автоматически. Пожертвовав слона, я был убежден, что моя атака должна каким-то образом привести к победе».

Однако не всё так просто. Положение черных неприятно тем, что их фигуры расположены в каком-то беспорядке, мешая организовывать контригру. Пользуясь этим, белые могут поискать способ усилить атакующую группировку. И тогда нетрудно обратить внимание на прыжок коня е2.

11.Nf4! (+0.90). Это спокойное усиление атакующего потенциала найдено гроссмейстером Нанном, не поверившим в эффективность жертвы белого слона, фигуры, между прочим, очень полезной при атаке на короля. Если атака захлебнется, то отсутствие смотрящего за белыми полями может создать им серьезные проблемы.

a) 11...f6 12.Nxe6 fxe5 (12...Re8 13.Nf4 fxe5 14.Nxd5 +-) 13.dxe5 Ndxe5 14.Bxh7+ Kxh7 15.Nxf8+ Bxf8 16.Nxe5 Nxe5 17.Qh5+ Kg8 18.Qxe5 +-;

b) 11...h6 12.Bb1 Re8 13.Kg1 Nf8 14.h4 Qc7 15.Rh3 Bd7 16.Rg3 Ne7 17.Nh5 Nfg6 18.Nxg7 Kxg7 19.h5 Rec8 20.Bf4 +-;

с) 11...Be7 12.h4 h6 13.Rh3 Re8 14.a3 Bf8 15.Rg3 Ne7 16.Kg1 a5 17.Ne1 Nf5 18.Bxf5 exf5 19.Nxd5 Qc6 20.Nf4 +-.

Ход Нанна я «показал» своему счетоводу, когда после 12 минут расчетной работы он так и не высветил его на мониторе, а фаворитом оставался ход, сделанный Шпильманом, с оценкой, доходившей до «+1.27». На такой «пинок» компьютер отреагировал положительно, но без восторга, дав оценку «+0.94» после 8 минут расчета на глубине 25 полуходов.

11...Kxh7 12.Ng5+ Kg8

Мгновенно кончается партия в случае вылазки короля – 12...Kg6?? 13. Qd3+ f5 14. Nf4+! Kxg5 15.Qg3+ Kh6 18.Qg6#.

13.Qd3! (+1.03) Re8 14.Qh7+ Kf8


Первая фаза атаки белых закончилась. Сейчас им надо выбрать из нескольких весьма соблазнительных продолжений наилучшее. Защищать черного короля практически некому, единственный перевалочный пункт - поле е7 является спасительной лазейкой для дальнейшего бегства монарха, если это ему удастся. С другой стороны, пока в атаке участвуют только две белые фигуры. Но эта пара хороша только для матования короля в районе пункта f7. Белые решают проблему этого пункта, но далеко не лучшим образом.

15.Qh8+? (-0.16)

Нельзя сказать, что этот сбой в работе очевиден. Однако это действительно сбой. Белый ферзь занялся не тем делом. Увлеченный погоней, он гонит неприятельского короля из опасной зоны в относительное безопасное временное убежище на d8, откуда идет тропинка к более безопасному убежищу на b8. В награду ему достанутся две несчастные пешки королевского фланга и освобождение дороги для пробега белой проходной в королевы.

Однако дальше мы увидим расхождение утверждения победителя: "Идея, что каждая жертва должна быть рассчитана с максимально возможной точностью, фундаментально неверна. При атаке требуется только вера в позицию (?) и в самого себя", с выводами тщательного анализа, который доказывает, что здесь белые прошли мимо двух значительно более эффективных продолжений атаки.

Прежде всего, надо отметить, что попытка сразу отыграть отданную ради атаки фигуру ходом 15. а3 обнажает дефект в позиции белых – ослабление пешки d4. Это обстоятельство может быть использовано черными с большой выгодой – 15…Nxd4! 16.axb4 Qb5!, и после вынужденного размена ферзей белые остаются без пешки и без инициативы.

Обсудив плохую возможность, поговорим теперь о хороших.

1) 15.Qh5!? Победитель, весьма довольный доведенной до победы атакой, даже не упоминает о другом варианте придуманного им сценария, когда белые добираются до пешки f7 на ход раньше. Эта экономия времени резко усиливает атаку, делая ее неотразимой, например: 15...g6 (+2.20) 16.Qh7 Ke7 (16...Nd8 17.Ne4!!+-)17.Qxf7+ Kd8 18.Nxe6+ Rxe6 19.Qxe6 Qb5 20.Be3+- или 15...Nd8 (1.09) 16.a3 Qa6 17.Be3 Ke7 18.Rc1 Ba5 19.Qh7! Rf8 20.h4! Nc6 21.Qxg7 Bb6 22.Ke1! Ke8 23.Rh3!+- Qd3 24.h5 Bxd4 25.Bxd4+-.

2) 15.Nf3! (+1.27). Конь, прыгнув назад, мало того что усилил защиту центральной пешки, он, главное, дал дорогу слону, и появление его на поле g5 грозит сразу окончить сражение.

Компы не сразу осознают силу этого маневра, и примерно полминуты я вижу их возмущение. Их фаворит (15.Qh5) был смещен с первой строки только на глубине расчета в 25 полуходов, причем сразу с оценкой прыжка коня «+1.90», а после расчета на 27 полуходов оценка дошла до «+2.16».

Такое сочетание защиты пешки d4 и атаки, с подключением к делу чернопольного слона, не увидел даже Нанн. 15...f6 16.Bh6! Ke7 17.Qxg7+ Kd8 18.exf6 Bf8 19.Qg6 Bxh6 20.Qxh6 Qxb2 21.Re1 Kc7 22.f7 Re7 (22...Rf8 23.Ng5 Nd8 24.h4 b6 25.Nf4 Ba6+ 26.Kg1 Kb7 27.Nfxe6 Nxe6 28.Qxe6 +-)23.f8Q Nxf8 24.Qxf8 b6 25.Kg1 Kb7 26.h4 e5 27.Qf6 Re6 28.Qg7+ Re7 29.Qg5 exd4 30.Nfxd4 Rd7 31.Qf6+-

15...Ke7 16.Qxg7 (0.00) 16…Kd8 (+0.30)

Черным стоило защитить пешку:16…Rf8 17.Nxe6! «Пока мой соперник обдумывал свой ход, я глубоко вник в позицию и решил, что эта жертва выигрывает сразу» Р. Шпильман. Жаль, гроссмейстер не привел вариантного доказательства глубокого проникновения. Нанн, правда, как-то вскользь замечает, что победитель просто не стал беспокоиться о расчете вариантов и положился целиком на свою интуицию. А зря... Что-то не видно выигрыша сразу, разве что только в случае 17...Kxe6? 18.Nf4+ Ke7 Nxd5+. К зыбкому равенству ведет только указанное компами 17Ke8 18.Nxf8 Nxf8 19.Be3 Ng6 20.Qh7 Bf5. Счетоводы бормочут про небольшую инициативу белых, и я с ними согласен.


17.Qxf7? (-1.11)

Наступившее временное затишье располагает к размышлениям. Хочется посмотреть на позицию «по-человечески», отбросив в сторону листки с компьютерными подсчетами. Что-то не совсем то, а может, и совсем не то получилось у белых. Игра на мат затухла, и теперь для них самое главное – протолкнуть пешку как можно дальше, но куда?

Найти усиление атаки белых Нанну удалось старым методом. Эту позицию он посчитал первым промежуточным результатом жертвы слона на h7. Тогда возник законный вопрос: «а чего добились белые за эти шесть ходов?» Да, они получили за пожертвованного слона достаточный пешечный эквивалент. Но не жалкие пешки были их целью, когда они начинали атаку. Выгнали короля в центр, где он оказался под защитой уже стоявших там черных фигур. Ну, и что из этого? Угрозу взятия пешки е6 черные могут отразить легко, хотя бы поставив коня на f8, а на его место вывести слона, еще больше укрепляя оборону короля. Нетрудно понять, что двум белым фигурам, «раздолбавшим» королевскую крепость, требуется подкрепление для продолжения наступления. Но на введение в бой резервов требуется время (примерно 3-4 хода), а за этот короткий временной отрезок черные успеют вывести ладью на с8, короля укрыть на b8, и будут готовы начать свою игру. Получается, что не так уж велики достижения белых в атаке. В практической игре этих общих соображений и доводов вполне достаточно, чтобы поставить под сомнение корректность жертвы слона. И это заставило английского гроссмейстера начать искать усиление за белых, вернувшись к позиции, возникшей после десяти ходов. Так он нашел ход 11.Nf4!

Вернемся к позиции на последней диаграмме. Оценка ее совершенно не ясна. Белым стоит только укрепиться путем 17.Be3 (+0.30) Be7 18.b3, и тогда начинается стремительная игра на встречных курсах: 18...a5 19.h4 a4 20.b4! Qxb4 21.Nxf7+ Kc7 22.Rc1. Белая проходная выглядит устрашающе, и многие бы перешли на сторону белых, но компы здесь в своей стихии. Они как-то умудряются спасти черных и при 22...Nb6, и даже при 22...b6. Приводимые далее сугубо иллюстративные варианты – отличная пища для любителей доказывать общепризнанную шахматную аксиому «любой длинный вариант содержит ошибку».

Кстати, это житейское утверждение пропитано слезами многих шахматных аналитиков, увлекавшихся длинными аналитическими исследованиями. Практики хотят знать, а какой длины должны быть варианты, когда вероятность ошибки должна быть велика, и что в этом случае считать ошибкой. Что касается длины варианта, то опять же Г. Каспаров считает, что «в сложных позициях дерево вариантов (заметьте, «дерево», а не один только ствол) обычно прослеживается (им!) на глубину до десяти полуходов, что является достаточно надежной глубиной. В практической партии важно понимать, когда надо прекратить расчетную работу. Обычно этот момент наступает, когда вы приходите к определенной оценке позиции (опять-таки, исходя из вашей шахматной силы), или когда на продолжение расчета... уже нет времени».

Ну а ошибкой в варианте, из-за которой вся расчетная работа оказывается пустой тратой времени, может быть не обязательно грубый просмотр сильного ответа противника, но также наличие пары боковых ответвлений от ствола, направляющих игру путями с совершенно неясными последствиями. Сколько раз на это покупались любители следовать по компьютерной дороге (хотя бы из экономии времени). Даже такой шахматный монстр, как В. Л. Корчной, говорил, что не любит анализировать с компьютером, так как тот ведет его за собой некоторое время, а потом вдруг меняет оценку позиции, и приходится начинать всё сначала.

22...Nb6 (22...b6 23.Kg1 (23.Qg6 Nf8 24.Qc2 Bd7 25.Bg5 Qc4 26.Qxc4 dxc4 27.Rxc4 b5 28.Rc1 b4 29.Bxe7 Rxe7 30.Nd6 Bc8 31.Rh3 Ba6 32.h5 Rg7 33.h6 Rh7 34.g4 Ng6 35.Nc4 b3 36.axb3 axb3 37.Rxb3 Rxh6і)23...Ba6 24.Nf4 Rac8 25.Qh6 Nf8 (25...Kb8 26.Qxe6 Nf8 27.Qxd5 Na5 28.Rxc8+ Rxc8 29.Nd6 Bxd6 30.Qxd6+ Qxd6 31.exd6 Rc2)26.Nxd5+ exd5 27.Rxc6+ Kb7 28.Nd6+ Bxd6 29.Rxd6 Bc4 30.Rh3 Bxa2 31.Rf3 Ka6 32.Rff6 Rb8 33.Bd2 Qb1+ 34.Kh2 Bc4 =) 23.Nd6 Bd7 24.Nxe8+ Rxe8 25.h5 Nc4 26.h6 Nxe3+ 27.fxe3 Rf8+ 28.Kg1 Qd2 29.Rh3 Qxe2 30.h7 Re8 31.Kh2 Qxa2 32.h8Q Rxh8 33.Rxh8 Qa3 34.Rc2 Kb6 35.Ra8 Qxe3 36.Rxc6+ Bxc6 37.Qxe7 Qxd4 38.Qxe6 (38.Qd8+? Kb5 39.Qa5+ Kc4 –+)38...Qh4+ 39.Qh3 Qxh3+ 40.gxh3 Kc7 41.h4 b5 42.Rg8 a3 43.Rg7+ Kb6 44.h5 a2 45.Rg1 b4 46.h6 b3 47.h7 b2 48.h8Q b1Q 49.Qd8+ Ka6 50.Qc8+ Kb6 =.

Стоит отметить, что недостаточно опытному шахматисту здесь оба аналитических модуля предложат на выбор ходы 17.а3, 17.Be3, 17.h4 и 17.Nxf7+ (=), и это будет непростой выбор.

17...Nf8 (-0.42)

Многие белковые особи, и я в том числе, сделали бы этот нормальный общеукрепляющий ход с тем, чтобы побыстрей путем Bd7, Rc8 и Kd8-c7-b8 привести расположение своих фигур в привычный для глаза и ума вид. Однако опять вмешиваются компы, которые советуют приглядеться к контригре по белым полям, где важную роль может сыграть их белопольный слон, не имеющий оппонента

Дотошные счетоводы предлагают изящное решение за черных 17...Qa6!? (-1.11) и просят сторонников белой армии опровергнуть их варианты:

а) 18.Nf3 Be7 19.Be3 (19.Qxe6 Nf6 20.Qf7 Rf8 21.Qg7 Rg8 22.Qh6 Ne4 23.Ne1 Kc7 24.Qe3 Bg4 25.Qd3 Bxe2+ 26.Qxe2 Qxe2+ 27.Kxe2 Nxd4+ 28.Kf1 Nc6 –+)19...Nb6 20.b3 Bd7 21.h4 Nb4 22.a4 Rc8 23.Rd1 Rc2 -/+ и

б) 18.Qf4 Qd3 19.Be3 Nb6 (19...b6!? 20.a3 Ba6 21.axb4 Qxe2+ 22.Kg1 Kc7 23.h4 Re7 24.Qf3 Qxf3 25.Nxf3 Kb7 26.h5 Nxb4 27.Ra3 Rg8-/+)20.Qh4 Re7 21.a3 Bd2 22.Bxd2 (22.Rd1? Qc2! –+)22...Qxd2 23.b3 Qb2 24.Rc1 Qxb3 25.Qf4 Nc4 26.h4 Qb2 27.h5 Bd7 28.h6 Kc7 29.h7 Rh8 30.Rh3 Kb8-/+.

Похоже, последний ход, сделанный Шпильманом, дает черным больше возможностей в борьбе за инициативу.

18.h4 Bd7 (-0.42)


19.Be3 (-0.85).

На вид, полезный общеукрепляющий ход, но его надо было сделать на ход позже, тогда белым удавалось сэкономить важный темп, позволявший им немного консолидировать позицию: 19.h5 Qa6! 20.Be3! Kc7 21.a3 Rac8. Хотя позиция все равно оставалась более перспективной для черных: 22.Rd1 Nd8 23.Qf3 Be7 24.h6 Kb8 25.h7 Ng6 =/+.

19...Rc8? (0.00)

Сразу и не скажешь, что это – ошибка, но на самом деле черные делают насколько естественный, настолько несвоевременный в данной ситуации ход, когда стремительному продвижению белой проходной необходимо было противопоставить столь же стремительное развертывание активной контригры. В этой партии игравший черными был не силен в понимании позиции, и к его промахам надо относиться терпимо. Гроссмейстер же пребывал, на мой взгляд, в полной уверенности, что всё идет по плану, и потому в некоторые моменты ослаблял бдительность, будучи уверенным, что всё будет хорошо. Анализ доказывает, что ходом ладьи черные упускают большую часть подаренного им большого перевеса, которого они не заслужили и который достигался немедленным началом контроперации на ферзевом фланге.

19...Be7! (-0.95) Это и усиление защиты короля, и нападение на пешку b2. Белым уже трудно дать хороший совет. 20.h5 (20.b3 Qa6! 21.h5 Nb4! 22.Rc1 (22.h6 Nc2 23.Rc1 Rc8 24.Qf4 Bb5 25.Kg1 Nxe3 26.Rxc8+ Kxc8 27.Nc3 Bxg5 28.Qxg5 Nf5 29.Nxb5 Qxb5 30.h7 Nxh7 31.Rxh7 Nxd4 32.Qg7 Kb8 –+)22...Nxa2 23.Ra1 Rc8 24.h6 Rc2 25.Kg1 Rxe2 26.h7 Nxh7 27.Nxh7 Qa5 28.Rh3 Qc3 29.Rf1 Re1 30.Rxe1 Qxe1+ 31.Kh2 Nc3 32.Qg7 Ne2 33.f4 Qb4 34.Nf6 Nxd4 35.Nxe8 Nf5 36.Qf7 Nxe3 37.Nd6 Nf5 –+) 20...Qxb2 21.Rc1 Rc8! (Теперь этот ход вполне уместен, ибо на 22.h7 решает дело удар 22...Nxd4! 23.Rxc8+ Kxc8 24.Nxd4 Qb1+ 25.Ke2 Qxh1). Остается проверить только 22.Qg7, и далее чистая иллюстрация: а) 22...Nxd4?? 23.Nf7 #; b) 22...Nxe5 23.Qxe5 (23.dxe5? Bb5–+)23...Bb5 24.Re1 Rc2 25.Kg1 Nd7 26.Qxe6 Rxe2 27.Rxe2 Qxe2 28.Nf7+ Kc8 29.h6 Qd1+ 30.Kh2 Qh5+ 31.Kg1 =; c) 22…Kc7 23.h6 Kb8 24.h7 Nxh7 25.Nxh7 Nxd4 26.Rxc8+ Kxc8 27.Nxd4 Qa1+ 28.Ke2 Qxh1 29.Nf6 Ba4 30.Nb3 Bb5+ 31.Kf3 Bxf6 32.exf6 Qh5+ 33.Kg3 Qh8 =/+.

20.h5 Ne7.

Черные не думают об активности, а подгоняют фигуры поближе к королю. Сейчас это называется «плотной» игрой. Серьезное сражение на три результата вспыхивало при 20...Qa6 21.h6 Ne7. Однако при правильной защите все кончалось миром: 22.h7 Nxh7 23.Nxh7 Rc2 24.Nf6 Qxe2+ 25.Kg1 Bd2 26.Bxd2 Qxd2 27.Rf1 Rc1 28.g3 Rxf1+ 29.Kxf1 Qxd4 30.Nxe8 Bxe8 31.Qxe6 (31.Rh8 Qc4+ 32.Kg1 Qc6 -/+) 31...Qd3+ 32.Kg1 Qb1+ 33.Kg2 Qe4+ 34.Kh2 Nf5 35.Rc1 Bc6 36.Kh3 d4 37.Qg8+ Kc7 38.Qf7+ =.

21.Nf4 (0.00)

Белые уже вне опасности проигрыша. Однако они вряд ли думали об этом радостном моменте и, так и не заметив грозивших им опасностей, продолжали играть на победу, вводя в сражение резервы. Равенство после 21.h6 Qa6 22.h7 Nxh7 23.Nxh7 Rc2 было уже рассмотрено. Равенством заканчивалась острая борьба при 21.Kg1 Nf5 22.h6 Be7 23.h7 Nxh7 24.Rxh7 Rf8 25.Qh5 Qxb2 26.Rd1 Nxe3 27.fxe3 Qa3 28.Kh2 Qxe3 29.Nf7+ Kc7 30.Rc1+ Kb8.

21...Nf5 22.h6 Nxe3+ 23.fxe3 (0.00)


23...Bb5+?? (+3.98)

Вот и помощь белым подоспела. Сказалась-таки разница в классе, тем более что черные были в цейтноте. Они допускают, действительно, решающую ошибку в момент, когда исход сумбурного сражения продолжал оставаться неясным. Что ж, при таком наборе промахов проигрывает тот, кто ошибается последним.

После 23...Be7 (0.00) 24.h7 Nxh7 25.Ngxe6+ Bxe6 26.Nxe6+ Kd7 27.Nf4 Qb5+ 28.Kg1 Ng5 нельзя было говорить о чьём-либо перевесе в позиции, полной жизни: 29.a4 Qxb2 30.Qxd5+ Kc7 31.Qa2 Qxa2 32.Rxa2 Kd7 33.Kf2 Rc4 34.Ke2 Rec8 =.

Теперь уже можно повосхищаться несравненным искусством атаки знаменитого корифея прошлого. А я вспоминаю великого кудесника Михаила Таля и его атаки – вот это были чудеса!

24.Kg1 Rc7 25.h7 Rxf7 26.Nxf7+ Kc8 27.h8Q

Черным впору сдаваться, что они и сделали через дюжину совсем не обязательных ходов.

Итак, что следует оставить в памяти, просмотрев эту интересную и поучительную партию?

1. Дебютный вариант с 10.Kf1 вполне пригоден к применению любителям осложнений, причем за оба цвета. В случае, если намечается его включение в боевой дебютный репертуар, стоит записать «правильное» продолжение игры после 10-го хода белых .

2. Если вы собираетесь пожертвовать серьезный материал, то решение должно быть принято только после расчета необходимых вариантов на приемлемую глубину, которая зависит от практической силы игрока.

3. «Если Вам за партией не удается быстро найти оправдание намечаемой жертве, сняв все неясности, то стоит поискать другое, более надежное продолжение, не ухудшающее положение». (Нанн). Практично будет, если, увидев идею жертвы, перед ее расчетом сначала найдете это запасное продолжение.

4. Старайтесь держать ситуацию под контролем и замечайте малейшие изменения особенностей позиции после каждого хода, как своего, так и, особенно, чужого. Они могут заставить вас внести коррективы в выбор хода.

5. При анализе партии уважайте работу компьютера, оберегающего вас от грубых ошибок. Но помните, что главным в аналитической работе является человек, т. е. Вы. И Вам, только Вам надо будет делать окончательный выбор хода. И совсем не обязательно это будет компьютерный ход первой строки.

6. Сначала стоит проверить на компьютере тот ход, который вы считаете лучшим, исходя из вашего понимания позиции и стиля игры, а затем сравните его с лучшим выбором компа. После чего делайте окончательный выбор.

7. Не заставляйте компьютер давать вам советы в темпе блица, ибо он может дать вам ошибочный ход. В принципиальных позициях дайте компьютеру подумать не менее 3 минут над каждым ходом. Всегда старайтесь начинать такой анализ с оценки позиции, исходя из общих соображений и вашего позиционного понимания.

8.Всегда старайтесь начинать компьютерный анализ любой позиции, с ее оценки из общих соображений и в силу вашего позиционного понимания. Никакая аналитическая программа не научит вас понимать позицию. Она только даст вам материалы для размышлений. Никакой даже самый мощный компьютер не усилит вашу игру, если у вас слабое понимание позиции.

Научат вас шахматным премудростям только хорошие книги. Но об этом разговор особый.

Александр Никитин проводит занятия на школе "Шахматные надежды России" в пансионате "Огниково"


Фотографии Б. Долматовского, В. Барского и Э. Кублашвили



← Вернуться назад
Опубликовать:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.