Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
26 Сентября 2017

Хранитель знания

Предисловие Гарри Каспарова к книге памяти Марка Дворецкого "От друзей и коллег"

Ровно год назад, 26 сентября ушел из жизни выдающийся тренер Марк Дворецкий. К 70-летию со дня рождения Марка Израилевича, которое будет отмечаться 9 декабря нынешнего года, РШФ готовит книгу памяти "От друзей и коллег". На ее страницах М. Дворецкого вспоминают и комментируют его избранные партии А. Юсупов, С. Долматов, А. Дреев, В. Звягинцев, В. Бологан, Э. Инаркиев, Н. Александрия, П. Свидлер, Б. Гулько, Б. Злотник, А. Чернин, М. Гуревич, А. Мотылев, Е. Наер, М. Шерешевский, В. Тукмаков, Е. Свешников, Д. Навара, Д. Кряквин, Й. Афек, Я. Огард и другие. Предисловие к книге написал 13 чемпион мира Гарри Каспаров.


Пять лет назад Марк Дворецкий выпустил двухтомную автобиографическую «Книгу для друзей и коллег» с увлекательным рассказом о тренерской профессии. Кто бы мог тогда подумать, что так скоро придется издавать ответ «От друзей и коллег» – книгу памяти выдающегося тренера и автора замечательных шахматных учебников...

С Марком Израилевичем я познакомился в самом начале своего шахматного пути – еще в 1974 году, начав регулярно ездить на сессии школы Ботвинника, где Дворецкий работал ассистентом экс-чемпиона мира. Нередко он собирал ребят в свободное время и беседовал с нами. Он был превосходным методистом: и занятия в школе, и глубоко продуманные домашние задания приносили ученикам много пользы. Ему мы были обязаны базовыми познаниями в эндшпиле и повышением техники игры. Помню, я страшно гордился одной из своих побед с эффектной матовой атакой, но был справедливо раскритикован Ботвинником и Дворецким за «безобразную игру» в дебюте и раннем миттельшпиле.

Подольск, 1976 год. На сессии школы М. Ботвинника

В целом Дворецкий внес немалый вклад в наше шахматное становление. Чувствовалось, что он одержим идеей создать собственную, оригинальную систему подготовки шахматистов высокого класса. При этом играл и сам: был чемпионом Москвы (1973), участником финалов чемпионатов СССР (1974 и 1975), выиграл два зарубежных турнира – Поляница-Здруй (1973) и Вейк-ан-Зее-«Б» (1975), а затем сыграл вместе с Талем уже в турнире «А» (1976). Таль потом вспоминал, как они там анализировали один дебютный вариант, и Дворецкий буквально огорошил его очень неожиданным ходом, уточнив: «Это идея Гарика».

Думаю, прав мой многолетний тренер Александр Никитин, утверждая: «Будучи практиком гроссмейстерского уровня, Дворецкий нашел свое истинное призвание в исследовательской и преподавательской деятельности – разработал новаторские методы преподавания шахматной стратегии и эндшпиля, создал картотеку учебных позиций, ныне известную всем профессионалам».

Уже первые тренерские опыты принесли ему большие успехи. Достаточно назвать имена трех чемпионов мира среди юношей – Валерия Чехова, Артура Юсупова и Сергея Долматова. Артур и Сергей – из моего поколения, с ними я и дружил, и конкурировал сначала на юношеском, а затем и на взрослом уровне. Все мы были приверженцами аналитического направления и противились сухому практицизму, вошедшему в моду с конца 1970-х годов. На этом фоне и проявились достоинства метода Дворецкого, освоив который, его лучшие ученики добились серьезных спортивных успехов. Их тренер, как и я, по-ботвинниковски считал, что аналитический подход к изучению шахмат при прочих равных условиях должен давать явный перевес над шахматистом-практиком, что совершенствование в шахматах невозможно без анализа. В компьютерный век это стало аксиомой.

Давным-давно я с удовольствием написал предисловие к первой книге Марка Дворецкого – «Искусство анализа» (1989). В своих последующих многочисленных книгах он также обобщал опыт, накопленный за годы тренерской работы, рассказывал об используемых им методах и убеждал в необходимости аналитического изучения шахмат. Он стремился не только выявить секреты конкретных позиций, но и вскрыть принципы самого анализа. И не ограничивался чисто теоретическим изучением шахматных проблем, а постоянно помнил о необходимости использования на практике добытых им знаний и давал много полезных практических советов. Это свидетельствует о цельности и многогранности его тренерского мировоззрения. Из великих учителей прошлого, пожалуй, ближайшим к Дворецкому по методичности был Зигберт Тарраш: оба они являлись ведущими шахматными систематизаторами своих эпох.

Мне кажется, самые яркие достижения Дворецкого – в исследовании окончаний: в малофигурных позициях он смог нагляднее продемонстрировать преимущества и достоинства своих методов. Недаром в начале XXI века моей любимой шахматной книгой стал блестящий Dvoretsky’s Endgame Manual – «Учебник эндшпиля» Марка Дворецкого, уже выдержавший четыре английских и два русских издания!

Есть в этой книге и драматичный финал 9-й партии моего первого матча с Карповым – известное окончание с «плохим» слоном против «хорошего» коня, которое комментировали в печати многие аналитики, но наиболее детально – Марк Дворецкий, Михаил Марин, Карстен Мюллер и ваш покорный слуга в книге «Великое противостояние» (2008). Надо ли говорить, кто жестче других фиксирует все ошибки, невзирая на лица, и кому принадлежат самые поучительные из всех примечаний?

Сначала, еще в предыдущем примере, Дворецкий дает четкие установки по реализации перевеса коня над слоном: «Прежде всего надо максимально активизировать короля... Полезно лишить противника тактических шансов... Фиксация пешек!.. Заключительная стадия плана – создание позиции цугцванга».

А. КАРПОВ – Г. КАСПАРОВ

Москва 1984 (м/9)

Ход черных


«Здесь задача белых значительно сложнее. У короля пока нет дорожки в лагерь соперника, и ее придется проложить, применив “расширение плацдарма”. Убрать мешающие пешки королевского фланга можно двумя способами: g3-g4 или размен на g5 с последующим f3-f4» (Дворецкий).

46...gxh4?

В расчете на автоматическое 47.gxh4 (основа нашего анализа), и после 47…Bg6 белым не прорваться. Самым точным ответом было признано 46…Ke6!, что давало черным сравнительно простую ничью.

47.Ng2!!

Этот неожиданный и блистательный ход, упущенный нами при домашнем анализе, поверг меня в шок, и моя сопротивляемость упала почти до нуля. Я интуитивно почувствовал, что теперь позиция черных безнадежна…

47...hxg3+ 48.Kxg3.

Белые быстро забирают пешку h5 и прорываются королем.

48…Ke6.

Как доказал Марин, не лучше 48...Bg6 49.Nf4 Bf7 50.Kh4 Ke7 51.Nxh5 и т. д.

49.Nf4+ Kf5 50.Nxh5 Ke6 (вынуждено ввиду угрозы Ng7-e8-c7) 51.Nf4+ Kd6 52.Kg4 Bc2 53.Kh5 Bd1 54.Kg6.

Ход черных


54…Ke7!

Конечно, не 54...Bxf3? 55.Kxf6 с выигрышем пешки d5 и партии. «В таких случаях применяется постепенное оттеснение короля противника: конь переводится на f5, после вынужденного отступления короля (пешечный эндшпиль проигран) белый король встает на e5 или e7, затем конь дает еще один шах и т. д.» (Дворецкий).

55.Nxd5+?

Это молниеносное взятие оказывается грубой ошибкой: пешка d5 черным только мешала! Гораздо сильнее было никем не замеченное по горячим следам 55.Nh5! Теперь недостаточно 55...Bc2+ 56.Kg7 Ke6 57.Nxf6 Bb1 (57…Kf5 58.Nxd5 Дворецкий) 58.Ng4 Kf5 59.Kf7 Kf4 60.Ke6 Kxf3 61.Nf6 Ke3 62.Kxd5+– (Марин).

Надо играть 55…Bxf3 56.Nxf6 Be4+! 57.Kg5 Bd3!, однако совместный анализ Марина и Дворецкого, проделанный в 2005 году, доказывает красивый выигрыш белых после 58.Ng4! (снова не 58.Nxd5+ из-за 58…Kd6 59.Nc3 Bf1! 60.Kf4 Bg2 61.Ke3 Bh3!=) 58…Bf1! 59.Ne5 Bh3 60.Kg6! (60.Ng6+ Kf7! 61.Nf4 Bc8 62.Nxd5 Ke6=) 60…Ke6 61.Nc6 Kd6 62.Na5 Ke7 63.Nb3 Bd7 64.Nc5 Bc8 65.Kg7! Черные теряют пешку a6, но могут временно запереть белого короля на g7 – 65…Bf5 66.Nxa6 Bd3 67.Nb8 Bc2.

Ход белых


68.Nc6+! Ke6 69.Kf8! Bg6 70.Na7 Bd3 71.Ke8 Be2 72.Nc6! Kd6 73.Ne7! Ke6 74.Kd8 Kd6 (74…Bf1 75.Nc6) 75.Nf5+ Ke6 76.Ne3 Kd6 77.Kc8 Kc6 78.Kb8, и король пробирается к пешке b5, после чего решает a3-a4. Если же защититься от рейда по 8-му ряду – 68...Kd7 69.Ne5+ Ke7, то белые реализуют лишнюю пешку путем 70.Ng4 и Ne3, «затем беспрепятственно возвращают короля в свой лагерь и начинают готовить a3-a4, переведя в подходящий момент коня на c3» (Дворецкий).

Правда, это было установлено лишь через двадцать лет после матча, под зорким оком компьютера…

55...Ke6.

Сразу же после партии я пожалел, что не сыграл 55...Kd6!? Советские комментаторы дипломатично отметили, что после 56.Nxf6 Bxf3 «выиграть еще не так просто», что в переводе на современный язык означает «на доске битая ничья». И при 56.Nc3 Bxf3 57.Kxf6 Bg2(c6) дело сводится к обнаруженной аналитиками ничейной позиции.

56.Nc7+ Kd7?

Безропотно отдавая вторую пешку. Мысленно я уже смирился с поражением и не подозревал, насколько сложна задача белых! Гораздо сильнее было 56...Kd6 с идеей 57.Nxa6 Bxf3 58.Kxf6 Kd5 (Авербах) 59.Nc7 Kxd4 60.Nxb5+ Kc4= или 57.Ne8+ Ke7 (но не 57…Kd5? 58.f4!) 58.Nxf6 Bxf3 59.Kf5 Kd6 60.Kf4 Bg2 61.Ke3 Bh3 – ничья.

Но самое удивительное, что черные, как показывает глубокий анализ, не проигрывают и без двух пешек!

57.Nxa6 Bxf3 58.Kxf6 Kd6 59.Kf5 Kd5 60.Kf4 Bh1 61.Ke3 Kc4 62.Nc5! Bc6.

Годилось и 62...Bg2 63.Nd3 Bh1 или 63…Bb7.

63.Nd3 Bg2.

«Любопытна идея 63...Be8 64.Ne5+ Kd5 с надеждой устоять» (Авербах) благодаря активности короля: 65.Ng4 Bg6 66.Nf6+ Ke6 или 65.Kd3 Bh5 66.Nd7 Bg6+ 67.Kc3 Kd6 68.Nc5 Be8 69.Ne4+ Ke6 70.Kd3 (70.d5+ Ke5) 70...Bg6 71.Ke3 Kd5 72.Nf6+ Ke6 73.Ng4 Kd5=.

«Даже при двух лишних пешках исход борьбы еще не очевиден – слишком уж активен черный король. Он только не должен охотиться за пешкой a3 (белые запрут его, поставив короля на c3)» (Дворецкий).

64.Ne5+ Kc3 (64...Kd5!? Авербах) 65.Ng6 Kc4 66.Ne7.

Ход черных


66…Bb7?

Только это решающая ошибка: теперь черные гибнут из-за цугцванга. Еще во время партии многие наблюдатели указали более упорное 66…Bh1! – и здесь выигрыша до сих пор так и не нашли:

a) 67.Nf5 (67.d5? Bxd5=) 67...Kd5! 68.Ng3 (68.Kf4 Be4! Марин) 68…Bg2 69.Kd3!? – на этот ход Дворецкого есть ответ Мюллера 69…Bf3!? 70.Nf1 Be4+ 71.Kc3 Bf3 72.Ne3+ Ke4 73.Nc4! Kd5! 74.Nb2 Kc6 75.a4 bxa4 76.Nxa4 Bh5(g4) с ничьей (TableBase);

b) 67.Nc8 Kd5 68.Kd3 Be4+ 69.Kc3 Kc6 (Тимман), и мою попытку 70.Ne7+ Kd7 71.Ng8 Ke6 72.Nh6 Bf3 73.Kd3 Bh1 74.Ng4 (с идеей 74...Bg2? 75.Nf2! Bf3 76.Ne4 или 75…Bf1+ 76.Ke3 и Nd3-f4+–) Дворецкий парировал путем 74…Bf3! 75.Ne3 Kd6 или 75.Nf2 Kd5.

67.Nf5 Bg2?!

«И вновь 67...Kd5 ставило перед белыми больше проблем» (Авербах). Причем гораздо больше! После 68.Kd3 Ke6!, согласно пространным анализам Марина и Дворецкого, не выигрывало ни 69.Ne3 Bf3! (препятствуя Nd1-c3) 70.Kc3 Kd6! 71.Kb3 Bc6, ни 69.Ng3 Bg2 70.Ne4 Bf1+ 71.Ke3 Kd5 72.Nc3+ Kc4=.

Для успеха белым надо было перевести коня на с3, и к цели вел лишь парадоксальный ход 69.Ng7+!!, найденный в 2005 году Мюллером (очевидно, что за доской найти такой ход было бы очень непросто, если вообще возможно).

Ход черных


Примерные варианты: 69...Kd6 70.Ne8+! Kd7 (70...Ke7 71.Nc7 Bc6 72.d5) 71.Nf6+ Ke6 72.Ne4 Bc6 73.Nc3 или 69…Kd7 70.Nh5 Bg2 (70...Kd6 71.Nf6 и Ne4-c3) 71.Nf4! Bf1+ 72.Ke4 Kd6 73.Ke3! (цугцванг) 73...Bc4 (73...Kc6 74.d5+ Kd6 75.Kd4 Bc4 76.a4) 74.Ne2 Kd5 75.Nc3+, «и поле c4, необходимое для короля, занято слоном» (Дворецкий).

68.Nd6+ Kb3 69.Nxb5 Ka4 70.Nd6!

Черные сдались: после 70...Kxa3 71.b5 за эту пешку придется отдать слона.

Подобных примеров у Марка Дворецкого не счесть, и шахматист любой квалификации может почерпнуть для себя много интересного и ценного.

С уходом каждого Хранителя знания и понимания игры меняется шахматный мир. Таким людям, увы, нет замены. Но, к счастью, остаются их книги.

Марк Израилевич Дворецкий (1947-2016)

Публикацию подготовил мастер Дмитрий Плисецкий




← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.
?>