Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
21 Января 2016

Керес против Ботвинника. Кто бросит вызов Алехину?

В первой части своего исследования Дмитрий Кряквин анализирует партии великих игроков 1938-1941 гг.

Вступление

Я давно хотел написать что-то на тему шахматного противостояния Пауля Кереса и Михаила Ботвинника, и не сейчас ли это сделать – в год 100-летия блистательного эстонского гроссмейстера. Так получилось, что книги о творчестве этих двух великих игроков стали первыми, которые попали мне в руки и были прочитаны от корки до корки. Сейчас понимаю, что мой детский тренер Лидия Григорьевна, которая вела маленького Диму до первого разряда, в середине 90-х остро нуждалась и продала моему отцу четырехтомник Патриарха с большим удовольствием. И ученику полезно, и сразу четыре книжки! Жалеть мне не пришлось: что и говорить, книги Ботвинника – настоящее руководство, как научиться играть в шахматы. Особенно нравилась последняя, красненькая, где были собраны различные очерки… Увы, а может, к счастью, журналист во мне уже брал верх над шахматистом.

Остальные три книги серии

«Шахматный университет Пауля Кереса» Якова Нейштадта попал в мою библиотеку чуть позже и при совсем иных обстоятельствах. Был дождливый осенний вечер, мы с бабушкой возвращались из города домой. На остановке мужчина торговал литературой, среди которой было немало шахматной. Вообще, Ростов-на-Дону в ту пору обладал огромными черно-белыми традициями – остатками величия советского времени; одни только чемпионаты клуба собирали по 150 человек. Поэтому, когда всем стало очень тяжело и ни у кого не было денег, многие детские тренеры или просто крепкие кандидаты в мастера выносили на улицу свои домашние библиотеки – торговать. И ведь покупали!

Книг лежало много, но именно «Университет» привлек своим оригинальным названием и тем, что я уже читал про Кереса у Ботвинника. Прошептал бабушке, что хочу эту книгу. И бабушка стала торговаться с продавцом-кандидатом в мастера СССР. Покупатель хотела приобрести дешевле: «Тонкая ведь книга, почему такая цена?» Продавец стоял на своем: «Это лучшее, что у меня есть в библиотеке!» Наверное, в другой раз покупка бы не состоялась, но был дождь, а глаза у меня были жалостливые-жалостливые, и в конце концов кандидат с бабушкой пошли друг другу навстречу.

Символичная обложка?

Керес был великолепен! Позднее, естественно, я читал «В огонь атаки» Михаила Таля, сборники избранных партий Смыслова, Карпова, Фишера, Каспарова, но такого очарования, как от работы Нейштадта, у меня не было никогда. Много лет спустя, когда начал заниматься с Андреем Есипенко, обязательно давал ученику решать комбинации из творчества Пауля Петровича, чтобы тренировать расчет вариантов. Поражала элегантность игры гроссмейстера, легкость расчета. Вот, казалось бы, позиция. И так хорошо, и так неплохо, вот железный ход, который «+=» гарантирует. А Керес идет на длиннющий форсированный вариант, конец которого в какой-то неясной дали. Но там, в этой дали гроссмейстер напоследок ставит свою фигуру под пару боев – и все, сопернику надо сдаваться! Причем, в отличие от творчества Таля, не возникало ощущения неестественности – комбинации великого Пауля чаще всего вытекали из требований позиции, что очень подробно и красочно объяснял на страницах Нейштадт.

На протяжении всего моего пути Керес и Ботвинник (у которого в этом году полу-юбилей – 105) были этакими путеводными звездами: всегда читал о них любые публикации, заметки. И страшно страдал от того, что матч между ними так и не состоялся. Много думал о возможном результате, особенно когда услышал, что с партиями матч-турнира 1948 года могло быть что-то не так… Наверное, несостоявшийся поединок Ботвинник – Керес стал одной из самым больших потерь в шахматной истории (наряду с несыгранным матчем Фишер – Карпов и безвременной кончиной Алехина), его отсутствие нарушило некую внутреннюю логику в развитии игры в тот период времени.

О сражениях Кереса с Ботвинником писали многие, но зачастую описание различных политических нюансов превалирует в публикациях над чисто шахматной составляющей. Постараюсь ликвидировать этот пробел и помочь читателю чуть глубже понять, что же за шахматист был Пауль Петрович Керес? И как шахматная мысль в его битвах с Михаилом Моисеевичем развивалась. Итак, Керес против Ботвинника, акт первый.

Автор благодарит Максима Ноткина за помощь, Якова Зусмановича – за ценные сведения из западной литературы, Виктора Березина – за сканы важных для публикаций книг и журналов, Генну Сосонко и Сергея Воронкова – за добрые советы и важные указания на ключевые источники информации, а также Эмиля Сутовского и Михаила Красенкова – тех, кто подвигли меня на данное исследование. Заранее прошу прощения, если не оправдал надежд моих коллег.

АВРО-1938. Турнир чемпионов.

В 1937 году экс-чемпион мира Александр Алехин вернул себе звание чемпиона мира, взяв верх над голландцем Максом Эйве. В отличие от своих предшественников, Алехин регулярно защищал чемпионское звание – перерывов в 11 лет, как у Эмануила Ласкера, и в 6 лет, как у Хосе-Рауля Капабланки, у него не было. Александр Александрович как истинный профессионал воспользовался плодами реформы своего предшественника, установившей знаменитый «золотой вал» в 10 000 долларов (такой призовой фонд должен был собрать претендент). За десятилетие после Буэнос-Айреса Алехин, который в свое время исколесил всю Америку в поисках средств на битву с Капой, два раза сразился с Боголюбовым и два раза с Эйве.

Однако к 1938 году число желающих сразиться с чемпионом серьезно выросло. Капабланка требовал матч-реванша, Эйве был не прочь сыграть третью серию против Алехина, ФИДЕ называло официальным претендентом Флора, у которого на родине имелся серьезный спонсор, советское руководство поддерживало чемпионские амбиции Ботвинника. Конечно, Александр Александрович публично говорил о том, что самый достойный – юный Керес, но мне кажется, что в этом была некая игра и небольшое притворство. Чтобы конкуренты суетились. Алехин же понимал, что у Пауля нет 10 000 на матч, и он их не соберет. Наверное, именно поэтому на Олимпиаде 1939 года переговоров у Кереса с чемпионом не было, – а не потому, что эстонец был в подавленном настроении из-за судьбы Европы в гитлеровских клещах.

Александр Алехин с претендентами Флором, Решевским, Ботвинником (верхний ряд) и Эйве (сидит слева)

Голландской компанией «АВРО» в 1938 году проводился своеобразный «турнир претендентов» с участием чемпиона мира – на старт выходили восемь небожителей, не хватало разве что старенького Ласкера и Григория Левенфиша, который имел персональное приглашение, но стал жертвой политических интриг в СССР. Чемпионы мира Алехин, Эйве, Капабланка, сильнейшие молодые европейцы Ботвинник, Керес, Флор и лучшие из-за океана в лице Ройбена Файна и Самуэля Решевского. Организаторы очень надеялись, что Макс выиграет и получит легитимное право на еще одну битву с когда-то поверженным франко-русским исполином.

Интересно, что многие из участников встречались между собой много раз, а не играли между собой лишь Керес и Ботвинник! Всё верно: для московских международных 1935 и 1936 годов Пауль был еще юн, раскрылся на Олимпиадах и совершил вертикальный взлет в Земмеринг-Бадене-1937, где СССР представлял Вячеслав Рагозин, так как в это время Ботвинник играл матч с Левенфишем!

Такой Пауль Керес покорил Европу в 30-е годы

Еще надо учитывать, что неудачный Гастингc-1934, где Михаил Моисеевич уступил не только Эйве, но и пожилому сэру Томасу, лидеру советских шахмат припоминали и некоторое время на заграничные «суперы» не выпускали. Только Ботвинник проявил себя в Ноттингеме-1936, а тут Левенфиш! Так с Кересом и не сыграли до «АВРО». Но грандиозный турнир должен был расставить всё по своим местам.

Первая робкая встреча

2 тур, первый круг. Положение участников после 1 тура. 1. Файн – 1, 2-7. Капабланка, Эйве, Флор, Керес, Решевский, Алехин – 0,5, 8. Ботвинник – 0.

П. Керес – М. Ботвинник

АВРО-турнир, 08.11.1938

Новоиндийская защита

1.Nf3

Представляю, что творилось в душе Ботвинника после небывалого позиционного провала в партии с Файном. К 30-му ходу ни одна фигура Михаила Моисеевича не ходила... Хорошо хоть, проигрыш американцу в 1938 году – это совсем другое, нежели проигрыш в 1948-м!

У Кереса тоже стартовый поединок сложился не особо удачно – эстонец лишь благодаря комбинации последней надежды спасся в партии с Эйве. Поэтому во втором туре дебют противники разыгрывают с повышенной надежностью. Впрочем, в те времена сами ходы 1.Kf3 или 1.d4 были синонимом надежности. В элите играли Нимцовича/новоиндийскую, славянскую-чешскую да ферзевый, – староиндийские, Грюнфельд и та же система Ботвинника расцветут позже.

1…Nf6 2.d4 b6 3.c4 Bb7 4.g3 e6 5.Bg2 Be7 6.0-0 0-0 7.Re1


Сюрприз из малоизвестной сеансовой партии Алехина против МакКленна (Нью-Йорк, 1932). С легкой руки Савелия Тартаковера сильные игроки давно применяли разгрузочное 7.Nc3 Ne4, но Ботвинник в чемпионате СССР-1927 проиграл тут черными показательную партию маэстро Фрейману, после чего перешел на 7.Nc3 d5!?, где добился неплохих результатов – сыграл вничью с Белавенцем и обыграл Чеховера. И все же, когда в последнем туре «АВРО» советскому чемпиону для третьего места нужна была ничья с Алехиным, он поставил коня на е4.

7…d5

Расчет белых на 7...d6 8.d5!, как и было у Алехина: 8...exd5 9.Nh4 c6 10.cxd5 Nxd5 11.Nf5 Re8 (или 11...Nf6 12.Bf4 d5 13.Nxe7+ Qxe7 14.e4!) 12.e4 Nf6 13.Bf4 с мощной инициативой (ладья е1 на месте!). Но Ботвинник же все равно собирался ставить пешку на d5.

8.Nc3

Микро-неточность, позднее уже в карповские времена автоматически менялись в центре: 8.cxd5 exd5 9.Nc3 Na6 10.Bf4 c5 или 9...Nbd7 10.Bf4 c5 (возможно и 10...Ne4!?; кстати, Ботвинник не ставил коня на а6 и трактовал вариант вот так, достаточно прямолинейно). Отголоски давних дебютных баталий случались и в 90-е, а сейчас вариант и вовсе переживает вторую молодость.

8...Nbd7

Дело в том, что пешку с4 можно брать: 8...dxc4 (Мирошниченко – Гаврилов, 2002) 9.Qa4 (не видно полной компенсации за пешку при 9.e4 a6 10.a4 Nc6) 9...Nbd7 10.Qxc4 c5 11.Rd1 Rc8 12.Qa4 a6, и черные стоят шикарно.

9.Ne5

Удар по воде, все-таки наскоком позицию черных не взять. Следовало вернуться к классическому 9.cxd5 exd5 10.Bf4.

9...Ne4

Хорошо зарекомендовало себя 9...c5 (Кузьминых – Лисицын, 1949) или 9...c6 (Пилескич – Войташек, 2009), но Ботвинник после стартовой неудачи хочет сразу прояснить ситуацию и обезопасить себя от каких-либо неожиданностей.

10.cxd5

Попытка реанимировать классику случилась в недавнем чемпионате мира по рапиду. 10.Bf4 – действительно, почему бы не подержать напряжение? Однако простыми ходами 10…Nxe5 11.Bxe5 Nxc3 12.bxc3 c6 13.Qa4 Bd6! 14.cxd5 cxd5 15.c4 Bxe5 16.dxe5 Qe7 17.Red1 Rfd8 18.cxd5 Bxd5 19.Bxd5 exd5 20.Qd4 Rac8 черные добились комфортного равенства, Мамедьяров – Криворучко, 2015.

10...Nxc3

На борьбу ход 10...exd5!?, но, как мы уже говорили, Михаилу Моисеевичу только в страшном сне могло присниться, что будет, если он проиграет и эстонцу. Поэтому – упрощения!

11.bxc3 Nxe5 12.d6!

Понятно, что не 12.dxe5 Bxd5 13.Bxd5 exd5, где у белых разбитая пешечная структура и неважный слон. Тактический «тычок» приводит к интересной позиции, которую по-разному оценивали и весьма искушенные комментаторы.

12...Bxg2 13.dxe7 Qxe7 14.Kxg2 Nc6

Конь черных сражается против белого слона, и многое зависит от того, смогут ли черные занять своим скакуном форпост с4. В ответ белые, разумеется, постараются развернуть свой центр и смять блокаду. Не годится 14...Nc4 15.Qa4 Nd6 16.e4, но интересно выжидательное 14...Rfd8!? Не слишком радует белых 15.e4 c5, а 15.Qb3 Nc6 оставляло их в случае перехода ферзя на а4 без темпа. Поэтому напрашивается 15.Qa4 Qd7 16.Qxd7 Nxd7; правда, в этом окончании конь далек от поля с4. Эндшпиль для разыгрывания непростой, Магнус Карлсен, бывало, выигрывал подобные за оба цвета, но объективно окончание равное.

В творчестве Михаила Ботвинника редки подобные «гибкие» решения, когда мяч перебрасывался на сторону соперника, которому предлагалось сделать выбор. Патриарх предпочитал сам играть и действовать поконкретнее.


15.Qa4?!

Помарка, после которой план Ботвинника мог осуществиться. Точнее было начинать с 15.e4. Оба партнера считали невозможным 15...Na5 из-за 16.Ba3, но тут есть 16…Qe8! 17.Qc2 c5!, и черных выручает шах с с6. Слона ставить сразу на а3 необязательно, однако при 16.e4 Qe8! конь черных вот-вот окажется на с4, после чего Кересу пришлось бы вести малопривлекательную оборону.

Скорее всего, Михаил Моисеевич считал, что у него и так все хорошо, надо только расставить ладьи по центру и смахнуть ферзей, поэтому проскочил мимо критического момента в дебюте.

15...Qd7?! 16.e4 Rfd8 17.Rb1 Rac8?!

Еще один «ход рукой», и у черных в перспективе могло стать похуже. Сторона, владеющая конем, должна была стремиться к блокадным мотивам, пешки расставлять по черным полям: 17...e5 18.d5 Na5 19.Qxd7 Rxd7 20.Rb4 (не проходит попытка вскрыть позицию и оперативный простор для слона: 20.f4 c6! 21.fxe5 cxd5 22.Rd1 Rad8 23.Bg5 Re8, и пешечные слабости белых старше) 20...c6 21.c4 Rc8 22.Ba3 с динамическим равновесием в опять же очень сложном для разыгрывания окончании – блокадный конь, линия «с» против защищенной проходной d5.

18.Be3 Na5 19.Qxd7 Rxd7


Именно эту позицию комментаторы и оценивали по-разному. Савелий Тартаковер считал ее примерно равной, а мастер Илья Кан отдавал предпочтение черным ввиду слабости поля с4. Я пойду дальше, заявив, что после блестящего маневра Пауля Петровича лучше становится у белых! Однако тут надо сделать маленькую оговорку.

Савелий Тартаковер берет интервью у Пауля Кереса

Все комментарии прошлого взяты из книги «АВРО-турнир. Состязание ведущих гроссмейстеров мира», материалы для которой собрал профессор-музыковед Гулбат Торадзе. Книга – памятник в первую очередь Патриарху. Отмечу лишь, что вступление автора (отдадим ему должное – проделана огромная работа) называется «Великий Ботвинник», хотя «АВРО» вроде как выиграли Керес и отставший по дополнительным показателям Файн. Очень забавно по нынешним временам в сборнике партий звучат цитаты некоторых советских экспертов, что, дескать, переиграть Ботвинника невозможно, он просто сам себя порой, находясь в плену новаторской идеи, переигрывает. А Кан был очень сильным мастером, грамотным позиционным шахматистом, в 50-е годы – секундантом Михаила Шестого. Сделаем скидку на это и на время, в которое писали комментарии советские шахматисты.

Мастер Илья Кан

20.Rb4!

Вот так трюк неуклюжей ладьи! Тяжелая фигура белых переходит на пункт а4 и парализует неприятельского коня и пешку с7, – черным придётся стоять на месте без плана.

20…f6

Не проходит попытка освободиться 20...Nb7 21.Ra4 Nd6 22.Rxa7 Nb5 23.Ra6 Nxc3 24.f3 – слон сильнее коня, не получается и перебросить на с4 ладью – 20...Rd6 21.Rc1 Rc6 22.c4. В целом, Ботвинник нашел оптимальный план обороны: подтянул короля и сдвоился по линии «d».

21.Ra4 Rcd8 22.Rc1

Черные вынуждены стоять на месте, поэтому Керес имел прекрасную возможность без особых затруднений усиливаться на королевском фланге: 22.g4 Kf7 23.h4 Nc6 24.Kg3 – психологически быть тут слабейшей стороной и стоять ждать более чем непросто!

Однако эстонский шахматист решил активизировать центр путем с3-с4 и d4-d5 и потерял на этом драгоценное время.

22...Kf7 23.Rd1

Только сейчас Пауль Петрович оценил, что на 23.c4? последует жертва качества 23…Rxd4! 24.Bxd4 Rxd4 25.Kf3 c5, и черными играть даже приятнее, поскольку силы белых разбросаны. Возможно, этот небольшой просчет насторожил Кереса и он решил прекратить борьбу, хотя ресурсы белых еще не исчерпаны.

23...Nc6 24.Rb1 Na5


25.Rd1

Сейчас еще можно было сыграть 25.g4!, так как не страшно 25…h5 26.gxh5 Rh8 27.h6 gxh6 28.f3 – все равно с «плюсиком». Но эстонец уже решил, что будет ничья.

25...Nc6 26.Rb1 Na5, и партнеры пожали друг другу руки.

Но это было только начало. Похоже, что благополучный исход партии вдохновил обоих партнеров. Вслед за этим и Ботвинник, и Керес в прекрасном стиле обыграли Решевского. Пауль Петрович в конце второго круга вовсе поймал волну – чисто переиграл Капабланку, нанес в цейтноте кубинца эффектный удар и выиграл, а потом сумел в затяжном окончании добить потерявшего бдительность лидера Файна. Ботвинник же на финише первого круга выиграл учебно-показательную партию у Алехина.

Учитывая, что после бурного старта шедший впереди американец несколько выдохся, то второй поединок Ботвинник – Керес мог решить многое, если не почти всё!

2. Позиционный игрок Керес

9 тур, второй круг. Положение участников: 1. Файн – 6 из 8, 2. Керес – 5,5, 3-4. Ботвинник, Капабланка – по 4,5, 5-6. Алехин, Решевский – по 3,5, 7.Эйве – 2,5, 8. Флор – 2.

М. Ботвинник – П. Керес

АВРО-турнир, 19.11.1938

Защита Нимцовича.

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4

У Михаила Ботвинника был значительный опыт борьбы против защиты Нимцовича. Вариантом его юности был выпад ферзя 4.Qb3, в котором ленинградец добился феноменального результата +8=1 (знаменитая ничья с Мясоедовым). Когда минусы раннего выхода сильнейшей фигуры все-таки были обнаружены советскими мастерами, то он перешел на 4.Qc2, но тут у Патриарха не пошло. В последние годы Михаил Моисеевич пробовал гибкое 4.Nf3, как потом сыграет против Пауля Петровича в чемпионате СССР-1940, однако к АВРО Ботвинник подготовил острейшую систему Земиша, которая стала очень популярна усилиями самого Фридриха, а также Эйве, Алехина, Лилиенталя и Капабланки.

4.a3 Bxc3+ 5.bxc3


5...c5

Ботвиннику довелось самому играть против системы Земиша с Лилиенталем на московском турнире 1935 года – получилась интересная ничья, но также огромное впечатление на лучшего советского шахматиста произвел разгром его секунданта великим кубинцем: 5...d6?! 6.Qc2 0–0 7.e4 e5 8.Bd3 c5 9.Ne2 Nc6 10.d5 Ne7 11.f3, и дальше расстроенный тем, что дебют не сложился, Вячеслав Рагозин начал играть крайне неудачно: 12…Nd7?! 12.h4! Nb6? 13.g4 f6 14.Ng3 Kf7 15.g5 Ng8 16.f4 Ke8 17.f5 Qe7 18.Qg2 Kd8 19.Nh5 с быстрым разгромом, Капабланка – Рагозин, 1935. Один из поединков, который доказал, что черные должны играть против Земиша планово, иначе окажутся в партере.

С молодых лет Михаил Ботвинник питал слабость к плану с построением и постепенным движением мощного пешечного центра

6.e3 0–0 7.Bd3 Nc6

Надо сказать, что в 1938 году надежные схемы против центральной постановки белых уже были разработаны. Сам Керес играл против Штальберга на Олимпиаде-1936 7...d5 8.cxd5 exd5 9.Ne2 b6 10.0–0 Ba6 и добился победы. Занятно, что когда Ботвинник тут же на АВРО сыграет Земиша с Капабланкой, то третий чемпион мира применит не свой собственный рецепт (см. ниже), а победный вариант Пауля против Гидеона!

8.Ne2 d6

Схема Хосе-Рауля и поныне признается самой надежной «микстурой»: 8...b6 9.0–0 Ba6 10.e4 Ne8!, Джонер – Капабланка, 1929. Черный конь уходит от пешечного наката, освобождая дорогу для встречного удара пешкой f7 и хищно поглядывая на пункт с4.

Ботвинник готовил 9.e4, но десять лет спустя в матч-турнире на первенство мира 1948 года проиграл важную партию конкуренту после 9...Ne8 10.Be3 d6 11.0–0 Na5 12.Ng3 Ba6, и черные вскоре получили стабильный «плюсик», Ботвинник – Решевский,1948. Керес несколько модернизирует порядок ходов, однако дальнейшая практика показала, что рано ставить пешку на d6 опасно.


9.Ng3?!

Надо сказать, что в АВРО Патриарх трактовал данный вариант за белых очень тяжеловесно, и в целом очень странно, что не столкнулся в нем с не решаемыми трудностями до партии с Решевским! Ведь если закрыть глаза на гениальную финальную комбинацию с Капой, то дебют против кубинца Ботвинник разыграл неважно, поставил слона на b2 преждевременно, мог провалиться по линии «с». Здесь сходная картина.

Интересно, что в роковом чемпионате СССР-1940 Михаил Моисеевич, уверовав в рецепт своего визави, решился сам пойти 8…d6 против Игоря Бондаревского, который действовал точнее: 9.e4! e5 10.d5 Na5?! 11.0–0 a6? 12.Ng3 b5 13.cxb5 c4 14.Bc2 axb5 15.a4! bxa4 16.Rxa4 Nd7 17.Be3 Nc5 18.Bxc5 dxc5 19.Qh5! f6 20.Rfa1, и буквально камня на камне не оставил от своего грозного противника.

Сам Бондаревский рекомендовал «нажать» на пешку с4 – 11...b6 12.Ng3 Ba6, но не сомневаюсь, что тут последовало бы 13.f4! Nd7 14.Nf5 Bxc4 15.Bxc4 Nxc4 16.Qd3 b5 17.a4 a6 18.axb5 axb5 19.Rxa8 Qxa8 20.Qg3 g6 21.Ne7+ Kh8 22.f5 или 13...Bxc4 14.Bxc4 Nxc4 15.Qe2 Na5 16.fxe5 Ne8 (проигрывает 16...dxe5 17.Bg5)17.Bf4 со страшной атакой. Черным везде не хватает для защиты коня, который стоит на а5.

Правильно ходить 10…Ne7. Понятно, что Ботвиннику вспоминалась партия Капабланка – Рагозин, но если не совершать панических ходов, которые делал будущий вице-президент ФИДЕ, то играть можно: 11.f3 Ne8 (к перестановке ходов приводит 11...Ng6 12.g4 Феллер – Щекачев,2011) 12.g4 (12.h4 f5!) 12...Ng6 13.Ng3 Qh4, и если 14.Be3, то 14...h5!? Юсупов – Бауэр, 1996. Хотя расставляться так черными на постоянной основе, понятно, не стоит.

Продолжение в тексте позволяет черным сразу и основательно «нажать» на с4.

9...b6 10.Bb2 Ba6 11.e4 Rc8 12.Rc1


12...cxd4?!

Партию в сборнике комментирует крупный специалист по варианту Андре Лилиенталь, который справедливо замечает, что невыгодно 12...Na5 13.Qe2 cxd4?! 14.cxd4 d5 15.cxd5 Bxd3 16.Qxd3 exd5 17.e5, и атака белых перевешивает позиционные плюсы черных на ферзевом фланга. Однако зачем же вскрывать большую пешку на b2? Возможностей много, но более других симпатичны следующие:

13...d5! 14.cxd5 Bxd3 15.Qxd3 exd5 16.e5 Ne4! 17.Nxe4 dxe4 18.Qxe4 Nc4 19.Ba1 b5! – лишнюю пешку на а3 не защитить, конь сильнее слона, а рокировка белых пока невозможна.

13...h5!? с развилками:

1) 14.Nxh5 Nxh5 15.Qxh5 Bxc4;

2) 14.e5 dxe5 15.dxe5 Ng4 16.Qe4 (16.Nxh5 Qg5!)16...g6 17.Nxh5 Nc6 18.f4 (18.Qxg4 Nxe5)18...Bb7!, белый ферзь попадает под все удары;

3) 14.h4 g6 15.0–0 Nd7, и у белых проблемы с пешкой h4. Похоже, что с раздачи черные могли получить весомое преимущество.

Вскрытие слона b2 превращает бивня белых в действительно полноценную фигуру, которая чуть не сказала свое веское слово.

13.cxd4 e5

Керес стремится к осаде пешки с4, но очень любопытно необычное 13...b5!? 14.c5

При 14.cxb5 Bxb5 15.0–0 (15.Bxb5 Qa5+) 15...Bxd3 16.Qxd3 d5 белые опять рискуют остаться с плохим слоном.

14...dxc5 15.dxc5

Отличны дела черных после 15.Rxc5 Qa5+ 16.Qd2 Qxd2+ 17.Kxd2 Nd7! 18.Rcc1 Nb6 с вторжением на с4.

15...Qa5+ 16.Bc3!? Qxa3 17.Bxf6 gxf6 18.0–0 Ne5 19.Be2 Rfd8 20.Qe1! Bb7 21.Nh5, позиция очень боевая, за пешку у белых отличная компенсация. Но это не игра первой половины XX века.

14.Qa4!

Ферзь сковывает ансамбль фигур Кереса. Все комментаторы отметили пагубность 14.d5 Na5 15.Qe2 Nd7, и план черных осуществлен.

14...Na5 15.0–0 Qe8!?

Шлейф первой партии!

16.Qb4 Nc6 17.Qa4

К ничьей ведет 17.Qxd6 Rd8 18.Qc7 Rc8 (сомнительно 18...Nxd4 19.Qxa7) 19.Qd6 Rd8, но Ботвинник обязан был бороться – он отставал на 1,5 очка от Файна и на очко от Кереса.

17...Na5 18.Qb4 Nc6 19.Qd2!


Очень сильный ход. Белые уклонились от ничьей, их батареи при поддержке зенитной пушки b2 сейчас начнут бить по черному королю, и найти хорошее продолжение Паулю Кересу было нелегко.

19…Qd8?!

Чтобы решиться на рекомендацию компьютера 19...Nxd4! 20.Bxd4 exd4 21.Nf5 Qe6 22.Qg5 (малодушно 22.Nxd4 Qe5 23.Nf5 g6) 22...g6 23.f4 Rc5!, нужны стальные воля и нервы. Пауль Петрович сделал более человеческий ход, но именно здесь его подстерегали неприятности.

20.d5?!

Опять типичное решение в стиле Ботвинника – белые закрывают центр, отдают во владение сопернику поле с5, но у них в запасе выпад ферзем на b4 и таранящий удар f2-f4. Такая перспектива нравилась Патриарху больше, чем «висеть фигурами в воздухе» при 20.Nf5 g6 (плохо 20...Ne7 21.Nxd6! Qxd6 22.dxe5), однако Лилиенталь доказал перевес белых: 21.Qg5! exd4 (21…Ne8 22.Qg3!) 22.Nxd4 Nxd4 23.Bxd4 Nd7 24.Qe3 Ne5 25.Be2, и слон-секач белых вот-вот заиграет на полную катушку.

20...Na5 21.Qb4

Именно на это рассчитывал советский гроссмейстер – пешка d6 под боем, а 21...Nb7 22.f4! Ng4 23.Be2 Nxh2 24.Rf2! невыгодно для черных. Снимать удар с пункта с4 не стоит, к захватывающим осложнениям могло привести хитрое 21...g6!? 22.f4 (22.h3 Rc5! 23.f4 Nd7) 22...Ng4 23.Be2 Rxc4! с битвой на все результаты.

Пауль Петрович сыграл менее сильно, но именно этот ход сбил Михаила Моисеевича с ноги: белые препятствуют ходу 21…Nd7, а Керес взял и пошел так!

21…Nd7?!


22.Be2?

От неожиданности Ботвинник не смог разобраться в общем-то несложных вариантах, которые возникают при взятии на d6.

22.Qxd6! Bxc4 23.Nf5! (именно этот ход ускользнул от внимания белых, так как 23.Bxc4 Nxc4 24.Qb4 a5 25.Qc3 b5 дает черным полноправную игру) 23...Re8 24.Bxc4 Rxc4 (проигрывает 24...Nxc4? 25.Qb4 a5 26.Qb3 Nd2 27.Rxc8 Qxc8 28.Qg3) 25.Rxc4 Nxc4 26.Qb4 Nxb2 27.Qxb2 Nc5 28.f3 g6 29.Ne3 Qd7, у белых лучше за счет мощной защищенной проходной в центре, но жить черным можно.

В любом случае, даже взятие на d6 без выпада коня на f5 было существенно лучше того, что получил Ботвинник в партии! Буквально через несколько ходов белые оказываются прикованными к своей слабости с4.

22...Nc5 23.Rc3 Rc7 24.Bc1 Bc8 25.f4 f6

Рано 25...exf4 26.Rxf4 f6 27.Be3, белый слон с d4 цементирует позицию и одновременно атакует. Однако размен на f4 входит в повестку дня, и Михаил Моисеевич продвигает пешку вперед, препятствуя открытию второго фронта.

Здесь тоже очень любопытно почитать мнения комментаторов о происходящем. Тартаковер, не углубляясь, отметил, что в возникшей позиции Керес мог надеяться на куда большее, нежели итоговая половинка очка. А вот из советских комментариев, как кажется на первый взгляд, дальнейшие пометки Андре Лилиенталя были редакторами удалены – создается картина, что вот, Ботвинник мог достичь перевеса, но упустил возможность, и получилась закономерная ничья. Невозможно себе представить, что такой сильный гроссмейстер и объективный человек, как Андре Арнольдович, не написал бы, что позиция у белых, мягко скажем, не сахар!

Андре Лилиенталь - легенда, блестящий шахматист и очень представительный мужчина

26.f5 Qd7 27.Be3 Ba6 28.Rfc1 Rfc8 29.Bd1 Qe8

Михаил Моисеевич защищается цепко, пристроил все фигуры и готов встретить тактический удар 29...Nxc4 30.Rxc4 Bxc4 31.Rxc4 Nd3 путем 32.Rxc7 Qxc7 33.Qb5! Qc3 34.Nf1. Однако Керес настойчив, и ему все-таки удается вынудить ошибку белых.

30.Be2 Rb8 31.h3 Bc8


32.Bxc5?

В цейтноте Ботвинник запаниковал и внезапно сдал важного слона, прикрывающего черные поля. Как видно из остатков комментариев, белые опасались после 32.Bd1 Bd7 33.Be2 Rbc8 34.Bf1 Na6 35.Qb2 Ba4 или 34.Bd1? Na6, – сразу или постепенно теряется пешка с4. Однако за счет запаса на королевском можно было разбить черную связку ферзя со слоном: 34.Bh5! Qe7 (дает встречные шансы белым 34...g6 35.fxg6 hxg6 36.Be2) 35.Be2 Na6 (теперь нет 35...Ba4? 36.Bxc5) 36.Qb2 Ba4 37.Nf1, и белый конь вовремя успевает на подмогу.

32...Rxc5 33.Nf1

Конь бежит на b3 меняться, тем более, что ничего не дает 33.Nh5 Rb7! 34.Rg3 Qd8.

33...Ba6!

Надо защищаться от b6-b5.

34.a4 Bc8 35.Nd2 Bd7 36.Ra1


36...Qd8?!

Тонкой игрой Керес вынудил новые ослабления, и нет сомнения, что Фишер, Карпов и Карлсен сыграли бы тут 36...Nb7! 37.Rca3 (плохо 37.Nb3?! Rc7 38.Re3 Nc5 39.Nxc5? bxc5 с захватом линии «b») 37...Rc7 38.Bd1 Nc5. Конечно, после 39.Qc3 белые могут упорно защищаться, но должны считаться с тем, что, эвакуировав короля в район d8, черные вскроют на королевском фланге второй фронт. Шансы на победу эстонец сохранял немалые; впрочем, и после неточности в партии они остаются.

37.Nb3! Nxb3 38.Rxb3 Rbc8 39.Rc3 Qc7 40.Kf2 Ra5 41.Rb3 Керес партию отложил, но доигрывать ее не стал, согласившись на ничью.


Файн проигрывал Решевскому, ничья позволила Паулю выйти в дележ первого места. Юный студент математического факультета университета Тарту на всех парах шел к победе в турнире своей жизни и не стал тратить силы на затяжное доигрывание (несмотря на то, что техника – сильная сторона таланта!). Трудно себе представить, что послевоенный Смыслов не стал бы использовать такую пытку-попытку с Ботвинником, да и Керес в другой ситуации, безусловно, попытался бы с выгодой провести где-то g7-g6.

Михаил Ботвинник и Самуэль Решевский на закрытии АВРО-1938

В итоге Керес и Файн набрали по 8,5 из 14, но лучшие дополнительные показатели оказались у эстонца. Ботвинник занял третье место приз, получив еще приз за красоту (за партию против Капабланки). Позднее, перед матч-турнирами за звание чемпиона СССР и мира, Патриарх будет писать в прессе и дневниках, что Керес – в первую очередь прекрасный позиционный шахматист! Известна реплика Бронштейна, что, дескать, Ботвинник таким образом дезориентировал своего исторического соперника, но, изучив партии, очевидно, что в Голландии Михаил Моисеевич прочувствовал позиционный класс противника…

В Голландии эстонский гроссмейстер получил формальное право на матч с чемпионом мира

От себя добавлю, что все-таки Керес был игроком исключительно разносторонним, тонким психологом и штучки типа королевского гамбита он себе позволял тогда, когда чувствовал, что оппонент не готов к подобного рода игре (как с Владимиром Петровым – игроком высокого уровня, но почему-то терявшегося при таком мушкетерстве прибалтийского соседа). На элитном же уровне он чаще всего действовал классически – Нимцович, испаночка, все по заветам Капабланки!

Ботвиник часто ссылался на великого Капу, хотя в отношении ко многим шахматным проблемам на кубинца был куда больше похож Керес! 

Скорее всего, Михаил Ботвинник извлек из «АВРО-турнира» очень серьезные уроки и понял, что игра его не идеальна. Очень скоро, еще после сурового провала в чемпионате СССР-1940, он станет по уровню действительно самым сильным в мире; матч-турнир 1941 года покажет огромный прогресс его понимания шахмат и улучшения дебютной подготовки.

В 1939-м Патриарх играл совсем мало, но единолично выиграл чемпионат СССР без поражений, на очко обогнав поверженного в последнем туре Александра Котова, в то время как Керес совершил более чем удачное турне: победа в Маргите (на очко отстали Капабланка и Флор), соперничество за победу на первой олимпийской доске в Аргентине с Алехиным и Владимиром Петровым, дележ первого места в Буэнос-Айресе с Найдорфом, победа над Петровым в товарищеском матче Эстония – Латвия со счетом 2:0 и выигрыш масштабного поединка у Макса Эйве 7,5:6,5 (голландец пытался отобрать у победителя АВРО моральное право бросить вызов Алехину).

Матч Кереса с Эйве не оправдал надежд болельщиков экс-чемпиона мира

Однако при этом всем Пауль Керес провалился на тренировочном турнире в СССР (Ленинград/Москва, 1939) – всего 8 очков в 17 партиях. Впрочем, «тренировочный турнир» – только название (как объяснили Флору, «тренировочный» – потому что без призов), это был настоящий «супер» с Флором, Решевским, Кересом, Лилиенталем, Левенфишем, Бондаревским, Рагозиным, Смысловым и всеми сильнейшими советскими мастерами. Ботвинник от участия уклонился – на кону был матч с Алехиным, с которым чемпион СССР вел тайные переговоры. Состав сильный, можно было и не выиграть. Что показал результат Кереса, который уже в первых турах был смят сначала Макогоновым, а потом Рагозиным. Пауль собрался и дальше играл без промашек, нокаутировав Толуша, Левенфиша и Смыслова. Однако в двух последних партиях попал под пресс Константинопольского и Алаторцева – еще две пробоины.

В советских публикациях замечали, что играть с отечественными мастерами – не совсем то, что выигрывать заграничные турниры со смешанными составами, и в этом была большая доля правды. Однако кто бы мог подумать, что рассуждения о возможном результате Пауля Кереса в чемпионате СССР вскоре удастся проверить на практике? Согласно пакту Молотова-Риббентропа о разделении сфер влияния СССР и Германии Прибалтика оказалась под властью Советов… Чемпионы Латвии, Литвы и Эстонии Петров, Микенас и Керес должны были сыграть в очередном 12-м первенстве СССР, которое получилось невероятно сильным по составу.

Чемпионат СССР 1940 года

Чемпионат СССР 1940 года собрал феноменальный состав. Керес, Ботвинник, Смыслов, Болеславский, Бондаревский, Лилиенталь, Петров, Микенас, Левенфиш, Котов, Рагозин, Макогонов и другие советские звезды. По-видимому, Патриарх, убаюканный предыдущими победами в соревнованиях, где конкуренцию ему оказывали Котов, Чеховер, Белавенец, Рюмин и мастера старшего поколения, оказался морально не готов к тому, что сопротивление будет настолько тяжелым, а класс игроков новой волны настолько мощным! Более того, молодежь уже «работала» с Ботвинником без особого пиетета – выиграв у чемпиона в 1 туре, Игорь Бондаревский сказал за кулисами: «Он же играть не умеет!» и… стал врагом Михаила Моисеевича на всю жизнь!

Принципиальная схватка Михаила Ботвинника и Игоря Бондаревского

Конечно, весьма спорно, что Ботвинник был совсем не готов к турниру именно в шахматном плане. Нет, по ощущениям он провел перед турниром огромную работу и стал подавать с двух рук! Еще бы, на кону стояло звание лучшего советского игрока и потенциальный матч на первенство мира. Вряд ли запертый в охваченной огнем Европе Алехин отказался бы от заманчивого предложения, но ведь Михаилу Моисеевич надо было доказать свое право в объединенном турнире у себя на родине.

Ленинградец выиграл тренировочный матч у Рагозина со счетом 7:3 и освоил ход 1.е2-е4, ввязываясь в теоретические дискуссии во французской, а также сицилианской защите, хотя весь этот комплекс позиций белыми был для него совсем новым! Это дало неплохой эффект, Патриарх переиграл Петрова, выиграл спор в защите 4-х коней у Вересова, очень здорово взял очко в острой схватке с Константинопольским, обхитрил Рудаковского. Но черный цвет у него просел основательно, и надежный оборонительный вал «Нимцович-новоиндийская», который был недавно непроходимым для Капабланки с Алехиным, оказался сокрушен Бондаревским, Микенасом и Лилиенталем, что привело к небывалой неудаче фаворита.

Пауль Керес, конечно, имел куда больше оснований опасаться силы советских игроков и играть с ними осторожнее, но беда гроссмейстера заключалась в том, что фактически после присоединения Эстонии к СССР он оказался в бедственном финансовом положении – его счет в банке был национализирован. А ведь до ввода войск Красной Армии в Таллин Пауль Петрович считался весьма состоятельным человеком! Посмотрим: первый приз в АВРО составлял 1000 голландских гульденов, что по курсу равнялось 670 долларам США. Есть разные оценки, с чем это сейчас можно сравнить, кто-то дает соотношение доллар 1938 года =12,5 нынешним, кто-то приравнивает к десяти. Но факт остается фактом, в то время чудо техники, новенький байк «Харлей Дэвидсон» стоил примерно 300 долларов, а кадиллаки, в которых разъезжали владельцы Уолл-стрит, – порядка 2500 долларов. Более того, призы в Голландии устанавливали весьма демократичными, просто престижность соревнований была высокой; победы в Земмиринг/Бадене, Маргите и других крупных турнирах приносили не меньше, а иногда больше. Теперь же Керес как советский гражданин существовал на стипендию, которую еще должны были утвердить, и не имел хороших условий для подготовки.

Банкнота в 1000 голландских гульденов - уже несуществующая валюта

Впрочем, все эти выкладки мы делаем задним числом, спустя годы. А тогда, перед началом и в середине турнирной гонки Ботвинник и Керес были явными фаворитами. Чемпион СССР после сокрушительного поражения от Бондаревского собрался и довольно легко вышел в «+5» – под его ударами пали Болеславский, Левенфиш, Петров, герой старта Марк Столберг, Панов и Вересов. Надо сказать, что этот отрезок Михаил Моисеевич провел очень сильно, и качество его партий было впечатляющим. Однако стоило Ботвиннику выйти на чистое первое место, как он получил новый удар, на этот раз от Макогонова. Очень яркий и сильный шахматист, мастер и классик бакинской школы Владимир Андреевич Макогонов в целом провел этот турнир выше всяких похвал – нокаутировал Ботвинника, Кереса (второй раз подряд) и Смыслова! Однако для Михаила Моисеевича это был шок, так как до этого он без видимых усилий выиграл у Макогонова три безответные партии… Здесь же «удобный противник» внезапно под цейтнот подкинул Патриарху пешку и буквально разгромил серией отточенных ходов.

Владимир Макогонов достаточно часто побеждал за доской игроков экстра-класса

Керес же начал хорошо, обыграл Стольберга и Рагозина (Ботвинник был раздражен тем, что его друг Прокофьев аплодировал победам Пауля), но затем был жестко обыгран Вересовым. Пытаясь немедленно отыграть с Макогоновым, Пауль Петрович уклонился от повторения ходов и оказался в «полтиннике». Здесь представитель Таллина взял себя в руки и выиграл важные партии у Лисицына, Котова, Константинопольского и Герстенфельда.


После 11-го тура ситуация в турнирной таблице была накалена до предела: 1-6. Ботвинник, Керес, Смыслов, Лилиенталь, Бондаревский и Макогонов – по 7,5, 7. Болеславский – 6,5 (Стольберг после героических 4 из 5 сник и уже был в минусе). В этой ситуации Ботвинник играл с Кересом! Конечно, наплыв зрителей и интерес к партии был не меньший, нежели годом ранее во время решающего поединка Патриарха с Котовым.

3. Кто лучший в СССР?

М. Ботвинник – П. Керес

Чемпионат СССР, 20.09.1940

Защита Нимцовича

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4 4.Nf3 b6 5.Bg5

Ботвинник решил зайти с другой стороны, он уже играл этот вариант против Лисицына, и хотя не был удовлетворен итогами дебютной части, но перед поединком с Кересом имел за душой усиление. Годы спустя «гибрид», как называл данный вариант ученик Патриарха Гарри Каспаров, станет ареной битвы двух «Ка» в матче-реванше 1986 года.

5…Bb7 6.e3 h6 7.Bh4


7...Bxc3+

Проторенных путей здесь не было, но наверняка соперники знали ходы 7...c5 (Ненароков – Алехин, 1915) и 7...g5 8.Bg3 Ne4 9.Qc2 (Ван Гелдер – Эйве, 1920). Пауль Керес всегда являлся дебютным эрудитом и не сторонился модных линий. Эстонец не побоялся пойти по пути, который проложил двумя годами ранее Георгий Лисицын. Черные сдваивают сопернику пешки и начинают чернопольную блокадную стратегию.

8.bxc3 d6

В партии Ботвинник – Лисицын, 1938 было 8...Qe7 9.Bd3 d6 10.0–0 Nbd7 11.Nd2 g5 12.Bg3 h5 13.h3 0–0–0 14.Bh2 Rdg8 15.e4 h4 16.f3 Nh5 17.Re1 Nf4 18.Bf1 с острой игрой. В дальнейшем Михаил Моисеевич атаковал путем a4, Nb3, c4-c5 (помните, Каспаров – Карпов!), а Лисицын провел f7-f5 и g5-g4. Обе стороны имели свои шансы, но получилась ничья.

Сейчас Ботвинник играет точнее, не торопясь с развитием слона f1.

9.Nd2 e5

Поспешно для черных 9...g5 10.Bg3 h5?! 11.h4!, Земиш – Ульрих, 1937.

10.f3 Qe7 11.e4 Nbd7


Более чем современная позиция! О ее качестве для черных можно сказать только то, что так играли Юрий Разуваев и его подопечный Евгений Томашевский.

12.Bd3 g5

В 1955-м Александр Котов ввел в обращение альтернативную линию 12...Nf8 13.Nf1 Ng6 14.Bf2 Nf4 15.Ne3 Nxd3+ 16.Qxd3 Nh5.

13.Bf2 Nh5

Стороны последовательно осуществляют свои планы. Керес выстроил пешечную «рогатину» по полям недостающего слона, Ботвинник укрывает двух своих бивней и намечает перевод коня на ослабленный пункт f5. При этом черные все-таки опережают соперника в развитии, и надо считаться с тем, что они перейдут в стремительную атаку.

14.g3

Опять-таки в стиле Михаила Моисеевича – не пускать! Молодой Таль эффектно обыграл знаменитого мастера подсчета пешек Мнацаканяна (к сожалению, на днях ушедшего из жизни) после 14.Nf1 exd4?! 15.cxd4 f5 16.Ne3 fxe4 17.Nf5 Qf7 18.fxe4 (1962 год) и лишь в 1988-м Юрий Сергеевич показал, что верно сразу 14…f5!, Левитт – Разуваев.

После движения пешки g2 на g3 черные тоже могут рвать в штыковую пешкой f7, но возможно, то, что отрабатывал вечером Ботвинник на карманных шахматах – 14...f5 15.exf5!? exd4+ 16.Ne4! с осложнениями, встретилось лишь в партии клубных игроков 2014 года! Пауль Петрович же встретил идею белых чисто позиционно и очень сильно.


14...Ng7! 15.Qe2

Опасно 15.0–0 h5, черные угрожают вскрыть крайнюю линию для атаки.

15...h5!

Неочевидное решение, в то время как после 15...Ne6 белые могли выбирать между аккуратным 16.Bc2 и силовым 16.Nb3. Король белых еще не рокировал, что позволят Ботвиннику нанести ответный удар на королевском фланге, однако это обстоятельство не мешает черным в конечном итоге захватить поле f4.

16.h4 gxh4 17.Rxh4 Nf8! 18.Rh2 Ng6

Все кони черных пристроены, и армия Пауля после рокировки готова к наступлению большими силами после h5-h4. Например, весьма интересно 19.0–0–0 0–0–0 20.Bc2 h4!? 21.gxh4 Ne6, черные не отыгрывают сразу материал, а сначала переводят второго коня на f4 и потом наваливаются на h4 оставшимися силами. Опять же Ботвинник реагирует в своем стиле: идет на ухудшение пешечной структуры, но при этом отнимает у неприятельского коня поле e6 и готовится к построению оборонительного рубежа.

И в данной партии, похоже, это был верный выбор.


19.d5! 0–0–0 20.Nf1 h4

В свете грядущих событий куда хитрее было 20...Kb8 21.0–0–0 Qf6, пока усиливаясь и откладывая h5-h4 до более подходящего случая. Теперь Ботвинник полностью консолидируется.

21.g4!

Конечно, вскрывать черным линии 21.gxh4 Nxh4 22.0–0–0 Ng6 незачем.

21...Qf6

Пауль Керес даже не рассматривает продолжения типа 21...Nf4 22.Qd2 Qg5 23.Bc2 h3 – куда, навстречу гибели? У черных не играет конь g7, и эстонец предпринимает его неочевидный перевод на пункт с5.

22.Qe3 Kb8 23.Nd2! Ne8 24.0–0–0 c6 25.Kb2 Nc7 26.Nb3


Михаил Ботвинник начеку, его конь своевременно прибыл защищать полянку, которую хотел отвоевать черный скакун. Комфортность собственной позиции немного расслабила черных, которые ближайшим ходом чуть не проиграли гордость позиции – пешку h4. Следовало начать с аккуратного 26...Rh7.

26…Na6?! 27.Rdh1 Rh7 28.Bf1

Чемпион СССР уже играл сугубо на отбой, иначе обнаружил бы 28.g5! Qh8 (неважно 28...Qf4 29.Qxf4 exf4 30.Bd4) 29.Qe1 f6 30.gxf6 Qxf6 31.Bxh4 Nxh4 32.Rxh4 Rg7 33.Qf2 Rf8. Такую пешку f3 крайне тяжело, если вообще возможно реализовать, но она лишняя!

28...Rdh8 29.Be1 Согласились на ничью; позиции партнеров неприступны.

Однако дальнейшей гонки титанов не получилось. Керес, силясь добыть лишние очки, перегнул палку с аутсайдером Рудаковским, а затем и вовсе в равном окончании уронил флаг с Бондаревским! Тем не менее, Пауль Петрович проявил выдающиеся бойцовские качества, взяв три из трех на финише против Левенфиша, Дубинина и Петрова. Дела Ботвинника сложились хуже, Патриарх поначалу выиграл у Константинопольского, потом пропустил «двойку» от Микенаса и Лилиенталя, и хоть выиграл у Рудаковского, финишировал лишь шестым!

Трио медалистов: Василий Смыслов, Игорь Бондаревский и Андре Лилиенталь

Итоги. 1-2. Лилиенталь, Бондаревский – по 13,5 из 19, 3. Смыслов – 13, 4. Керес – 12, 5-6. Болеславский, Ботвинник – по 11,5.

Матч-турнир на звание абсолютного чемпиона СССР, 1941

Не думаю, что Керес делал трагедию из своего, вполне достойного по сравнению с тренировочным турниром результата на чемпионате, так как не связывал турнир с потенциальным вызовом Алехину и предлагал в публикациях различные схемы возможного турнира претендентов. Ботвинник же находился в шоке, как и многие болельщики, лицезревшие факт гибели титанов от рук молодых богов. Рекомендую читателю прочесть блестящие исследования историка и литератора Сергея Воронкова «Ставка больше, чем жизнь» и «Операция матч-турнир», которые рассказывают о том, что творилось в тот момент в советских шахматах и какая шла закулисная борьба, невидимая простому взгляду. Ведь по регламенту звание чемпиона должно было разыгрываться в матче Бондаревский – Лилиенталь, что совершенно не устраивало Ботвинника! И Михаил Моисеевич через своих высоких покровителей сумел добиться матч-турнира шести сильнейших по итогам последнего чемпионата.

Интересно, что Бондаревский, Лилиенталь, Керес и Ботвинник в шляпах, а Смыслов и Бондаревский - в кепках

В январе 1941 года, пока о матч-турнире еще не было известно, состоялся матч по телеграфу между Москвой и Ленинградом, в котором Лилиенталь, Смыслов и Котов играли против Ботвинника, Левенфиша и Ильи Рабиновича. Получилась ничья 1,5:1,5, причем Михаил Моисеевич с трудом отбился черными в новоиндийской от наседавшего Андре Арнольдовича. Однако в период с января по март, пока конкуренты ничего не подозревали о грядущем соревновании, Патриарх проделал внушительную работу, набрал форму и залатал образовавшиеся дыры в репертуаре. Еще раз повторю, что в матч-турнире 1941 года он играл просто блестяще и показал великолепный результат против пятерки шахматистов, которые объективно входили в 10-15 лучших шахматистов мира. Будущий чемпион мира Смыслов, будущий финалист претендентского цикла Болеславский, Керес, один из сильнейших шахматистов довоенного шахматного мира Лилиенталь и Бондаревский, который в 1950-м наверняка бы претендовал на первые места в турнире претендентов, но был снят с пробега соответствующими органами как человек, который во время войны находился на оккупированными немцами территориях.

Гордился Ботвинник и последующей аналитической работой о турнире, «в которой не смог найти ошибок молодой Александр Белявский, получивший соответствующее задание на школе». Именно в тот момент Ботвинник ввел в свой репертуар знаменитую агрессивную систему 1.d4 d5 2.c4 c6 3.Nf3 Nf6 4.Nc3 e6 5.Bg5 dc!?, которая позже стала называться системой Ботвинника. Тут я вынужден сделать еще одно лирическое отступление. В период пересмотра оценок советского шахматного времени Михаила Ботвинника принято было обвинять во всех возможных и невозможных грехах. Иногда это делалось обоснованно, но есть и случаи, когда к этому примешивалась неправда. На одном, весьма серьезном сайте мне даже довелось прочитать, что Ботвинник «украл» свою систему у покойного талантливого немца Клауса Юнге, который погиб в годы Второй мировой войны. И чуть ли не спецслужбы советские анализы передали…

Клаус Юнге на всех фото, даже довоенных, запечатлен со свастикой на рукаве. Но шахматист был большого таланта

Но все-таки у системы Ботвинника голландские корни, и не зря до сих пор ее теорию развивают молодые гроссмейстеры из Нидерландов. Впервые в Гастингсе-1939 так играл Эйве против Сабо: 1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nf3 d5 4.Nc3 c6 5.Bg5 dxc4


6.e4 b5 7.e5 h6 8.Bh4 g5 9.Nxg5 hxg5 10.Bxg5 Nbd7 11.Qf3 Bb7 12.Be2 Rg8.

Кроме того, в СССР большой популярностью пользовалась не слишком корректная гамбитная идея Бастрикова с жертвой качества 9…Nd5?! Так играл и Рагозин, который в чемпионате СССР того же 1939 года проиграл получившую большую известность партию Белавенцу, – отец Людмилы Сергеевны поставил гамбит под сомнение. И после этого тандем Ботвинник – Рагозин обратил внимание на идею Эйве. Боевая схема приглянулась уставшему мучиться в Нимцовиче Михаилу Моисеевиче и вскоре дала обильные всходы.

Однако против Кереса Ботвинник так не сыграл. Во-первых, Пауль Петрович шел исключительно в меран, слона на g5 не выводил. Во-вторых, мог сыграть разменный вариант, а в третьих, часто разыгрывал различные анти-славянские порядки: d4, Nf3, c4, e3, Bd3, 0-0, b3… Применить систему Ботвинника в чистом виде в матч-турнире Михаилу Моисеевичу тоже не удалось, но и в меране он выиграл важные партии у Бондаревского и Лилиенталя, полностью закрыв проблему черного цвета на 1.d4.

Керес и Ботвинник стартовали в матч-турнире с двух побед, и их новая встреча была опять в центре внимания.

4. Аналитические тиски Ботвинника

П. Керес – М. Ботвинник

Матч-турнир на звание абсолютного чемпиона СССР, 26.03.1941

Защита Нимцовича

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4 4.Qc2

Ход ферзем был основным в репертуаре Пауля Петровича – он играл так и в юности, и на Олимпиаде 1939 года, и в матче с Эйве, где голландец регулярно испытывал 4…Nc6.

Однако после центрального 4…d5 опыта у эстонца фактически не было. Разве что на Турнире Наций в решающем поединке на доске лидеров так трактовал против Пауля вариант Владимир Петров, – Керес отреагировал 4.cхd5 Qхd5 5.Nf3, получил микро-плюс, но выиграть такую плотную позицию у латвийского шахматиста было нелегко, и получилась ничья.

Надо сказать, что после разгрома в матч-турнире эстонец практически никогда уже не ставил ферзя на с2…

4…d5

Изначально Ботвинник применял 4...c5, но после знаменитой партии в матче с Флором (1933) перестал: 5.dxc5 Na6?! 6.a3 Bxc3+ 7.Qxc3 Nxc5 8.f3 d6 9.e4 e5 10.Be3 Qc7 11.Ne2 Be6 12.Qc2 0–0 13.Nc3, и Саломон Михайлович в окончании показал силу двух слонов против двух коней.

5.cxd5 exd5 6.Bg5


Понять выбор Кереса можно – до этого Ботвинник реагировал на вариант весьма своеобразно, стремясь к своему излюбленному «изолятору». Например, вот партия из официального матча с Рагозиным (1940):6...Be6 7.e3 h6 8.Bh4 0–0 9.a3 Be7 10.Nf3 Nbd7 11.Be2 Rc8 12.0–0 c5. Конечно, Пауля Петровича такое развитие событий устраивало – конкретной «контры» черных за пешечное ослабление не видно. Однако Михаил Моисеевич, ясное дело, ждал, что в матч-турнире его главный конкурент сюда может выйти. И в то время, как конкуренты были в неведенье о грядущей битве, подготовил усиление.

6…h6 7.Bh4 c5

Это уже рецепт Патриарха из чемпионата СССР-1940, который принес ничью с Котовым и сенсационное поражение от Микенаса.

8.0–0–0??

Только в 90-е годы Гарри Каспаров подчеркнет недостатки построения черных путем 8.dxc5! Можно добавить, что у Котова с Ботвинником было 8.e3 cxd4 9.exd4 Nc6 10.Bb5 0–0 11.Nge2 Qb6 с отличной игрой черных.

Вступив на путь Владаса Ивановича, Керес пошел по минному полю; кроме того, ему пришлось поплатиться за поверхностный вечерний анализ. Страшное дело – длинная рокировка просто проигрывает!


8...Bxc3!

Неужели белые рассчитывали, что их столь искушенный противник повторит 8...0–0 9.dxc5! Bxc3 10.Qxc3 g5 11.Bg3 Ne4 12.Qa3! Be6 13.f3 Nxg3 14.hxg3 Qf6 15.e3 Rc8 16.Kb1 Nd7 17.Ne2! Rxc5 (не помогает 17...b6 18.c6) 18.Nd4 a6 19.Bb5! Rac8 20.Bxd7 Bxd7 21.g4 Qg6+ 22.Ka1 (нельзя 22.Qd3?? Rc1+) 22...Qf6 23.Qd3 с комфортным перевесом, Микенас – Ботвинник, 1940?

Похоже, что Пауля расслабило течение его предыдущих партий с ленинградцем, когда он играючи сбивал визави с дебютного удара и запросто получал удобные позиции. Возможно, последние партии Ботвинника с Лилиенталем и Микенасом создали у Кереса иллюзию, что этого несгибаемого человека в роговых очках и с аккуратным пробором можно взять нахрапом! А это было большой ошибкой.

9.Qxc3?

Чуть ли не последним шансом было отложенное взятие слоном на f6; впрочем, там белые тоже под страшной атакой.

9…g5 10.Bg3 cxd4

Комментарии к матч-турниру за звание абсолютного чемпиона СССР увидели свет в начале 50-х, когда отношения Ботвинника и Кереса стали из корректных критическими. Характеризуя участников соревнования, Михаил Моисеевич прошелся по второму призеру: был не готов к соревнованию, пытался «выжимать» ничейные позиции, а в Амстердаме-1938 он такого себе не позволял (явный намек на партии Кереса с Ботвинником!), не проявлял характера. Однако здесь очень важной является находка Сергея Воронкова. Ботвинник комментировал эту партию против Кереса трижды: по горячим следам, в сборнике и после смерти «друга Пауля». Комментировал каждый раз слегка по-разному. Где-то варианты менялись, где-то фигурировала или нет партия Белавенец – Симагин (1941), где черные предвосхитили верный план атаки.

Михаил Моисеевич и последующие комментаторы, включая Каспарова, пытались показать, что Керес попросту опустил руки, а белые еще бы могли побороться. Ботвинник, уже после смерти своего визави, формировал этакой хрупкий образ конкурента, которого выбивали из седла неожиданные трудности. Но на самом деле из-за ужасающего положения короля позиция белых незащитима.

Кстати, Симагин играл 10...Ne4 11.Qa3 cxd4, и вроде бы согласно старому мнению остроту создает 12.e3!?, но после 12…Bf5 13.Rxd4 (13.exd4 Qc8+) 13...Nc6 у белых все равно безнадежно.

Поверхностный анализ идеи Микенаса дорого стоил Кересу

11.Qxd4 Nc6 12.Qa4 Bf5



13.e3

Воронков верно замечает, что после рекомендованного в качестве лучшей защиты, «если бы не сказались недостатки характера Кереса», 13.f3 Qb6 14.e4 dxe4 15.Kb1 и простого 15…0–0! белым все равно очень плохо.

13...Rc8 14.Bd3

Какой ужас! Все фигуры черных в атаке, а белый король беспомощно мечется под их ударами, его армия замерла на исходных позициях. Очень странно, что опять же из издания в издание кочевал фантасмагоричный вариант 14.Ne2 a6 15.Qa3 b5 16.Kd2! a5 17.Rc1 Ne4+ 18.Kd1, и вроде Керес избегает немедленного разгрома, но есть же простое 14…0–0! 15.Nc3 (15.Kd2 Qb6) 15...Ne4, и такую позицию можно играть на деньги даже против «Стокфиша». Выигрывающий вариант и схожее удивление автора вы можете обнаружить в книге "Ключ к победе" Владимира Тукмакова.

Теперь Ботвинник изящно наносит решающий удар.

14...Qd7 15.Kb1 Bxd3+ 16.Rxd3 Qf5

Белые уже вынуждены отдать пешку.

17.e4 Nxe4 18.Ka1 0–0 19.Rd1


19...b5!

Этот энергичный ход быстрее всего ведет к цели – Керес должен будет расстаться с ферзем или получить мат.

20.Qxb5 Nd4 21.Qd3 Nc2+ 22.Kb1 Nb4, и Керес впервые капитулировал в поединке с будущим чемпионом мира.

Однако это был всего лишь первый круг. Следом после такого разгрома Пауль Петрович побывал в нокдауне и в партии с Лилиенталем, однако и Ботвинник проиграл столь нелюбимому Бондаревскому. Оба героя турнира поправили свои дела на еще не столь грозном Смыслове, и перед их новым поединком дистанция в очко сохранялась.

Положение после 7 тура. 1. Ботвинник – 5 из 7, 2. Керес – 4, 3. Бондаревский – 3,5, 4-5. Болеславский, Лилиенталь – по 3, 6. Смыслов – 2,5.

5. Необходимая передышка

М. Ботвинник – П. Керес

Матч-турнир на звание абсолютного чемпиона СССР, 04.04.1941

Принятый ферзевый гамбит

1.d4 d5 2.c4 dxc4

Пауль только что взял верх над Василием Васильевичем и в поединке с лидером решил удивить Ботвинника – уйти в сторону от основных линий своей репертуара. В сборнике о матч-турнире Михаил Моисеевич скептически относится к такому дебютному выбору, что достаточно странно, так как «принятый» тогда являлся оружием Решевского, Файна, Флора, а, главное, законодателя мод Алехина, которые успешно приняли его в супертурнирах.

3.Nf3 a6 4.e3

До «модерн-принятого» с b7-b5 после а7-а6 в те времена было далеко, и крайний ход пешкой был скорее провокацией: 4.a4 Nf6 5.e3 Bg4 6.Bxc4 e6 7.Nc3 Nc6 с хорошей игрой, Ауэс – Алехин, 1936.

4...Nf6

Александр Александрович вывел на большую арену и 4...Bg4!? 5.Bxc4 e6, причем тут встречалось как провокационное 6.h3 Bh5 7.Qb3 Ra7!?, Зиннер – Алехин, 1936, так и более соответствующее современным реалиям 6.Qb3 Bxf3 7.gxf3 b5 8.Be2 Nf6, Эйве – Решевский, 1937 или 8...c5, Ван Схелтинга – Алехин, 1939.

Однако внутренней творческой установке Кереса это не соответствовало – Пауль мог ярко атаковать, блестяще чувствовал инициативу, но дебютного полу-блефа с целью ошеломить соперника (что не раз гениально исполняли Алехин и Таль) за ним не водилось.

5.Bxc4 e6


6.a4

Дело в том, что у самого Пауля Петровича тут категорически не получалось белыми, и он решил поставить такую же задачку перед выдающимся знатоком дебютов.

6.0–0 c5 7.Qe2 (тогда это было основным продолжением, считалось, что 7.dxc5 ход на «отсушку», а хитрое 7.Bb3 введет в практику только Ботвинник в матче 1963 года против Петросяна) 7...b5 8.Bb3 Bb7 9.Rd1 Nbd7 10.a4 b4 11.Nbd2 Qc7 12.Nc4 Be7 13.Nfe5 (последователи в первую очередь стремились к мобилизации – 13.Bd2) 13...0–0 14.Bd2 Rac8 15.Rac1 Rfd8, Керес – Решевский, 1937, – американец получил отличную позицию и выиграл.

В матче Керес – Эйве голландец однажды эффектно поверг победителя АВРО после 7...Nc6 8.Rd1 b5 9.Bb3?! (линия обороны Флора 30-х годов – 9.dxc5 Qc7 10.Bd3 Bxc5 11.a4 bxa4 12.Rxa4 Nb4 с равенством, Ботвинник – Флор, 1933) 9...c4 10.Bc2 Nb4 с уничтожением важного слона.

Михаил Моисеевич опять же делает ход в своем стиле – пусть ослабление, но жесткая борьба за пространство. В комментариях к партии Патриарх ответственно заявил, что и после этого хода черные сталкиваются с проблемами – знал бы он, что в матче за мировой титул с Петросяном (1963) непробиваемый Тигран сделает «принятушечку» своим главным редутом, преодолеть который чемпиону не удастся!

6...c5 7.0–0 Nc6 8.Qe2 Be7

Позже ход слоном был потеснен динамичным 8...cxd4 9.Rd1 Be7 10.exd4 0–0 11.Nc3 Nd5!? – яркий пример 12.Bb3 Re8 13.h4!? Крамник – Каспаров, 2000 из поединка в Лондоне. Однако Керес ориентировался на две последние партии Ройбена Файна, где американец получил с раздачи чуть ли не более приятную позицию.

В ту пору "дебют черными по Файну" был синонимом нерушимой надежности

9.Rd1

9.dxc5 молодой Ботвинник играл еще в старинной партии против маэстро Вильнера. В комментариях к матч-турниру Патриарх счел, что на это сильно 9...Ne4?!, однако позднее Бронштейн поставил выпад конем под сомнение – 10.Nd4!

Именно после 9.dxc5 развернулись дуэли чемпиона с претендентом в 1963-м: 9…Bxc510.e4 Ng4

Неосторожно 10…Qc7 11.e5 Ng4 12.Bf4 f6 13.Nbd2 0–0 14.Ne4 Ba7 15.Rac1 с инициативой белых, Ботвинник – Вильнер, 1930.

11.Bf4 Qf6! 12.Bg3 Nge5 13.Nxe5 Nxe5 14.Nd2 0–0 15.Rad1 b6 16.Qh5 Nxc4 17.Nxc4 a5!, и Петросян легко уровнял. К следующему поединку Ботвинник припас ценное усиление: 11.e5! Nd4 12.Nxd4 Qxd4 13.Na3! Bxa3 14.Rxa3 Nxe5, но тут смазал 15.b3?! и получил даже похуже 15...Qc5! 16.Ra2 Nxc4 17.bxc4 Bd7 18.Ba3 Qf5 19.Rd2 Bc6 20.Re1 h5! 21.Qe3 f6! Вот каким непробиваемым был в те годы «железный Тигран»!

Именно принятый ферзевый гамбит позднее станет одним из главных оборонительных рубежей Тиграна Петросяна в матче с Ботвинником

Перспективнее 15.Rd1! Qg4 16.Qd2! 0–0 17.Be2, сейчас черные сторонятся этой опасной позиции.

9...Qc7 10.h3 0–0 11.Nc3

Ботвинник хоть и пошел по пути Решевского с Флором, но действовал куда хитрее первопроходцев.

11…Rd8


12.b3!

У Ройбена все получилось просто чудесно: 12.d5 exd5 13.Nxd5 Nxd5 14.Bxd5 Nb4, Флор – Файн, 1937 или 13.Bxd5 Nb4 14.e4 Nfxd5 15.exd5 Bf5, Решевский – Файн, 1937, но Михаил Моисеевич держит напряжение.

12...Bd7

Позднее Юдит Полгар развивала слона на b7 – 12...b6, а рекомендация Ботвинника совпадает с первой линией «Стокфиша»: 12...cxd4 13.exd4 Na5, третируя белого слона и готовя упрощения. Пауль предпринимает несколько академичный перевод слона на е8, который считался в таких позициях типовым еще со времен матча Стейница с Цукертортом!

13.Bb2 Be8

Еще не поздно было сыграть 13...cxd4 14.exd4 Na5, а 14…Nb4? опровергается путем 15.d5! Впрочем, и сейчас белые готовы к прорыву – медлить лидер турнира не стал.

14.d5 exd5 15.Bxd5!

Самый сильный ход, так как после 15.Nxd5 Nxd5 16.Bxd5 Nb4 затруднения черных заканчивались.


15...Nd4!

В сборнике Патриарх несколько раздраженно клеймит рекомендацию «некоторых комментаторов» 15...Nb4?! из-за 16.Bc4! Rxd1+ 17.Rxd1 Rd8 18.Rxd8 Qxd8 19.e4! с чувствительным давлением. Обычно под таким термином скрывался Григорий Яковлевич Левенфиш, с которым Ботвинник вел информационную войну принятым для того времени «эзоповым» языком.

Григорий Левенфиш часто остро полемизировал в печати с чемпионом СССР, и позднее очень радовался успехам Смыслова в битвах с Патриархом

Конечно, Керес сыграл значительно сильнее, но ход конем потребовал от него расчета длинных вариантов. Несколько разочарованно Ботвинник пишет о том, что инициатива белых не может быть трансформирована во что-то существенное. Безусловно, будущий победитель жаждал нанести Паулю еще одну пробоину!

16.Nxd4 Nxd5 17.Nf5 Nxc3 18.Bxc3 f6!

Единственный ход, ибо плохо 18...Bf8 19.Qg4! g6 20.Qg5.

19.Qg4 Bg6


20.Ba5!

Эффектный боковой удар, рассчитанный на 20...Bxf5 21.Qc4+ или 20...Qxa5 21.Nxe7+ Kf7 22.Nxg6 hxg6 23.Rd7+ с победой. Однако Керес начеку. Эстонский шахматист всегда был крайне силен в такой тычково-темповой комбинационной борьбе на открытой доске, что потом позволяло ему, в отличие от коллег, успешно стоять на пути метеора Михаила Таля.

20…Rxd1+ 21.Rxd1 Qe5! 22.Nxe7+

В случае эффектного 22.Rd5!? Ботвинник рекомендовал 22…Bxf5 (не так ясно 22...Qa1+ 23.Kh2 Bf8 24.Bb6!) 23.Rxe5 Bxg4 24.Rxe7 Bd1 25.Rxb7 Rc8, получая окончание «четыре на три» на одном фланге при разноцветных слонах и ладьях. «Ничья», – резюмирует Патриарх, что должно быть верно, учитывая грядущее откладывание. Хотя для Фишера, Карпова или Карлсена борьба при таком соотношении могла только начинаться.

22...Qxe7 23.Rd7 Qe4 24.Qg3

При альтернативном 24.Rc7 Qb1+ 25.Kh2 Qxb3 26.Qd7 Qf7 27.Qd6 черные должны были достичь мирной гавани путем 27…Qf8 28.Qd5+ Bf7 29.Qxb7 Qb8!

24...Qc6?!

Пауль Петрович очень тонко разрешил вопросы защиты, но допускает неточность в тот момент, когда до ничьей было рукой подать: 24...Rc8 с идеей 25.Qd6 Be8!

25.Qc7?!

Сильнее 25.Rc7 Qd5 26.Bb6! Qxb3 27.a5, отыгрывая пешку с5. Все-таки при ферзях пытаться реализовать лишнюю пешку при разноцвете на фланге – куда более приятная задача. Размен ферзей явно на руку защищающейся стороне.

25...Qxc7 26.Rxc7 Rb8?!

Подозреваю, что партнеры после напряженного миттельшпиля и учитывая важность встречи испытывали недостаток времени. Керес проходит мимо уже упомянутого 26...Bc2 27.Rxb7 Rc8.

27.Bb6 Bc2


28.a5

Почему не 28.Ba7! Ra8 29.Rxb7 c4 (или 29...Rc8 30.a5)30.bxc4 Bxa4 31.Bd4, что давало возможность отложить партию и повысить шансы на успех? Интересно, сознательно ли опустил Ботвинник все это при анализе? Впрочем, труд его был велик, партий много и доказывать «плюсик» в разноцвете могло показаться триумфатору мелочным.

28...Bxb3 29.Bxc5 Bd5 30.f3 Bc6 31.Bb6 Rf8!

Слон сочетает оборону с обстрелом королевского фланга, мешая двигаться белым пешкам, а ладья черных готова выдворить с 7 ряда свою коллегу. Ботвинник ищет практические шансы, но поползновения белых четко парируются.

32.Bc5 Rd8 33.e4 Rd7 34.Rc8+ Kf7 35.Kh2 Rd2!


Активная оборона – залог успеха!

36.Kg3 Bb5 37.f4

Ничего не дает 37.Rc7+ Rd7.

37...g6

Обходя последнюю западню: 37...Bf1 38.f5! с матовыми угрозами.

38.f5 gxf5 39.exf5 Bc6 40.Kf4 Rd5!

Контрольный четкий ход, при 40...Rxg2?! 41.Rc7+ Kg8 42.Bd4 терялась пешка f6.

41.Rc7+ Rd7 Ничья.

Керес явно не был сломлен и изо всех сил боролся за победу, сидя на колесе у Ботвинника. Лидер побеждает Бондаревского, а Пауль превосходит Лилиенталя. Увы, во второй критический момент борьбы эстонский гроссмейстер после серии грубых ошибок терпит поражение в глубоком окончании от Болеславского, когда до победы оставалась фактически пара точных ходов.

Гроссмейстером Исаак Болеславский станет чуть позже, но уже в 1941-м он являлся одним из лучших шахматистов мира, хотя на Западе об этом не догадывались

Михаил Моисеевич уже впереди на 1,5 очка, – Керес берет очко с Бондаревским, а Патриарх сокрушает Исаака Ефремовича. Потом оба оступаются – Пауль Петрович не устоял со Смысловым, а Ботвинник – с Лилиенталем. Тем не менее, во встрече третьего круга преследователь играл белыми, и это был его последний шанс возродить интригу!

Лилиенталь обыграл лидера и дал последний шанс его конкуренту

Положение после 12 туров. 1. Ботвинник – 8 из 12, 2. Керес – 6,5, 3.Смыслов – 6, 5. Бондаревский – 5,5, 5-6. Болеславский, Лилиенталь – по 5.

6. Последнее дерби матч-турнира

П. Керес – М. Ботвинник

Матч-турнир за звание абсолютного чемпиона СССР, 13.04.1941

Защита четырех коней.

1.e4 e5 2.Nf3

После того как в четвертом круге Пауль Петрович нокаутировал в королевском гамбите Андре Лилиенталя, в прессе разгорелась нешуточная дискуссия. Выступавший одним из главных комментаторов Сало Флор доказывал, что Керес, безусловно, не позиционный игрок, а комбинационный, и вообще, ему не надо себя сдерживать – играть в яркие шахматы. Что и говорить, вопрос насчет позиционного-комбинационного очень спорный. Ведь Пауль в той же испанской партии обыгрывал элитных игроков: Алехина, Решевского и многих других! Все-таки статистика показывает, что королевский он предпочитал играть с игроками классом пониже. А успешное применение гамбита против находившихся не в лучшей форме Владимира Петрова и Андре Арнольдовича было умным игроцким ходом.

Кстати, у Ботвинника с поклонниками жертвы пешки вторым ходом был разговор короткий. Несомненно, он ждал, что Пауль может пойти «ва-банк», и как показала его партия с Константинопольским (1943), собирался отвечать на 2.f4 конргамбитом Фалькбеера 2…d5. Здесь эстонец являлся поклонником редкой разновидности 3.exd5 e4 4.d3 Nf6 5.Nd2!?, где как раз и нокаутировал лучшего игрока Латвии: 5...eхd3 6.Bхd3 Qxd5 7.Ngf3 Bc5 8.Qe2+ Qe6 9.Ne5 0–0 10.Ne4 Nxe4 11.Qxe4 g6 12.b4!? Be7 13.Bb2 Bf6 14.0–0–0 Nc6 15.h4 h5? 16.g4 с ураганной атакой, Керес – Петров, 1940.

Однако еще в Мюнхене-1936 Пауль Петрович встретился с верным 6...Nxd5 7.Ne4 Be7, Керес – Наегели. Еще сильнее конкретное 7…Nb4!; уверен, что Ботвинник так бы и сыграл.

Конечно, ходить 5.Nd2 белые не обязаны и могут попытаться сохранить лишнюю пешку. Перед матчем с Бронштейном Ботвинник понял, что его довоенная концепция рискованна, и подготовил куда более жесткое: 2...exf4 3.Nf3 d5 4.exd5 Nf6 5.Bb5+ c6 6.dxc6 bxc6 7.Bc4 Nd5 8.d4 Bd6 9.0–0 0–0 10.Nc3 Nxc3 11.bxc3 Bg4 12.Qd3 Nd7 13.g3 Nb6! Правда, разработка выстрелила уже после матча и после скандала перед Олимпиадой 1952 года.

14.Bb3? (к сложному, но равному окончанию вело 14.Bxf4! Bxf4 15.gxf4 Nxc4 16.Qxc4 Qd5 17.Qxd5 cxd5 18.Ne5 Bf5) 14...c5 15.c4 Qf6 16.Ne5 Bxe5 17.dxe5 Qxe5 18.Bxf4 Qh5 19.Rfe1 Rfe8 20.a4 Be2 21.Qc3 Nd7 22.a5 Nf6 23.Ba4 Re6 24.Kg2 Ne4 25.Qa3 g5 со страшным разгромом белых, Броншейн – Ботвинник, 1952.

Мудрый Керес не стал проверять еще раз, что у Ботвинника за душой, и избрал старинный вариант, который проверяли в матче еще Стаунтон с Кохрейном! А потом в некоторый момент был популярен среди элиты.

2...Nc6 3.Bc4

Что готовил Михаил Моисеевич на 3.Bb5? Ботвинник вырос на классических испанках вроде варианта Чигорина, но к матч-турниру подготовил с Рагозиным редкую и острую вариацию открытого варианта. Но это была концепция нового Ботвинника, который стал захватывать лидерство в мире – играть черными на перехват!

Могучий тандем Михаила Ботвинника и Вячеслава Рагозина

Проверка идеи Ботвинника – Рагозина проходила уже во время турниров в эвакуации, и ее оппонентом стал выдающийся теоретик Исаак Болеславский: 3…a6 4.Ba4 Nf6 5.0–0 Nxe4 6.d4 b5 7.Bb3 d5 8.dxe5 Be6 9.c3 Bc5 10.Nbd2 0–0 11.Bc2 f5!? 12.Nb3 Bb6 13.Nbd4 Nxd4 14.Nxd4 Bxd4 15.cxd4

По популярности идеи резко ударило то, что у белых есть 15.Qxd4!? c5 16.Qd1 f4 17.f3 Ng3 18.hxg3 fxg3 19.Qd3 Qh4 (уже плохо играть 19…Bf5 – ферзь черных не доберется до белых пешек) 20.Qxh7+ Qxh7 21.Bxh7+ Kxh7 22.Bg5, и гвоздь g3 скоро падет. Выиграть такое окончание нелегко, но ведь пешка!

15...f4 16.f3 Ng3 17.hxg3

Еще один сильный ресурс белых, изобретенный позднее: 17.Rf2! Qh4 18.Bd2 Rae8 19.Bb4 Rf7 20.a4! Bc8 21.axb5 Re6, и тут Ефим Геллер, который поймал на дебютную разработку Гарсиа (1978), вместо 22.h3+- совершил самый ужасный зевок в жизни: 22.bxa6?? Qxh2+! с матом в два хода.

17...fxg3 18.Qd3 Bf5 19.Qxf5 Rxf5 20.Bxf5 Qh4

Все дело в этом ходе! За ферзя у белых ладья и два слона, но черная королева сметает полкомплекта неприятельских пешек.

21.Bh3 Qxd4+ 22.Kh1 Qxe5 23.Bd2 c5

В 1945-м во время матча СССР – США сюда рискнул выйти лучший американский шахматист и был нещадно разгромлен: 23...Qxb2 24.Bf4 c5 25.Be6+ Kh8 26.Bxd5 Rd8 27.Rad1 c4 28.Bxg3 c3 29.Be5 b4 30.Bb3 с решающим перевесом, Смыслов – Решевский, 1945. Василий Васильевич был в курсе последних боев Болеславского с тандемом.

24.Rae1 Qxb2 25.Bf4 d4!

Верный ход. Рагозин играл менее упорно (1942), и вскоре объединенные силы Болеславского пошли ставить ему мат: 25...Qf6? 26.Bxg3 d4 27.Re6 Qg5 28.Kh2 c4 29.f4 Qh5 30.f5! d3 31.f6 со скорой победой

26.Bxg3 d3 27.Be5 Qxa2 28.Bd6 Qb2 29.Be6+ Kh8 30.Be5 Qd2 31.f4! c4 32.f5 Rf8 33.Re4 c3 34.Ref4 Rf6! с головокружительной позицией, Болеславский – Ботвинник, 1943.


Подумать только, у черных четыре связанные проходные! Однако украинский шахматист действовал дальше очень изобретательно и в итоге чуть не обыграл чемпиона СССР. После Михаил Моисеевич вариант этот не применял.

3...Nf6

После давнишней осечки с Каном (1929) Ботвинник не допускал гамбит Эванса 3...Bc5 4.b4!?

4.d3

Интересно, что дебют двух коней встретился у лидера шахмат СССР тоже всего один раз за карьеру, и как раз против своего оруженосца: 4.Ng5 d5 5.exd5 Na5 6.Bb5+ c6 7.dxc6 bxc6 8.Be2 h6 9.Nf3 e4 10.Ne5 Bd6 11.d4 exd3 12.Nxd3 Qc7. Здесь наиболее популярно старинное 13.h3 или современное 13.b3, однако Рагозин порадовал подопечного переводом коня: 13.Nd2 0–0 14.b4!? Nd5! 15.Bb2 Nxb4 16.Nxb4 Bxb4 17.0–0 Rb8 18.Nb3, и тут вместо правильного 18...Bf5 19.Qd4 f6 с боевиком Ботвинник просчитался: 18…Rd8? 19.Be5! Rxd1 20.Bxc7 Rxa1 21.Rxa1 Nxb3 22.Rd1!, и просто удивительно, что после проникновения белой ладьи на восьмой ряд черные спаслись, Рагозин – Ботвинник, 1945.

4...Bc5 5.Nc3 d6

Вариант за белых сугубо ловушечный, потому что тут и Кохрейн успешно решал проблемы дебюта: 5...h6!? 6.Be3 Bb6 или 6...Bb4.

6.Bg5


6...h6

Интересно поохотиться за слоном по Грищуку – 6...Na5!?, допуская сдвоение пешек до рокировки.

7.Bxf6 Qxf6 8.Nd5 Qd8 9.c3 0–0?!

Небольшая, но не смертельная неточность. Михаил Ботвинник рекомендовал 9...a6, и современная практика подтверждает его правоту: 10.d4 exd4 11.cxd4 Ba7 12.Rc1 (или 12.h3 Ne7)12...0–0 13.Bxa6 Re8! 14.0–0 Rxe4 15.Bd3 Re8 16.Bb5 Be6 с хорошей игрой у черных, Харикришна – Гири, 2014.

Кроме того, имеется более творческое 9...Ne7 10.d4 Nxd5!? 11.dxc5 Nf4 12.g3 Nh3! с диапазоном от Тартаковер – Файн, 1935 до Хеберла – Раггер, 2014.


10.a4?!

Керес реваншируется, не найдя за белых хороших возможностей после 10.b4! Bb6 11.a4 a5. Ботвинник утверждал, что перевес дает 12.Nxb6 cxb6 13.bxa5!?, но дальнейшая практика этого не подтвердила: 13…Nxa5 14.Bd5 Qc7! 15.c4 Bg4, Иванович – Ананд, 1990, и чьи еще пешки слабые?

Можно порекомендовать 12.b5! Ne7 13.Nxb6 cxb6 14.0–0 Ng6 (при 14...Bg4 15.h3 Bh5 16.Re1 Qc7 17.g4 белые могут изолировать черного слона)15.Nd2!, все-таки пешки b7 и b6 позицию черных не украшают, поэтому белый конь стремится попасть на с4.

10...a6

Великий Капа реагировал тут размашисто: 10...a5 11.0–0 Ne7, Санал – Капабланка, 1929, но Ботвинник старается обойтись без резких пешечных движений, – ему нужна ничья.

11.0–0

Возможна борьба за пространство: 11.b4 Ba7 12.a5, но достижения белых после 12…Ne7 не совсем понятны. Пауль придумывает весьма интересную расстановку с конем на е3, однако черные все-таки стоят хорошо и могут достойно встретить план белых.

11...Ba7 12.Ne3 Ne7 13.d4 Ng6 14.Re1 c6

Керес провел d3-d4, не выпустил слона с8, но дальше усиливаться могут только черные, например,15.a5 Qf6. Поэтому надо меняться на е5.


15.dxe5 Nxe5!

Михаил Моисеевич справедливо отмечает, что после 15...dxe5?! 16.Qxd8! Rxd8 17.Rad1 у черных проблемы с защитой пешки е5.

16.Nxe5 dxe5 17.Qf3

Пойти поактивнее ферзем не получается: 17.Qh5 Qf6 18.a5 Be6 19.Bxe6 fxe6!?, и черные создали опасные ответные угрозы.

17...Qe7 18.Rad1 Be6!?

Можно было прибегнуть к тактике тотальных разменов: 18...b5 19.Bb3 Bxe3 20.Rxe3 Be6 21.Bxe6 Qxe6 22.axb5 axb5 23.Red3 Qb3, но будущий чемпион мира очень тонко оценил, что после размена ферзей конь белых не сможет закрепиться на f5.

19.Bxe6 Qxe6

Недостаточно 19...fxe6 20.Qh5.

20.Nf5 Rad8 21.h4!

На мгновение может показаться, что перевес у Кереса – белые намереваются пойти h4-h5 и закрепиться на своем плацдарме, но сделать этого не успевают.


21…Kh7! 22.h5 g6! 23.Ne3 Kg7

Что делать эстонскому гроссмейстеру дальше? Пауль пробует перебросить ладью на h1, но и это четко парируется бдительным партнером.

24.g3 Bb6!

Возможно боевое 24...Rxd1 25.Rxd1 Bxe3 26.Qxe3 gxh5!?, но не в такой же турнирной ситуации!

25.Kg2 Rxd1

Опасно для черных и 25...Qb3 26.Rxd8 Rxd8 27.Ng4 Qe6 28.Rh1, однако Ботвинник стальной рукой меняет все ладьи. Казалось бы, тандем «ферзь с конем» может сулить белым какие-то шансы, но Михаил Моисеевич четко оценил, что опорного поля у скакуна не будет.

26.Rxd1 Rd8 27.Rxd8 Bxd8


28.Qg4

Перевода коня не получается – 28.Nf1 Bg5, поэтому Керес меняет ферзей.

28...Qxg4 29.Nxg4 Bc7 30.Ne3 b5! 31.axb5 axb5 32.Nc2 Bd6

Идеи белых закончились, так как слоново-пешечный оборонительный рубеж ограничивает перемещение их кавалерии. Где-то здесь Ботвинник предложил ничью, но получил отказ. Впрочем, борьба не затянулась.

33.hxg6 fxg6


34.Ne1 Kf6 35.Nd3 Ke6 36.Kf3 h5 37.Ke3 g5 38.Kf3 Bf8, и стало ясно, что турнир должен выиграть именно Михаил Ботвинник.

Посмотрите на игру соперников в приведенных примерах. За исключением дебютного разгрома из первого круга матч-турнира это была борьба классных, искушенных в маневрировании бойцов. Принцип плохой фигуры, пешечная цепь, слабые и сильные поля, игра на ограничение и профилактика – действительно, даже по современным меркам игра Ботвинника и Кереса близка к высочайшим стандартам. Откуда же позднее возьмутся совершенно детские ошибки Пауля в поединках с абсолютным чемпионом из периода, когда эстонец будет находиться в разработке КГБ? Проигрыш ничейных окончаний, игра без мобилизации, странные ходы пешками навстречу погибели… Однако это тема второй части публикации про 1947-1948 годы, которые на Западе носят название «Мистерии Пауля Кереса».

Участники турнира уже подустали, то только не Ботвинник, который еще больше увеличил свой отрыв и выиграл у Смыслова с Лилиенталем. Действительно, Патриарх был в 1941-м просто великолепен и мог с полным основанием говорить в тот момент свою любимую фразу про то, кто представит СССР в матче с Алехиным. Учитывая, что через тур Михаил Моисеевич победил еще и Бондаревского, то на «белую партию» с Кересом мог настраиваться вполне основательно. Чтобы поставить жирную точку.

Положение после восемнадцатого тура: 1. Ботвинник – 12 из 18, 2. Керес – 9,5, 3-4. Болеславский, Смыслов – по 8,5, 5. Бондаревский – 8, 6. Лилиенталь – 7,5.

7. Разрядка в «карлсбаде»

М. Ботвинник – П. Керес

Матч-турнир на звание абсолютного чемпиона СССР, 24.04.1941

Ферзевый гамбит

1.c4 Nf6 2.Nf3 e6 3.Nc3

Еще одна идея от Рагозина. Патриарх, строго говоря, именно такой порядок ходов не слишком жаловал, но очень велик был соблазн не допустить принятый ферзевый и использовать идею секунданта 3...b6 4.e4!

Обычно в то время играли 4.g3 Bb7 5.Bg2 Be7 6.0–0 0–0, как было в матче Левенфиша с Ботвинником (1937)

4...Bb7 5.Qc2 d5 (позднее черные перешли к 5...c5) 6.cxd5 exd5 7.e5 Ne4

И тут Вячеслав Васильевич уж слишком творчески поборолся с конем e4 – 8.Bb5+ c6 9.Nxe4?! cxb5 10.Ng3, Рагозин – Чеховер, 1939, что после 10…d4! могло дать черным отличную игру.

Однако вполне в духе Ботвинника было8.d4! Be7 (или 8...Bb4 9.Bd3) 9.Bb5+ c6 10.Bd3 с мощным центром и перспективами атаки на короля.

3…d5

Снова Пауль Петрович избегает заготовки Ботвинника! Добавлю еще, что тогда по заветам классиков считалось недостаточным 3...Bb4 4.Qc2 – зачем при неопределившейся пешечной структуру отдавать слона? Теперь игра перешла в карлсбадскую структуру, но с важным нюансом – важнейшие победы Михаила Моисеевича были достигнуты с конем на е2, а не на f3, и дальнейшим ботвинниковским планом наступления в центре f2-f3, e3-e4. В более классической, но малознакомой для себя позиции лидер турнира почувствовал себя не слишком уверенно.


4.d4 Nbd7 5.cxd5 exd5 6.Bg5 Be7 7.e3 c6


8.Qc2

В партии Фридеманн – Керес, 1935 испытание проходила главная табия Карлсбада: 8.Bd3 0–0 9.Qc2 Re8 10.0–0 Nf8 11.h3!? Ne4 12.Bxe7 (верно 12.Bf4!, что уже показывал Земиш) 12...Qxe7 13.Bxe4 dxe4 14.Nd2 Bf5, и черные в сложной борьбе взяли верх. Чуть позже Пауль Петрович сам сыграл 11.h3 с идеей отступить слоном на f4 при выпаде черного коня на е4, – это направление привело к бурному развитию варианта в советских турнирах.

Тем не менее, против Ботвинника Пауль решил применить хитрую перестройку Боголюбова – Штальберга, которая тогда только завоевывала популярность.

8...Nf8 9.Bd3 Ne6

Черные выигрывают темп нападением на слона и намереваются осуществить массовые размены легких фигур: g6, Ng7, Bf5, потом туда же конем!

10.Bh4

В сборнике Ботвинник рекомендовал 10.h4!?, чему в знаменитом турнире претендентов-1953 доверился в партии против Штальберга Бронштейн. Гидеон отреагировал очень жестко: 10…h6! 11.Bxf6 Bxf6 12.0–0–0 Nc7! 13.h5 (в «Международном турнире гроссмейстеров» Давид Ионович сетовал, что не сыграл плотнее: 13.Kb1 Bg4 14.Bf5!) 13...Bg4 14.Kb1 0–0 15.Ne2 Nb5!, и в итоге советский гроссмейстер спасся буквально чудом.

Классик ортодоксальной защиты Гидеон Штальберг

Михаил Моисеевич действует с большим запасом надежности.

10...g6 11.0–0

Профилактическое 11.h3 с идеей 11…Ng7 12.g4! появится на большой арене после партии Тайманов – Персиц, 1955, поэтому в книге про матч-турнир не фигурирует.


11...Ng7

Керес пытается сэкономить время на рокировке. Шведский гроссмейстер обычно применял 11...0–0 12.Rab1 a5 13.a3 Ng7 14.b4 axb4 15.axb4 Bf5 16.b5 Bxd3 17.Qxd3 Nd7 (17...Nf5 18.Bxf6 Bxf6 19.bxc6 bxc6 будет рассматриваться позднее) 18.bxc6 bxc6 19.Bxe7 Qxe7 20.Qc2 Nf5, Сабо – Штальберг, 1953 – слабость у черных на с6 всего одна, есть ответные планы с переводами коня на с4 и вторжениями ладей по линии «а». Осмотрительные, хладнокровные защитники (а Штальберг был главным из них!) такие позиции держали.

12.b4!

Темповой ход – Ботвинник экономит время на передвижение ладьи. В советских учебных брошюрах подробно разбиралась позиция типа 12.Rab1 Bf5 13.b4 a6 14.a4 Bxd3 15.Qxd3 Nf5 16.Bxf6 Bxf6 17.b5 axb5 18.axb5 0–0 19.bxc6 bxc6, Зайчик – Свешников, 1987. Разменом одного из черных коней белые понизили шансы черных овладеть полем с4 и планируют осаду пешки с6. Тем не менее, одной слабости на с6 недостаточно для выигрыша, надо еще расшатывать черных на королевском фланге. Например, в упомянутой партии Евгений Свешников очень легко добился ничейного результата.

12...a6

Пешка отравлена – 12...Bxb4 13.Nxd5 cxd5 (или 13...Qxd5 14.Bxf6) 14.Qa4+.

13.Bxf6 Bxf6 14.a4 Bf5 15.b5 0–0

Очень интересный момент – вместо обычного 15...axb5 16.axb5 Bxd3 17.Qxd3 0–0 Керес оставляет на доске пешки «а», что является в определенной степени типовым приемом, но не здесь а в варианте Тартаковера-Макогонова-Бондаревского.


16.bxc6 bxc6 17.Rab1

Патриарх отмечает, что неудачно фиксировать пешку на а6: 17.a5?! c5! 18.dxc5 Rc8. Позднее многократно встречалось 17.Bxf5 Nxf5 18.Ne2! – коня ведут с с3 на более удачную позицию. По-хорошему, идет игра на два результата, но, возможно, Ботвинник помнил какие-то классические образцы, где черным удавалось перебросить слона на b4, а коня на с4. Сказался и некоторый пиетет перед персоной Пауля – несмотря на общий огромный напор в заключительных турах соревнования, именно здесь Михаил Моисеевич решил форсировать ничью.

17...Qd6 18.e4

Опять же, многократно проверено в сходных позициях 18.Rfc1! или 18.Ne2! с лучшими шансами белых, но у этой партии были свои законы.

18...dxe4 19.Nxe4 Bxe4 20.Bxe4 Ничья ввиду 20…Bxd4 21.Qxc6.

Итоги. 1. Ботвинник – 13,5 из 20, 2. Керес – 11, 3. Смыслов – 10, 4. Болеславский – 9, 5. Лилиенталь – 8,5, 6. Бондаревский – 8.

Победа Михаила Ботвинника была грандиозна, он набрал аж «+7» против такой пятерки игроков! Мечта о матче с Александром Алехиным стала для абсолютного чемпиона реальностью, учитывая соответствующую резолюцию всесильного Молотова, но вскоре Третий Рейх начал войну против СССР…

Свадьба Пауля и Марии - светлое пятно 1941 года. К сожалению, совсем скоро для четы Керес настали темные времена

Кто знает, как могла сложиться матчевая битва Ботвинника или Кереса с Алехиным? Что случилось бы, если после начала боевых действий Пауль Петрович остался бы по советскую сторону линии фронта и сражался в тыловых тренировочных турнирах, подобно своим советским коллегам по чемпионату мира 1948 года? Оставшись гордостью шахмат страны Советов и получая всяческую поддержку. Или, наоборот, смог добраться бы после падения Берлина до территории, контролируемой союзниками, и оказался главной звездой Запада? В каком формате и как тогда бы проходил смотр наследников умершего Александра Александровича?

Александр Алехин так и не сыграет матч с Ботвинником или Кересом

Однако история не знает сослагательного наклонения. Судьба развела Михаила и Пауля на многие тысячи километров, и в то время как судьба мира решалась под Сталинградом и на Курской дуге, Керес соревновался с Алехиным и Юнге, а Ботвинник показывал в Свердловске, что не растерял свою могучую силу.

Фотографии Chesspro.ru, Chessbase.com, из материалов Сергея Воронкова и Эдварда Винтера.

Продолжение следует.



← Вернуться назад
Опубликовать:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.