Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
5 Августа 2019

Из школьных стен – на башню

О выставочном матче в Ингушетии рассказывают Сергей Карякин и Эрнесто Инаркиев

Четвертый год в Ингушетии при поддержке депутата Государственной Думы Алихана Харсиева проводится международный шахматный фестиваль «Башня Согласия», и четвертый год в рамках этого форума Эрнесто Инаркиев играет выставочный матч с одним из ведущих гроссмейстеров мира. Легких путей Эрнесто не ищет: дважды он «вызывал на бой» Бориса Гельфанда, затем Вэй И, а на сей раз предложил сразиться в быстрые шахматы и блиц шахматисту, который становился чемпионом мира в обеих этих дисциплинах, – Сергею Карякину.

Матч принимала школа № 1 станицы Троицкой; там же этажом ниже проходила детская шахматная лига СКФО, а расположенный по соседству спортклуб «Ади Ахмад» пригласил всех желающих на свой Кубок по рапиду. На радость зрителям гроссмейстеры не только играли в яркие, творческие шахматы, но и «по горячим следам» делились впечатлениями, рассказывали о своих замыслах. Предлагаем вашему вниманию эти короткие зарисовки, а также интервью победителя матча Сергея Карякина.

Владимир Барский

Фотоальбом 1

Фотоальбом 2


Партия № 1

С. Карякин:

– В случае 13…Nxe4 14.dxe4 Bg5 черные стоят очень пассивно, а при продолжении в партии получилась обоюдоострая позиция. Может быть, компьютер пишет, что у белых лучше, но позиция очень острая и напряженная.

Конечно, 24…Rg6 – это зевок, после которого у белых стало совсем выиграно. Но на малом времени черные пытались найти свои шансы, и у них это получилось. Вместо того чтобы собраться и довести партию до победы, я как-то расслабился и начал играть неточно. Потом я грубо зевнул, и эндшпиль стал выигран уже у черных. В конце мне повезло, а до этого повезло Эрнесто.

Э. Инаркиев:

– Поначалу партия развивалась довольно логично; действительно, Сергей получил преимущество. Мне кажется, я играл достаточно интересно, но 24…Rg6 – это грубая ошибка, после которой у меня сразу стало плохо. Дальше началась цейтнотная игра; очевидно, всё время у белых был большой, даже решающий перевес. А потом возник какой-то случайный шанс, но я им не до конца воспользовался, – думаю, ладейник был легко выигран за черных.


Партия № 2

С. Карякин:

– Мне кажется, ключевой момент возник после 20…Nfd7 – тут белым следовало играть 21.Nec4. Или даже на ход раньше, 20.Nec4, как компьютер показывает. А после того как Эрнесто пошел 21.d4, позиция уже «закрутилась», у меня появилась своя игра. Тогда как в случае отхода белого коня на с4 у черных была бы стратегически тяжелая позиция.

Думаю, я неточно разыграл дебют и столкнулся с серьезными затруднениями. Вообще, если бы мой ферзь стоял на е8, а ладья – на с8, то позиция была бы еще более-менее. Главная проблема черных заключалась в том, что я не мог никуда нормально вывести своего ферзя, и мои фигуры чувствовали себя неуютно. А потом, как я уже сказал, игра закрутилась.

Э. Инаркиев:

– Да, у меня фигуры занимали более удобные позиции; мне надо было искать способ выгодно вскрыть линии. Но я как раз вскрыл их в неудачный момент.

Ход 20.Rfc1 мне казался естественным. А от 21.Nec4 я отказался из-за 21…Bxc4 22.dxc4 e5 с идеей Nf8-e6.

С. Карякин:

– Тогда 23.Be3, и у белых появляется идея b2-b4.

Э. Инаркиев:

– Да, позиция белых лучше. Честно говоря, я недооценил ход 23…g5! Нехорошо 23…cxd4 24.Qd1, а после 23…g5 у черных полный порядок. Может быть, у них даже перевес; тут уже от меня потребовались точные ходы.

С. Карякин:

– Может быть, где-то и был перевес… Но тут началась очень конкретная игра, и это уже была игра на три результата. Возможно, вместо 26…Ne5 сильнее 26…Qe5; но я, честно говоря, был очень доволен, когда нашел ход 27…Be8. Однако издалека упустил из виду после 28.Bxg5 f6 ход 29.Qh3!, после чего получился вечный шах.


Партия № 3

Э. Инаркиев:

– В матчах с Борисом Гельфандом мы сыграли много партий челябинским вариантом, а у нас с Сергеем он еще не встречался. Он избрал модную линию с 7.Nd5. Думаю, 16…0-0 – интересный ход; его идея – на 17.Be2 ответить 17…е4 и потом пойти 18…Ne5, как и случилось в партии.

С. Карякин:

– Не уверен, что мне надо было играть 18.Bxh5… Хотя, может быть, это нормальный ход, но после 18…Ne5 19.Be2 Qc8, конечно, следовало играть 20.0-0-0. Если теперь 20…b5, то 21.cxb5 axb5 22.Kb1. Понятно, что у черных есть компенсация за пешку, но и у белых своя игра; возникала сложная позиция. А после 20.Na4 у черных объективно хорошо. После 20…Bd8 21.Qxd6 Nc4 надо уже было, видимо, «соскакивать» путем 22.Qc5. Я же пошел 22.Qf4??, совсем забыв про ресурс 22…Bc7.

Э. Инаркиев:

– На 22.Qc5 я могу, наверное, сразу отыграть пешку: 22…Ba5+ 23.Kf1 Nxe3+ 24.Qxe3 (24.fxe3 b5) 24…Qd7.

С. Карякин:

– Да, у черных тут точно не хуже, но, наверное, и не лучше.

После 22…Bc7 23.Qg5 f6 24.Qh5 Nxe3+ 25.fxe3 Bxg3+ 26.Kd2 понятно, что у белых плохо, но еще как-то можно играть. Я же упустил еще сильный ход 24…Ne5!, после которого можно сдаться.

Э. Инаркиев:

– В целом, странный вариант: компьютер постоянно дает перевес белым, но инициатива у черных, и один неверный ход может всё изменить.

С. Карякин:

– Да, от белых требуется точность.


Партия № 4

С. Карякин:

– В целом, партия развивалась довольно спокойно. По дебюту я уравнял и решил продолжить борьбу не потому, что оценивал свои шансы выше, а просто хотелось поиграть, ведь у черных была комфортная позиция.

В ходе 15.Bd3 я не уверен – мне казалось, что со слоном против коня у меня должно быть поприятнее. Но потом я где-то сильно промедлил: вместо 24…f6 надо было, наверное, сразу пойти 24…Rd1+; переходить в эндшпиль и потом уже играть f7-f6. Ничего особенного, но, наверное, там чуть получше у черных.

А после 24…f6 25.Qb3 Kf8 я подзевнул ход 26.Nh4! Пришлось играть 26…Be8 – конечно, это не то, что мне хотелось получить. Позиция была около равенства; единственное – у Эрнесто оставалось мало времени, и я продолжал пытаться ставить проблемы.

Наверное, белые могли более четко сделать ничью в ладейном эндшпиле. Последний важный момент: вместо 64.Rb8 у белых был промежуточный шах 64.Rd8+! Я не успевал посчитать этот ход, а он, кажется, приводил к ничьей. Дело в том, что после 64…Ke3 65.Rb8 у меня нет теперь хода 65…Re1 из-за 66.Rb3+; и после 65…Rd1 66.Rxb2 Rd2+ 67.Rxd2 Kxd2 68.Kh2! тоже получается ничья. Я не видел, как здесь черные могут усилиться. Но понятно, что у Эрнесто оставалось очень мало времени, и посчитать всё это было практически невозможно.

Э. Инаркиев:

– Я неудачно потратил время в самом начале партии. У меня был очень интересный ход 14.Qd6, я на него потратил много времени. А ладейник, конечно, должен легко защищаться; наверное, я мог запереть черного короля на королевском фланге. В итоге же получилось, что все козыри на руках у Сергея, а у меня и позиция неприятная, и времени мало. Поэтому защищаться было тяжело.


Партия № 5

С. Карякин:

– Мне не удалось озадачить соперника в дебюте. Возник очень тонкий эндшпиль; я проблем не поставил, и после 20…g6 и 21…f5 черные получили очень активную игру. Ход 22.Bc2, как мне кажется, более-менее форсировал размены, которые привели к абсолютно ничейному слоновому эндшпилю.

– Черные должны были ходом 22…fxe4 форсировать размены? Вы рассматривали такие альтернативы, как 22…Ne6 или 22…Rf8?

Э. Инаркиев:

– Мне не нравилось, что черный король может остаться в центре. На 22…Ne6 я рассматривал 23.Bc3, и непонятно, что делать. Размен на d4 не впечатляет, а иначе я начинаю терять контроль над полями. Если тут 23…Rc4, то 24.Bb3.

Над ходом 22…Rf8 я тоже думал, но не понял, что делать, если белые пойдут хотя бы просто 23.Re1.

С. Карякин:

– Может быть, тут есть удар 23…Nxe4.

Э. Инаркиев:

– Да, этого я не видел. Тогда, может быть, действительно надо было подержать напряжение ходом 22…Rf8.

С. Карякин:

– Здесь, наверное, можно побить 23.exf5 и уже после 23…gxf5 сыграть 24.Re1.

Вообще, я недооценил план с 20…g6 и 21…f5; считал, что черные должны делать обычные ходы типа 20…Ne6 или 20…Nxd3 с последующим разменом на с1. Как правило, черные в этом эндшпиле не пытаются атаковать путем g6 и f5, но при слоне на а5, который немного не удел, это очень интересный план.


Партия № 6

С. Карякин:

– Про дебют лучше пусть расскажет Эрнесто, потому что ход 11.h4 у меня, может быть, где-то и записан, но это точно не основное продолжение. Я вспоминал за доской, как тут надо играть; ходы 11…Ne4 и 12…Nc6 мне казались логичными. Ход 13.Qf3, конечно, предугадать невозможно, потому что это явно компьютерная идея. Вообще, позиция возникла абсолютно компьютерная.

А потом мне казалось, что я более-менее контролировал ход партии. Когда мы перешли в эндшпиль с разноцветными слонами, я думал, что партия скоро завершится вничью. Единственное, у Эрнесто оставалось значительно меньше времени, и мне было уже комфортнее играть: риска никакого, и у черных микро-преимущество. Белым нужно решать небольшие проблемы, но в принципе, конечно, долгое время позиция оставалась ничейной.

Вот только ходить 41.g4 было необязательно, следовало просто выжидать, и черные никак не могут усилиться. Если бы мой король стоял на е7, то можно было хотя бы провести f7-f5. Но черные не могут пойти королем на f8 из-за Bxe6, а при короле на g7 пешки «е» и «f» неподвижны. Поэтому белые могли просто стоять королем на f1 и g2; видимо, тут простая ничья.

А после 41.g4 ситуация обострилась, белым приходилось решать проблемы, что в условиях малого времени было неприятно.

Э. Инаркиев:

– Я, наверное, не слишком много добавлю к рассказу Сергея. Ход 11.h4 – чисто на игру. Черные отреагировали очень интересно; я потратил много времени, но не нашел, как развивать инициативу. Пришлось переходить в защиту.

– Могли белые вместо 18.Be2 сыграть 18.Ne4?

С. Карякин:

– Это, кстати, очень принципиальный ход! Позиция крайне запутанная; я собирался играть 18…Qxb2.

Э. Инаркиев:

– Честно говоря, я не видел хода после 18…Qxb2, потому что висит ладья и угрожает шах 19…Bb4+. Если 19.Nf6+, то 19…Kg7, и непонятно, как продолжать атаку. Здесь я и потратил много времени.

С. Карякин:

– Да, 18…Qxb2 важный ход, потому что в случае 18…Bb4+ 19.Kd1 позиция черных становится очень опасной. Кстати, после 18…Qxb2 есть ход 19.Kd1!? – абсолютно безумная игра продолжается! Если теперь 19…Rd8, то 20.Bd3, и оценить эту позицию невозможно – только вместе с компьютером.

Э. Инаркиев:

– В партии после 19…Be5 я уже не видел, как поддерживать напряжение, хотя наверняка еще какой-то способ есть.

С. Карякин:

– Был ход 20.Ne4 (вместо 20.Rh5), на что я собирался играть 20…Qg6. Вроде бы, тоже всё в порядке у черных.

– Как оцениваете свою игру в первой части матча – в быстрые шахматы?

С. Карякин:

– По крайней мере, я рад, что второй день прошел для меня гораздо лучше, чем первый. И дело даже не в том, что удалось выиграть две партии, а просто я играл гораздо лучше, чем накануне, не допускал таких безумных ошибок. Рад, что удалось улучшить качество игры. Но матч продолжается, он пока еще в самом разгаре, так что итоги будем подводить после блица.

Э. Инаркиев:

– Сегодня Сергей, действительно, прибавил. В 4-й и 6-й партиях, хотя у меня были приемлемые позиции, ему удавалось захватить инициативу благодаря преимуществу по времени, и дальше я уже допускал ошибки. Блиц – совершенно другая игра; ждем, что будет завтра.

– Сергей, видел место, где будете играть блиц!

С. Карякин:

– Видел, но еще не заходил на башню. Наверное, это будет самый высокий матч в моей жизни! (смеется).

Участников матча приветствует Глава Республики Ингушетия Махмуд-Али Калиматов


Блицпартии



Таким образом, Сергей Карякин выиграл обе части матча: в быстрые шахматы 3,5:2,5 и в блиц 6,5:1,5. Подводя итоги своей поездки в Ингушетию, Сергей отметил:

– Начинался матч для меня достаточно тяжело, но во второй день мне удалось выправить свою игру, а в блиц, считаю, я играл отлично, и счет это доказывает. Я поймал свою волну, выигрывал почти все лучшие позиции, почти все свои замыслы воплощал в жизнь. Однако ни в один момент легкой жизни у меня не было, потому что Эрнесто очень сильный блицор, и он бился до конца. Рад, что удалось победить.

«Башня Согласия», конечно, производит большое впечатление! Я объездил полмира, но нигде такой башни не видел. Республика может гордиться подобным архитектурным сооружением, мне оно очень понравилось; когда я поднимался пешком на смотровую площадку, было вообще супер!

Большое спасибо организаторам за радушный прием, спасибо Алихану Харсиеву за гостеприимство и отдельная благодарность – за вкусную еду (улыбается). Я бы с удовольствием сюда вернулся, причем не только на шахматный турнир, но и просто в качестве гостя.

Очень важно, что в Ингушетии поддерживают шахматы, что республика присоединилась к всероссийской программе «Шахматы в школах» – это исключительно полезно для детей. А такие фестивали, как «Башня Согласия», в которых участвует много детей и взрослых, очень важны для развития шахмат не только в регионе, но и во всей России.

– Вы с Инаркиевым много экспериментировали – и в быстрых шахматах, и в блице?

– Конечно, ведь матч тренировочный. Мне было очень важно найти свою игру, потому что первый день оставил немного депрессивное впечатление. Но потом всё складывалось достаточно удачно. Правда, третью блицпартию я, конечно, не должен был проигрывать; но я и так очень много выиграл, так что мне, наверное, жаловаться не на что!

– В этом матче вы часто меняли дебюты: и славянскую защиту проверяли, и староиндийскую…

– Эрнесто разыграл староиндийскую в той партии, где ему по заказу нужно было побеждать черными. Вопрос ко мне: зачем надо было при большом перевесе в счете выходить в такую острую позицию? Но я еще до начала матча декларировал, что мы будем биться до конца, играть в бескомпромиссные шахматы, – так оно и получилось! Ни в один момент я не играл на ничью, даже ведя в счете. И с творческой, и со спортивной точек зрения я доволен результатами.

– В трех блицпартиях у вас встретился один и тот же вариант славянской защиты. Там у черных всё в порядке?

– Там возникает очень сложная позиция на три результата. Эрнесто выходил туда раз за разом. Конечно, я мог сыграть что-то поплотнее, но матч тренировочный, и я думал: почему бы не поиграть в полноценные шахматы? Считаю, эта позиция объективно очень сложная – не факт, что у белых там преимущество. Я пытался играть принципиально, и мне это удалось.

– Сергей, этим летом у тебя очень напряженный график: только что играл в Екатеринбурге матч с Пенталой Харикришной, а из Ингушетии летишь на турнир в Сент-Луис. Не тяжело?

– У меня будет несколько дней на отдых и акклиматизацию в Нью-Йорке, где меня уже ждет жена Галия, а оттуда лечу в Сент-Луис. Конечно, график совершенно безумный, ведь турнир в Сент-Луисе длится почти месяц. С одной стороны, это выматывает, но с другой – надеюсь, что смогу хорошо разыграться перед Кубком мира, и это пойдет мне на пользу. А между этими соревнованиями, скорее всего, поеду куда-нибудь отдыхать.

Эрнесто Инаркиев и Сергей Карякин с юными участниками фестиваля "Башня Согласия"




← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.