Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно

Незыблемый рекорд Виктора Корчного

Если вдруг ты решил бросить шахматы...

«Ты знаешь, суммарная разница между возрастами моих визави и моим составила уже 70 лет!» – с грустью сказал мне перед туром один из участников Высшей лиги в Коломне. «Дают одних только членов детской сборной России!» – пожаловался другой, который последовательно шел весь турнир к триаде соперников Есипенко – Лобанов – Сарана. «Чувствую в 35 себя глубоким стариком, глядя на этот парад молодости. Это надо же, какие молодцы Сергей Волков и Алексей Гаврилов! С какой мотивацией они сражаются», – отмечал третий собеседник на главном отборочном российском турнире.

Мы стали обсуждать современные тенденции и пришли к выводу, что стремительное восхождение нового поколения отечественных спортсменов во главе с Федосеевым, Дубовым, Артемьевым и Опариным удивительным образом совпало с мощным течением, которое вымыло большинство гроссмейстеров возрастом постарше из сильных турниров. Главная причина – коммерциализация детских шахмат, где при определенных умениях, навыках и имени можно зарабатывать много, да и стабильно. И зачем играть и бороться за призы в суровой борьбе, если можно пачками готовить страждущих детей страждущих родителей в Лоо?
Пытаясь найти точку отсчета этого феномена, вспомнили 2010-2011 годы, обновление в РШФ, реформы в отечественных шахматах. Но ведь «бородатый» народ все равно продолжал играть, подняли и призовые фонды этапов Кубков России, появилась серия Гран-при. Нет, исход многих из перестроечного поколения случился парой лет позже… Почему? И тут один из моих собеседников поднял глаза, озарившиеся внезапной догадкой, и, чеканя слова, произнес: «Перестал выступать Корчной. После инсульта!»

Действительно, долгие годы именно Виктор Львович являлся не только символом шахматного долголетия, он был настоящим пастырем для беспокойных душ тех, кто планировал отказаться от практической игры.

«Куда ты собрался? Сорок лет? В твоем возрасте Корчной только начинал битву с Анатолием Карповым! Пятьдесят лет? Все еще боролся за первенство мира! Шестьдесят лет? Продолжал выходить из межзональных и играть матчи претендентов! Семьдесят лет? Сокрушал таких гроссмейстеров, как Александр Грищук и Петр Свидлер! Восемьдесят лет? Нокаутировал Фабиано Каруану! А ты чем хуже, почему раскис? Соберись!»



Виктор Корчной в поединке с Фабиано Каруаной

Хорошо помню, как в командном чемпионате России на моих глазах «лютый дед» боролся против Вугара Гашимова, человека удивительного, яркого таланта и страшной судьбы, который вскоре достиг отметки Эло в 2760 пунктов. И как в таком же соревновании бился против находящегося на пике карьеры Сашки Ластина, имевшего твердые 2640-2650, а также побеждавшего в сильнейших опенах того времени. Обе партии Корчной играл черными, обе партии продлились почти 7 часов. Оба раза «шахматные внуки» (как раз все замечательные достижения швейцарского гроссмейстера против тех, кто был младше его на полвека, собраны в одноименной, очень интересной книге Александра Быковского и Владимира Барского) Виктора Львовича сломались от усталости и ошиблись. Страшно сказать, Корчной не просто перекатал на ровном месте в сложнейшей, напряженной, длительной борьбе своих молодых визави – он дольше их задержался в этом бренном мире...


"Лютый дед" и авторы последней книги о нем

Карьера «невозвращенца» уникальна. В Chess Base собрано более 5000 (!) партий Виктора Корчного. А ведь были еще советские турниры, чьи бюллетени утеряны, различные сеансы, турниры по рапиду и блицу… Для сравнения, следом идут: Иван Фараго – 4300 (цифры округлены), Анатолий Карпов – 3900, Ян Тимман – 3800, Хейкки Вестеринен и Василий Иванчук – по 3750, Люк Ван Вели – 3700, Властимил Янса – 3650, Властимил Горт – 3600, Вольфганг Ульман – 3550, Олег Романишин – 3450, Алексей Широв, Александр Белявский – по 3400, Мишо Цебало и Виши Ананд – по 3300.

Возможно ли современным игрокам в реалиях нервных и сложных шахмат нашего времени мечтать о том, чтобы побить рекорд усопшего исполина ушедшей эпохи? Можете сказать, что миссия невыполнима, но ведь многие, в том числе Иванчук, Ананд, Широв, Ван Вели, сохраняют большую (если не сказать огромную) практическую силу и немалую мотивацию доказывать что-то молодым. Но решится ли кто-то из них до самого конца исполнять непростую роль путеводной звезды для тех, кто сбился с пути и не знает, кому отдать должное: Меркурию, Минерве или Каиссе?

Честно говоря, непросто жить и творить рядом с десятками скептиков, для которых и практическая игра что-то неприличное, и смерть шахмат не за горами, и от читеров спасения нет. Нам нужен, очень нужен такой человек, каким был Виктор Львович! Пока и мое поколение не повесило коньки на гвоздь.


Репортажи
Секреты Дворца